РЯДОМ С ВЕРНАДСКИМ — СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

6 августа, 1999, 00:00 Распечатать

Имя Владимира Ивановича Вернадского, величайшего естествоиспытателя ХХ века, ученого-энциклопед...

Имя Владимира Ивановича Вернадского, величайшего естествоиспытателя ХХ века, ученого-энциклопедиста, творца учения о живом веществе планеты - биосфере и ноосферном прогнозе ее развития в реалиях сегодняшнего дня приобретает все большую притягательную силу.

Соприкасаясь с личностью В.Вернадского, прежде всего следует помнить, что не только его научное кредо, но и вся его каждодневная жизнь определялась гуманистическим мировоззрением и первостепенное значение для него всегда имели вопросы этики и нравственности. Скажем так: «Ученый - не профессия, а образ жизни», и это в полной мере приложимо к Вернадскому.

Образ жизни В.Вернадского формировался под влиянием русского космизма, отмеченного рядом блестящих философов, таких, как Н.Киреевский, В.Соловьев, Н.Федоров, П.Флоренский, таких всемирных величин в литературе, как Л.Толстой и Ф.Достоевский, плеядой замечательных писателей и поэтов, композиторов и музыкантов, литературоведов и публицистов, артистов и художников, которые, по мнению В.Вернадского, «сами по себе представляют новую мировую картину».

Культурная жизнь России конца XIX - начала XX века, образно говоря, была взрывом талантов «Сверх-Новой», явлением, изумляющим и нынешнее поколение людей, возникновение и историческое значение которого еще не осмыслено и не оценено должным образом потомками.

Нравственное воздействие личности Владимира Ивановича Вернадского на демократическое движение ученых в бурную эпоху гибели Российской империи, возникновение новых форм государственности и мировоззрения можно считать явлением уникальным.

Такого высокого авторитета в вопросах формирования представлений о долге и чести ученого и его гражданской позиции, о роли творческой личности в обществе, о задачах и целях свободного научного творчества ни до, ни после В.Вернадского не удалось достичь ни одному из его знаменитых коллег и последователей.

Академик Д.Наливкин, современник Вернадского, на сессии Всесоюзного географического общества, посвященной 100-летнему юбилею ученого, говоря о высокой престижности государственных научных премий и наград для каждого ученого, особо отметил, что с «Владимиром Ивановичем все было по-другому, можно сказать, наоборот. Если бы он был награжден Ленинской или какой-нибудь другой премией, то это было бы почетно не только для него, но и для самой премии».

Правомерно утверждать, что идеи В.Вернадского о биосфере и ноосфере приобретают небывалое научное ускорение, они становятся все ближе и насущней, яснее и весомее в наши дни, чем в первой половине ХХ века, когда они были высказаны. Можно также утверждать, что если цивилизация III тысячелетия состоится, то ей уготовано ноосферное будущее.

По-видимому, все, кто озабочен прогрессирующим с каждым днем ухудшением экологического состояния нашей планеты, хотя бы в первом приближении знаком с программами «Зеленого Світу», «Гринписа», «Римского клуба», «Повесткой дня на XXI век (Рио-92)», а также с докладами Вашингтонского института наблюдений за состоянием мира, декларацией в Орхусе и другими документами, разрабатывающими модели экологически устойчивого развития общества будущего. Практически всеми признается, что главная стратегическая задача заключается в том, чтобы общество, удовлетворяя свои потребности, не ставило под угрозу жизненные интересы будущих поколений.

По Вернадскому силой, способной решить эту задачу, является научная мысль и ее функция наука. Наука - она одна для всего человечества и не зависит от каких-либо общественных структур: государственных, национальных или культурных, которые лишь оттеняют различные формы научного творчества и не касаются его сущности.

Надо признать, что к настоящему времени существует обширный блок рекомендаций, деклараций, соглашений на высоком межправительственном уровне вплоть до Генеральной Ассамблеи ООН, содержащий достаточно разумный образ экологически устойчивого общества в глобальном масштабе. Из этих документов, однако, вытекает тот факт, что среди существующих государств не обнаружено даже в первом приближении аналога такой модели, а ее поиски чаще всего блуждают в свете утопий и иллюзий.

Порочный круг, в котором оказалась проблема, с предельной очевидностью свидетельствует об отсутствии связующего начала, способного обеспечить необходимое единство человечества для успешного решения поставленной задачи, а также и об отсутствии механизма действия принятых правительствами мира рекомендаций. Такое положение неизбежно в силу ограничительных рычагов государственной мысли, пытающейся разрешить проблемы, выходящие за пределы ее компетентности.

По этому поводу В.Вернадский писал: «Философская мысль оказалась бессильной возместить связующее человечество духовное единство. Духовное единство религии оказалось утопией... Религиозная мысль распалась на множество течений. Бессильной оказалась и государственная мысль создать это жизненно необходимое единство человечества в форме единой государственной организации...

И как раз в это время, к началу ХХ века, проявилась в ясной реальной форме возможная для создания единства человечества сила - научная мысль, переживающая небывалый взрыв творчества. Это - сила геологического характера, подготовленная миллиардами лет истории жизни в биосфере.

Она выявилась впервые в истории человечества в новой форме, с одной стороны, в форме логической обязательности и логической непререкаемости ее основных достижений и, во-вторых, в форме вселенской - в охвате ею всей биосферы, всего человечества - в создании новой стадии ее организованности - ноосферы. Научная мысль впервые выявляется как сила, создающая ноосферу, с характером стихийного процесса».

В поисках причин и следствий такого состояния следует согласиться с В.Вернадским, что «...не только массы, но и их предводители и сами их вдохновители принадлежат по своему разуму и научному багажу к ступеням давно превзойденным научной эволюцией. В современной общественной и социальной конструкции человечество в большей степени управляется идеями, которые уже более не соответствуют реальности и выражают состояние ума и научные знания поколений, исчезнувших в прошлом».

Рассматривая научную мысль в ранге планетного явления, полезно попытаться усвоить, что научная мысль не наука (поэтому «Учение о биосфере», а не «Наука о биосфере»), а способ мышления, воспроизводящий все существующие идеальные природные системы как целое. Она не имеет ни национальных, ни биосферных границ, она вселенская и изначально содержится в каждом природном процессе и явлении.

Ноосфера - это природный процесс, развивающийся стихийно и требующий глубокого научного изучения и нового научного подхода - прежде всего выработки нового ноосферного мировоззрения. Задача сама по себе высшей сложности, но решение ее не зависит от совершенства или несовершенства политических, экономических структур, идеологических общественных отношений и их инструментов власти. Ноосфера - продукт научной мысли, явление геологической силы, процесс естественный (поэтому неизбежный), завершающий этап развития биосферы.

Задача человечества успеть понять и принять, что единственная законная власть - это власть природы. В этой позиции ответ на вопрос: «дорос или не дорос человек до ноосферы» и ближайший путь к правильной жизни в ноосфере, о которой говорил Вернадский.

Сложность становления человечества на ноосферный путь развития заключается не только в том, что, оказавшись на рубеже двух цивилизаций - индустриальной, извлекающей колоссальные прибыли за счет хищнического потребления невосполнимых природных ресурсов, отравляющей среду обитания человека и поставившей под угрозу существование самого живого вещества планеты и ноосферно-космической, парадигма которой еще только кристаллизуется в сознании современного человека как неизбежная норма будущего, а также в том, что непреложным законом развития ноосферы и в то же время основным механизмом ее становления является нравственность. В обстановке катастрофически нарастающих экологического и социального кризисов, которые уже беспощадно корректируются все нарастающими темпами ноосферного процесса, именно нравственность является общим языком, необходимым для взаимопонимания человека и природы.

Вопросы нравственности - вечные и мучительные вопросы, «проклятые вопросы» духовного бытия сегодня встают перед человеком в реальной форме. Человечество в конце ХХ века осознало, что оно смертно и нет запаса времени, позволяющего отодвигать решение этих «вечных вопросов». «...Это время, - писал В.Вернадский в 1920 г., - когда все величайшие задачи бытия встают перед людьми как противовес окружающим их страданиям и кровавым призракам. Сейчас каждый из нас должен искать устоев новых для жизни, проверить богов, которым он поклонялся, совершить переоценку духовных ценностей. Но те вопросы, которые встали сейчас перед человечеством, выходят за пределы одного народа - это вопросы вечные». Как постановка, так и утверждение в жизни этих вопросов своими корнями тесно связаны с проблемами общего образовательного уровня и его морального качества.

Та унификация психической и духовной жизни человека, которая сейчас происходит под силовым воздействием США, как богатейшей супердержавы мира, не имеет ничего общего с идеей единения планеты людей во имя жизни. Мировой социальный кризис, может быть, нигде так ярко не проявляется, как в проблеме образования, массово подмененного компьютерным обучением и телевизионным бизнесом, демонстрирующим кризис нравственного безобразия. В результате ощутимо происходит откат даже от библейских 10 заповедей, и, если не «назад в пещеру!», то с восторгом - «хлеба и зрелищ!» и «после нас хоть потоп!». Ситуация, без комментариев, тупиковая.

Стратегическим противовесом во изгнании пещерной морали выступает защитная и охранная функция науки, «Красная книга», которая еще только пишется, но в основе ее заложено «то единство понимания, какое напрасно стремились создать в религии кровью и принуждением, в философии логикой и школой, в науке достигается простым ее изучением, в нее углублением. И благодаря этому распространение научного знания и образования является крупнейшим фактором спайки всего человечества в единое целое».

Таким образом, для удовлетворения насущной потребности в новом видении природной картины мира, в создании нового ноосферного миропонимания, а следовательно, и новой нравственности, первоочередная и важнейшая задача заключается в решении высоких вопросов образования, просвещения, воспитания нового общества.

Сегодня на уровне этого веления жизни среди сильных стран мира сего оказалась только Япония, объявившая всеобщее высшее образование для каждого жителя Страны восходящего солнца.

Нравственное значение такого акта трудно переоценить - он неизмеримо поднимает национальное самоутверждение народа, блестяще возвеличивает права человека на лучшую разумную жизнь, использует великую энергию научной мысли на пути достижения духовного единства человечества.

Еще в 20-х годах истекающего столетия, в период революций и гражданской войны, когда противоречия политической и общественной жизни были предельно обострены, а последствия трагические и беспощадные для всех без исключения слоев общества, В.Вернадский в статье «О русской интеллигенции и образовании» писал: «Я думаю, что в значительной мере все переживаемое находится в тесной связи с той легкомысленной небрежностью, с какой русское общество поколениями относилось к народному образованию... Нет сейчас вопроса более грозного и более важного, чем вопрос о народном образовании. Ибо придет время, когда не будет времени о нем думать, а надо будет решать. И трудно будет решать русскому обществу, которое не успело об нем достаточно подумать и пережить его...

...Ибо в том, что произошло, мы все виноваты и мы все обязаны понять урок жизни и найти выход из того положения, в каком мы сейчас находимся, - из междоусобной войны, из царства нищеты, голода, морального издевательства, диктатуры, не оставившей человеку ни одной свободной стороны жизни».

Приведенная цитата не только справедлива по отношению к реалиям сегодняшнего дня. С «легкомысленной небрежностью» высказанные в ней мысли не были востребованы обществом на протяжении почти столетия, возможности не были использованы, уроки жизни не усвоены, чувство вины не вызвало покаяния.

Время социальных революций ушло. Крушение порожденных ими форм государственной власти и идеологий их питавших с неизбежностью становится достоянием истории. Большая половина ХХ столетия прошла под флагом соревнования социалистической и капиталистической государственных систем. Первая из них, основанная на государственной собственности общественного богатства, служит обществу и им контролируется. Вторая, капиталистическая, основанная на собственности крупных корпораций, не подвластных никакому государственному контролю, и свободная от какой-либо ответственности за потребление благ общего пользования. Сегодня мы констатируем факт краха обеих систем, очутившись с глазу на глаз перед глобальным социальным и экологическим кризисом.

В поисках причин и следствий следует согласиться с Вернадским, что «... не только массы, но и их предводители и сами вдохновители принадлежат по своему разуму и научному балансу к ступеням, давно превзойденным научной эволюцией. В современной социальной конструкции человечество в большей степени управляется идеями, которые уже более не соответствуют реальности и выражают состояние ума и научных знаний поколений, исчезнувших в прошлом». В связи с этим следует также вспомнить высказывание Ж.Ж.Руссо, что единственная законная власть - власть народа, народа просвещенного, уважающего власть природы, степень образованности которого позволяет выйти на путь взаимопонимания древнейшей своей неразрывности с окружающей природной средой.

Владимир Иванович Вернадский более чем на полстолетия опередил человечество, он первым на нашей планете уверенно вошел в III тысячелетие, на пороге которого мы стоим.

Однако какие бы бури и грозы переходного периода к ноосфере ни обрушились на детей человеческих, есть основания полагать, что этот период не будет слишком длительным - запаса времени просто нет.

Время торжества величия идей В.Вернадскогого впереди - оно уводит нас в III тысячелетие, но сегодня, как считают известные экологи Н.Полунин (Великобритания) и Ж.Гринсвальд (Швейцария): «Возникает вопрос: не следует ли нам очень серьезно задуматься о вернадскианской революции как термине, охватывающем его широкую концепцию, которая может эффективно привести к прогрессу в образовании, касающемся окружающей среды, и, в конечном итоге, к прогрессу в благополучии мира... Это новый объект для приложения усилий мирового научного сообщества».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно