СЧАСТЛИВАЯ ЗВЕЗДА АЛЕКСАНДРА ТРИПОЛЬСКОГО

21 декабря, 2001, 00:00 Распечатать

Он был одним из тех, кому суждено было начертать самые первые строки героической летописи нашего подводного флота...

Александр Трипольский, май 1946 г. Фото из книги «Атакуют подводники»
Разработка плана высадки авиадесанта в Люйшуне (Порт-Артур). Справа — заместитель командующего военно-воздушными силами Тихоокеанского флота Е.Преображенский, в центре — командир авиадесанта А.Трипольский. Фото из книги «Краснознаменный Тихоокеанский флот»
Александр Трипольский, май 1946 г. Фото из книги «Атакуют подводники»

Он был одним из тех, кому суждено было начертать самые первые строки героической летописи нашего подводного флота. Его имя с уважением упоминается в мемуарах бывшего наркома Военно-Морского Флота СССР Н.Кузнецова, в многочисленных воспоминаниях боевых побратимов.

«Прославленный подводник Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Александр Владимирович Трипольский... 25 лет своей жизни посвятил укреплению и развитию Военно-Морского Флота Советской Родины...». Так писали о нем в некрологе, помещенном в газете «Красный Флот» 25 января 1949 года, наши выдающиеся флотоводцы адмиралы Юмашев, Октябрьский, Головко, Левченко, Исаков, Колышкин.

Славный сын Украины прожил недолго, но весь его ратный путь в те «роковые сороковые» был ярким и сияющим, как и его счастливая звезда-судьба...

Осень 1924 года. Житомирское Полесье. Село Межиричка, что неподалеку от Коростеня. Односельчане провожают молодого рабочего лесничества Сашу Трипольского служить на флот. Вскоре его, уже водолаза крейсера «Профинтерн», зачисляют курсантом объединенной школы штатных специалистов Черноморского флота. Дефицит образования — закончил всего три класса сельской школы — Александр компенсировал упорством и трудом. В 1936 году он успешно заканчивает специальные курсы командного состава при учебном отряде подводного плавания имени С.Кирова в Ленинграде. Потом — служба в первой бригаде подводных лодок Балтийского флота. Вскоре его назначают командиром подводной лодки «Л-55».

Интересная судьба у этой субмарины. В свое время она была построена на верфях Британского адмиралтейства, в гражданскую использовалась белогвардейцами. Летом 1919-го после неудачной попытки атаковать революционные корабли в Капорском заливе Балтики была потоплена красным миноносцем «Азард».

Спустя девять лет эпроновцы подняли ее с грунта, отремонтированную подлодку ввели в строй под прежним названием «Л-55». Упоминаем об этом не случайно. Опыт командования «англичанкой» пригодился Александру Владимировичу в Великую Отечественную — летом 1944-го на Северном флоте...

Разработка плана высадки авиадесанта в Люйшуне (Порт-Артур). 
 Справа — заместитель командующего военно-воздушными силами Тихоокеанского флота Е.Преображенский, 
 в центре — командир авиадесанта А.Трипольский. 
 Фото из книги «Краснознаменный Тихоокеанский флот»

1939 год А.Трипольский встречал уже будучи командиром подводной лодки «С-1». Субмарины этой серии в то время представляли собой последнее слово советской подводной техники. Корабли среднего класса, они имели отличные мореходные качества, хорошую обитаемость, были вооружены четырьмя носовыми и двумя кормовыми торпедными аппаратами, 100-мм носовым орудием и 45-мм полуавтоматом на корме для стрельбы по воздушным целям. Подлодки также были оснащены новейшей аппаратурой связи, шумопеленгаторами. Автономность их действия составляла 30 суток, дальность плавания экономическим ходом — до 10 тысяч миль.

Осваивая новую технику, экипаж «С-1» продолжал совершенствовать боевую выучку. И настал день, когда в ее отсеках прозвучал сигнал уже не учебной, а боевой тревоги. Началась та зимняя «незнаменитая» война с Финляндией...

Памятный поход 1940-го

В очерке «Капитан-лейтенант Трипольский», опубликованном 8 февраля 1940 года, газета «Правда» писала: «Приближалась зима, небывало суровая для Балтики. В море появились сначала отдельные льдины, а вскоре сплошные ледяные поля. И в этих суровых условиях капитан-лейтенант Трипольский проявил блестящее мастерство, талант моряка...

— Справа по борту корабль противника!

В отсеках звучит сигнал боевой тревоги. Капитан-лейтенант ведет наблюдение в перископ. Расстояние между кораблем и лодкой сокращается. Трипольский командует:

— Аппараты... товсь!

Приблизившись к кораблю, лодка, облепленная льдом, выходит в атаку.

— Залп!

Попадание меткое, корабль получил пробоину. Его захлестывает вода...»

Вражеский транспорт был добит несколькими выстрелами из пушек, сделанными из надводного положения. А когда лодка возвращалась на базу, на нее словно снег на голову свалились два вражеских «фоккера». Александр Владимирович решил принять бой — впервые в практике подводного флота. Артиллеристы сработали четко: огнем кормовой зенитки один стервятник был сбит, а второй мгновенно ретировался...

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 февраля 1940 года А.Трипольскому было присвоено высокое звание Героя Советского Союза, вся команда награждена орденами и медалями, а «С-1» стала первой Краснознаменной субмариной Балтийского флота».

Великая Отечественная война застала Александра Владимировича в должности командира дивизиона подводных лодок. Но повоевать на Балтике пришлось недолго. Весной 1942 года его срочно откомандировали на Тихоокеанский флот...

Через два океана и семь морей

По сравнению с Балтикой это был глубокий тыл, хотя мощный японский флот и отборнейшая Квантунская армия совсем рядом. Третий дивизион 1-й бригады подводных лодок, в командование которым вступил А.Трипольский, состоял из четырех субмарин знакомой серии: «С-51», «С-54», «С-55» и «С-56».

Все дни упорнейшая боевая учеба, проводились проверки, выходы в море. И однажды — сентябрьским утром 1942 года — приказ: поставить субмарины в сухой док, провести тщательную ревизию механизмов. Командир бригады А.Родионов огласил телеграмму: 4 сентября Государственный комитет обороны принял постановление об усилении корабельного состава Северного флота за счет Тихоокеанского.

Что это практически означало для подводников, описал в своих воспоминаниях «17 000 опасных миль» бывший командир «С-56» Григорий Щедрин: «Наш дивизион было приказано к 5 октября подготовить к перебазированию в Полярный (главная база Северного флота. — С.К.). Задача лодок — в кратчайший срок, с максимальной скрытностью перейти на Север по Панамскому каналу, через Тихий и Атлантический океаны... Пунктами снабжения лодок за рубежом назначались Датч-Харбор (Алеутские острова), Сан-Франциско, базы в Панаме и на Кубе, а также канадский порт Галифакс и Рейкьявик (Исландия)...».

Услышав такое, «братья-славяне», как в бригаде называли командиров лодок И.Кучеренко, Д.Братишко, Л.Сушкина и Г.Щедрина, одобрительно переглянулись: наконец-то и они вступают в битву, которую вел весь наш народ.

Почти одновременно с дивизионом на Северный флот перебазировались еще две подлодки — «Л-15» и «Л-16». Командование всем отрядом было поручено А.Трипольскому.

5 и 6 октября субмарины попарно вышли в море. 21-го пересекли «линию смены дат» — 180-й меридиан. А за сутки до прихода на американскую базу на Алеутах Датч-Харбор получили радиограмму наркома ВМФ, сообщавшую о гибели «Л-16» (она вместе с «Л-15» должна была присоединиться к дивизиону в Сан-Франциско. — С.К.). Ее торпедировала субмарина, национальную принадлежность которой так и не удалось установить.

Далее Г.Щедрин вспоминает о первых впечатлениях от пребывания в Датч-Харборе: «Как только швартовы были поданы и подводники сошли на причал, американцы засыпали их вопросами, среди которых были и такие: «Ваши ли это подводные лодки, где и кем они построены? Есть ли на них иностранные инструкторы и полностью ли экипажи укомплектованы студентами?»

С Кадьяка прилетел посмотреть наши лодки командующий Алеутским сектором обороны США. Обошел весь дивизион, а «С-51» осмотрел с пристрастием. Порядок и чистота в отсеках произвели на него впечатление.

— Корабль содержится образцово, — сказал он командиру Ивану Фомичу Кучеренко. — Нашим подводникам следует у вас поучиться...

...Утром 5 ноября показался уже американский берег. Над Сан-Франциско парили многочисленные аэростаты воздушного заграждения. Подводные лодки встретил и сопровождал до входа в бухту патрульный дирижабль. Ровно в 10.00 лодки прошли пролив Золотые Ворота (Голден Гейт) и ошвартовались в заливе у одного из многочисленных пирсов судостроительной верфи «Неви Ярд» в 40 милях от города.

9 ноября в офицерском клубе военно-морской базы Сан-Франциско командир американской флотилии подводных лодок дал банкет в честь советских подводников. Признавая их высокое мастерство, наглядно подтвержденное океанским переходом, американцы торжественно вручили А.Трипольскому и командирам советских подводных лодок нагрудные знаки подводников флота Соединенных Штатов.

Через три дня, 12 ноября, дивизион покинул Сан-Франциско. До траверза Сан-Диего его сопровождал американский корвет — в этом районе появлялись вражеские субмарины.

Шесть часов дивизион следовал Панамским каналом и наконец вышел в Атлантику. В районе Саргассова моря 8 декабря на него обрушился тропический ураган. Лодки швыряло по волнам как щепки. В бушующей океанской стихии они потеряли друг друга воссоединились уже в канадском порту Галифакс, где А.Трипольский и командиры лодок были приглашены к командующему флотом Канады адмиралу Муррею.

…Через два океана и семь морей, отразив 23 торпедные атаки врага, сквозь нестерпимый зной тропиков и ледяное дыхание Арктики все пять наших субмарин пришли на Северный флот. Три из них были в такой степени готовности, что могли бы сразу идти на боевое задание.

8 марта 1943 года А.Трипольский, пришедший в Полярный на «С-56», доложил командиру бригады подводных лодок И.Колышкину о переходе. Лодки, прибывшие с Тихого океана, потопили на Севере 30 кораблей противника. За боевые успехи «С-51» была награждена орденом Красного Знамени, «С-56» стала Краснознаменной и гвардейской, а их командиры И.Кучеренко и Г.Щедрин удостоены звания Героя Советского Союза...

В начале мая 1944 года А.Трипольскому было приказано передать дивизион под командование И.Кучеренко и прибыть в штаб флота для получения нового особо ответственного задания командования...

На «ты» с «англичанками»

Александру Трипольскому требовалось принять в Мурманске экипажи четырех подводных лодок (личный состав нового дивизиона), прибыть с ними в одну из баз флота Великобритании Розайт принять и освоить четыре английские подводные лодки, организовать их переход в Полярный. Субмарины передавались Советскому Союзу в счет нашей доли итальянского флота, уже ставшего трофеем стран-союзниц.

Вот тут-то и пригодился Александру Владимировичу опыт командования «англичанкой» «Л-55»: он лично участвует в приеме кораблей, поясняет значение английских терминов, узлов и агрегатов лодок, требует их изучения и быстрейшего освоения. Вся операция приема и освоения лодок заняла не более месяца. Англичане были немало удивлены, увидев, как споро наши моряки осваивают незнакомые корабли. По Розайту пошел слух: «Русские привезли инженеров, переодетых в матросскую форму»...

Первыми к родным берегам вышли одна за другой подводные лодки, которыми командовали Герои Советского Союза Я.Иосселиани, сам А.Трипольский, И.Фисанович, а также И.Кабо. Поход головной субмарины «В-1», которой командовал Герой Советского Союза И.Фисанович, к сожалению, закончился трагически — она была атакована с воздуха и потоплена...

Остальные лодки в течение 3—6 августа пришли в Полярное и были сведены в дивизион под командованием А.Трипольского. Комдив лично участвовал в шести боевых походах, потоплении двух транспортов и повреждении одного сторожевого корабля противника. За успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу в период боевых действий на Севере Александр Владимирович был награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Нахимова II степени.

«Альбатросы» садятся на воду

А потом опять был Тихий океан. Последняя битва Второй мировой — разгром милитаристской Японии.

В начале июля 1945-го Александра Владимировича, командира 2-го отдельного дивизиона подводных лодок, неожиданно вызвали к заместителю командующего ВВС флота генералу Е.Преображенскому. Он сразу же ввел Трипольского в курс дела: для выполнения особых заданий флотом готовятся десантные операции, общее командование которыми поручено ему, генералу Преображенскому.

— Вам же, Александр Владимирович, поручено готовить головной отряд десанта и командовать им. Понимаю ваше удивление — из глубин морских да в просторы небесные... Но приказ есть приказ! Так что надеемся на ваш опыт работы с личным составом в самых экстремальных условиях...

Полтора месяца Трипольский усиленно готовил бойцов отряда. Поскольку десант готовился как воздушно-морской, десантники не без оснований называли себя «буревестниками-альбатросами»...

24 августа 1945 года отряд из Владивостока десантным судном «ДС-32» был доставлен на морской аэродром в Суходоле» где базировались переданные нам американцами летающие лодки «Каталина». Отряду Трипольского было выделено 10 самолетов, в которых и разместились все 135 десантников.

— Вперед и выше! — скомандовал Александр Владимирович, — Как альбатросы — на гребне урагана!

И дал разрешение на взлет...

Полет «на гребне урагана» занял более пяти часов. На рассвете 25 августа «Каталины» садились на воду в акватории гавани Порт-Артура. Советские моряки, несмотря на крупную волну, быстро и ловко пересаживались на плавсредства и добирались до берега. Через три часа был установлен контроль над портом, в 8.00 над крепостью Порт-Артур водрузил советский Военно-морской флаг...

К боевым наградам, полученным Александром Владимировичем на Севере, прибавилось еще два ордена Красного Знамени и орден Отечественной войны 1-й степени.

После окончания войны он командовал соединением подводных лодок, затем был начальником штаба Порт-Артурской военно-морской базы. Но в начале 1948 года здоровье Александра Владимировича резко ухудшилось: болели руки, обмороженные еще в финскую войну, ревматизм поразил и сердце. Он скончался 21 января 1949 года и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

На Корабельной набережной Владивостока стоит на гранитных опорах-пьедесталах легендарная «С-56» — одна из тех субмарин, которые вел в первый в истории нашего подводного флота кругосветный поход А.Трипольский. В ней, гвардейской и Краснознаменной, ныне размещен музей истории отечественного подводного плавания.

Это — увековеченная в металле и граните память обо всех советских героях-подводниках, среди которых было немало украинцев...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно