Семь боевых «я»

6 мая, 2005, 00:00 Распечатать

В семье Федоровых из Харькова семеро братьев: артиллеристы Дмитрий и Владимир, летчики Петр и Николай, связист Александр, разведчики Илья и Василий...

В семье Федоровых из Харькова семеро братьев: артиллеристы Дмитрий и Владимир, летчики Петр и Николай, связист Александр, разведчики Илья и Василий. Все они прошли, каждый своим путем, Великую Отечественную войну. И все семеро — уникальный случай! — с войны вернулись.

На снимке нет Николая. Возвратился домой израненный, работал на металлургическом заводе в Константиновке слесарем, затем бригадиром, начальником цеха. Рано ушел из жизни — отказало сердце. Нет и летчика-истребителя Петра. В воздушном бою с тремя фашистскими самолетами он сбил два из них, а третий прошил огнем его «ястребок». Петр выпрыгнул с парашютом, получил тяжелые увечья. Несколько месяцев лежал в госпитале, летать больше не разрешили, но оставили в полку авиамехаником. От полученных ран он умер уже после войны.

Подвигу братьев Федоровых посвящен один из выпусков киножурнала «Память». А о разведчике Илье, чья биография особенно богата приключениями, снят короткометражный фильм «Два года в абвере».

Росли братья в потомственной рабочей семье в селе Москалевка, что давно уже стала частью Харькова. Семья жила трудно, дети росли честными, трудолюбивыми. Дмитрия и Петра призвали в Красную армию еще в тридцатые годы. Дмитрий служил в артполку, принимал участие в боях на Халхин-Голе. Петр летал на истребителе.

После 22 июня вслед за старшими братьями решил пойти на фронт Илья, работавший на заводе. Однако судьба распорядилась иначе.

Гитлеровцы приближались к Харькову, город бомбили. Рабочие охраняли завод. Илья заметил, что кто-то подает сигналы с церковной колокольни, бросился в милицию. Задержанные оказались вражескими лазутчиками, прибывшими с подложными документами из шпионской школы «Орион», которая обосновалась в оккупированной Полтаве. Гитлеровцы намеревались создать шпионскую школу и в Харькове, подбирали агентуру.

Той же ночью сведения об «Орионе» легли на стол чекистов — полковника Решетникова и генерала Савченко. В разговоре с Ильей они обратили внимание на рассудительность, смекалку парня и, наведя справки о родных, решили привлечь его к работе.

На бирже труда Илья должен был сказать, что при отправке на фронт отстал от эшелона и готов служить «новому порядку». Вскоре он попал на вербовочный пункт «Ориона» по ул. Артема. Юношу тщательно и жестоко проверяли: заставляли зимой вброд переходить реку Лопань, ставили к стенке, путали перекрестными допросами… Но Илья стоял на своем, и служба СД таки взяла его в агенты и предложила подобрать себе помощника. Так Илья привел в «Орион» своего брата Василия. Шеф, полковник Рокито, одобрил выбор: ведь пока один брат идет на задание в тыл русских, другой остается заложником. Так началась полная опасностей жизнь братьев Федоровых в тылу врага.

Имея на руках аусвайсы, в свободное от «Ориона» время братья ходят по городу, наведываются на железнодорожную станцию, через которую шли эшелоны с боевой техникой. Зоркий глаз Ильи подмечает на платформах крытые брезентом орудия, танки, места расположения штабов и учреждений гитлеровской администрации. Все ценные сведения через связного Центра Александра Пономарева доставлялись советскому командованию.

Доверие к Илье в «Орионе» крепло. Гитлеровцы готовились к наступлению из района Волчанска и их интересовала оборона советских войск в направлении главного удара. Задание было поручено агенту Илье Федорову (псевдоним Ульяна).

В оперативную группу Наркомата Госбезопасности УССР, которая размещалась в Купянске, радировали из особого отдела: «15 марта в 3 часа 15 минут в районе Белгорода линию фронта со стороны противника перешел Федоров Илья, уроженец Харькова. Он требует доставить его к вам». На допросе Илья назвал фамилии полковника Решетова и майора Кустового. Трое суток пробыл среди своих, а когда возвращался в «Орион», был схвачен гитлеровцами и чуть было не расстрелян. Спасло вмешательство полковника Рокито. Он похвалил Илью за доставленные сведения, не догадываясь, что подготовлены они нашими контрразведчиками и гитлеровцы вели огонь по имитации огневых средств.

Потом было новое задание: отобрать в городской тюрьме кандидатов для службы в «Орионе». Перед Ульяной проходили разные люди, которых он видел впервые. Нужно было определить, кто из них пошел на службу к врагу добровольно, а кто попал раненым в плен? Кого после переправки в советский тыл «сдать» нашим, а кому реально помочь выйти на свободу? После нескольких бесед Илья решил довериться пленному командиру роты Василию Андреевичу: «Я советский разведчик. Как только окажетесь за линией фронта — сразу идите с повинной. Вас ждут полковник Решетов и майор Кустовой. Они про вас знают все…»

Василий Андреевич и еще двое из группы выполнили указание Ильи. А 17 из 23 отобранных Ильей диверсантов были обезврежены.

Шел 1943 год. Отзвуки Курской битвы докатились до дома Федоровых в Москалевке. Илью отпустили домой. Спрятавшись на сеновале с братом Володей, они проговорили всю ночь. А на рассвете Илья дал брату пакет: «Передашь связному. Помнишь его? И дальше поддерживай с ним связь».

Так и не дождавшись связного, Володя, ничего не сказав родным, перешел линию фронта в районе Купянска. Нашел комендатуру и вручил пакет. Начальник штаба, ознакомившись с донесениями Ульяны, сказал: «Этим сведениям нет цены». Володю обмундировали, и пошел он воевать дальше — солдатом истребительного батальона.

Заканчивался август, когда Илью вызвал полковник Рокито. Показал на карте район: «Здесь, по данным разведки, русские складируют боеприпасы. Требуется уточнить». Центр уже требовал от Ильи выйти из «Ориона»: поступили сведения, что за ним следят. Его и агента Фоку, переодетых в форму советских лейтенантов, забросили в назначенное место недалеко от села Снежня. Илья поспешил в сельсовет и удивил всех своей просьбой: «Когда ко мне подойдет лейтенант в красноармейской форме, задержите его — это агент гестапо». Селяне обезвредили Фоку.

На следующие сутки в советский тыл перебросили и брата Василия в паре с предателем Батуриным. Последний был передан в контрразведку, а Василий вступил в Красную армию, освобождал Украину, Белоруссию, Польшу. За героизм во время форсирования крупного водного рубежа и захват плацдарма на западном берегу (Василий Федоров заменил в бою раненого командира взвода) был награжден орденом Красной Звезды. Еще один орден получил за освобождение Гродно.

Младший из братьев Федоровых — Александр — решил пойти в партизаны. Вместе с приятелем перешел линию фронта в районе Курска. Его схватили, долго допытывались, кто он и откуда, били, потом бросили в тюрьму города Малоархангельска. Но Александру удалось бежать. На пятый день побега он оказался на освобожденной советской территории, стал солдатом
56-го артполка, потом 4-й гвардейской СД, в составе которой освобождал Украину, Румынию, Венгрию, Австрию. Был награжден орденом Красной Звезды.

В 1955 году Илью Федорова пригласили в Комитет госбезопасности Украины и сказали, что отныне он может рассказывать о своей службе в «Орионе» публично, вручили орден Красного Знамени. Но годы напряженной работы в абвере не прошли бесследно. В 1987 году Илья Ильич умер. Василий Ильич после увольнения из армии работал в торговле, а также занимался военно-патриотическим воспитанием молодежи. А к боевым наградам Владимира и Александра добавились ордена за мирный труд.

— Войну мы вспоминаем часто, — рассказывал мне Владимир Ильич, заместитель главного инженера завода тракторных двигателей. — Живет она, проклятая, в памяти солдат, врывается в жизнь тяжкими сновидениями, неожиданной встречей, фронтовой фотографией…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно