«Рукописи не горят»

2 июня, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №21, 2 июня-9 июня

При выборе оптимальных методов лечения или обучения медицина и педагогика должны учитывать не то...

При выборе оптимальных методов лечения или обучения медицина и педагогика должны учитывать не только состояние здоровья или уровень образования пациентов и студентов, но и их происхождение, наследственность и окружающую среду. Аналогичным образом для адекватного определения качества и стоимости любой книжки историография должна принимать во внимание обстоятельства места и времени описанных явлений и событий, освещение их автором и потребности нашей аудитории. С этой точки зрения, рецензент должен бы вспомнить состояние украинского вопроса в 30-х годах прошлого столетия, как он тогда воспринимался в Англии и вообще на Западе, а также потребности и запросы англо- и украиноязычных читателей. Надеемся, что при желании наши современники на родине и за границей уже беспрепятственно могут познакомиться с драматическим ходом отечественной истории. Задумаемся, почему выступления Ланселота Лоутона состоялись именно в Лондоне в 1935 и 1939 годах, а публикация этих текстов в Киеве в 2006 году стала возможной и важной именно для современной и будущей Украины.

Лондон — отнюдь не случаен. Недоброжелатели привычно порицали захватничество, а почитатели восхваляли цивилизационную миссию Владычицы морей. Соединенное Королевство — колыбель не только колониализма, но и экономического и политического либерализма. Величие Британии — не в ее покойной империи, а в яркой цивилизации, которая объединяет космополитическую всеобъемлемость с заботливым пестованием отечественных традиций и почти всегда в чем-то опережает континент. Предпринимательство и дипломатия прагматически выходят из рыночной конъюнктуры и стратегических потребностей, а общественность сочувствует демократии. Лорд Байрон отдал жизнь за свободу Греции. Венгерская революция потерпела поражение, и Лайош Кошут нашел приют в Лондоне, как и множество беженцев после «Весны Народов». Упомянутый в предисловии к рецензируемой книге профессор-шотландец Сэттон-Уотсон помог Томашу-Гарригу Масарику добиться на Западе поддержки стремлений чехов и словаков. Эти два деятеля основали знаменитую школу изучения славян и Восточной Европы в Лондонском университете.

Во время обеих мировых войн эмиграционные центры из Лондона руководили освободительной борьбой в безгосударственных или оккупированных европейских странах. Тем не менее специфическое положение Украины с роковой неизбежностью каждый раз оставляло ее на произвол судьбы, в изоляции. Антанта поначалу была заинтересована в поддержке России против австро-германского блока, а Польши — против большевизма. Геополитический детерминизм бросал украинцев в объятия равнодушной Германии, заботящейся о своих интересах. Белый Петербург и красная Москва приложили усилия к компрометации украинства, якобы выдуманного немецкими штабами. Нацизм овладел Германией, а циничные чаяния натравить ее на Советский Союз и столкнуть оба тоталитаризма в поединке побуждали Запад заискивать перед диктаторами в позорном умиротворении, а фактически — в потворстве агрессии. Соединенные Штаты установили дипломатические отношения с Советским Союзом в 1933 году, когда Украина корчилась в муках, а Голодомор унес больше жизней, чем любой геноцид где-либо. Прага и Париж в 1935 году заключили военный союз с Кремлем.

Западные дипломаты и журналисты сообщали об агонии самого многочисленного народа Восточно-Центральной Европы, а политики предпочитали закрыть глаза на это и делали вид, что верят дезинформации лживой коммунистической пропаганды, будто на самом деле все обстоит благополучно в строительстве социалистического порядка. Отчаянные попытки диаспоры привлечь помощь и сплотить усилия, чтобы положить конец преступлениям против человечества, оставались гласом вопиющего в пустыне. Едва ли не единственным диссонансом в лживом хоре прозвучал мужественной голос влиятельного публициста и знатока международных отношений Ланселота Лоутона. Как говорят англичане, друг в беде — настоящий друг. Ряд публичных выступлений и статей в журналах, инициативы Англо-украинского комитета при содействии парламентариев в палате общин взывали к совести и гуманности. Они преследовали цель разоблачить трусость ничтожеств, заставить опомниться и обратить внимание на трагедию Украины. Этого требовал и здравый смысл, ведь в неделимом мире любое игнорирование лихолетья соседей может навлечь такую же судьбу.

Британия способна проиграть любую битву, кроме решающей, и никогда не кланялась перед наглыми поработителями. Ведь ее ментальность прочно опирается на историческом сознании. Ланселот Лоутон отдавал себе отчет, что потеря истоков лишает перспектив. Поэтому он скрупулезно проследил историю Руси-Украины от древних времен и изложил в доступной для непредубежденных читателей форме. В частности он проанализировал незаурядный вклад украинцев в развитие северо-восточных соседей, не любивших об этом вспоминать, а во взаимоотношениях обычно дискриминировавших Украину, которая старше их по культуре. Автор сравнил характер, обычаи, общественный строй, образование, внешние черты и пришел к неопровержимому выводу об ошибочности коварных попыток отождествить украинцев с русскими. Это две вполне самобытные, отдельные, кое в чем противоположные по мировоззрению нации. Лоутон привел и аналогичную точку зрения лучших ученых России. Это актуально до сих пор, ведь определенные силы, «безбатченки», рассчитывая на невежество, стараются снова реанимировать и раздуть затертые стереотипы панславизма.

Ланселот Лоутон с уважением относился к Украинской революции 1917—1921 гг. — важному прецеденту в создании государства. В частности он не позволил ввести себя в заблуждение клеветой на национальные силы, а с присущей британцам сдержанностью взвешенно подверг анализу ход событий и состояние дел. Это существенно, учитывая кощунственные усилия врагов осквернить память о бесчисленных жертвах. На расстоянии в десятилетия кое-что видится лучше. Лоутон был не прав, утверждая, что на рубеже 1920—30-х годов существовали патриотический, революционный Союз освобождения Украины и оппозиция в Красной Армии (с. 81). Это едва ли не единственная и понятная ошибка, поскольку трудно постичь безграничную грязь тоталитаризма. Со временем стало известно, что на самом деле этих центров сопротивления не было. Режим провокационно выдумал жуткую фикцию, лишь бы накануне Большого террора оправдать превентивное уничтожение просвещенной и лояльной элиты, которая потенциально могла возглавить беспомощный народ. Потомки палачей до сих пор отрицают Голодомор. А по законам ФРГ, попытка подвергнуть сомнению Холокост предусматривает уголовную ответственность.

Удивительно проникновенный наблюдатель сориентировался в сплетении разнообразных и противоречивых взглядов. Лоутон тщательно рассмотрел и ситуацию на этнических просторах Украины, которая к тому времени находилась в составе Польши, Чехо-Словакии и Румынии. С полнейшей убежденностью он подчеркнул, что бессмысленное игнорирование изможденной, но жизнеспособной, по всем измерениям — европейской нации с ее выгодным расположением и большими природными ресурсами противоречит интересам Запада. Несостоятельный тезис об опасности какой-то балканизации СССР в случае освобождения национальностей искусственно созданной евразийской империи не выдерживает критики, поскольку статистические параметры консолидированной Украины почти вдвое превышают аналогичные параметры Балкан.

Мало быть гением, нужно жить вовремя. Институт истории Украины НАН Украины, Фундация Олега Ольжича и составитель Сергей Кот провели очень большую работу, нужную в настоящее время и в далеком будущем. Посольство Великобритании и Международный фонд «Відродження» содействовали полезному делу. Министр иностранных дел Борис Тарасюк уместно привел высказывание Михаила Булгакова, что рукописи не горят, а посол Роберт Бринкли и академик Валерий Смолий высоко оценили этот увлекательный рассказ. Пожалуй, здесь неуместно пересказывать содержание книги. Лучше заинтересовать специалистов и соотечественников этим изданием, в которое стоит заглянуть не мимоходом, а углубиться основательно. Нет пророка в своей хате, и именно поэтому вдумчивый и доброжелательный иностранец иногда способен показать нашу родину под неожиданно интересным углом зрения. Ланселот Лоутон тогда еще не мог представить, какие примеры подлости и геройства дадут Вторая мировая война и еще полстолетия барахтанья в трясине деградации и стагнации, пока затеплилась звезда надежды на возрождение и возвращение Украины на надлежащее место в европейском сообществе свободных наций. Так давайте иметь смелость знать.

Ланселот ЛОУТОН. Українське питання. Киев—Лондон: Национальная академия наук Украины. Институт истории Украины. Посольство Великобритании в Украине. Фундация имени О.Ольжича. При финансовой поддержке посольства Великобритании в Украине и Международного фонда «Відродження». Составление, научная редакция и предисловие С.Кот. 2006. 167 с.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно