Родословное дерево рисует малыш: «Азбуку символов мы начинаем проходить с точки…»

31 октября, 2008, 13:24 Распечатать Выпуск №41, 31 октября-8 ноября

Как звучит слово, в котором семь «я»? Что такое материнская и отцовская линия рода? Что зашифровано в словах «моя родословная», «моя земля»?..

Как звучит слово, в котором семь «я»? Что такое материнская и отцовская линия рода? Что зашифровано в словах «моя родословная», «моя земля»? Большинству взрослых ответить на эти вопросы нетрудно — им знакомы слова «генеалогия» и «структура рода», но у ребенка на осознание этих понятий могут уйти месяцы и годы. В сознание малыша не укладывается семья, в которой мама родила ребенка только для себя. Ему непонятен парадоксальный эгоизм взрослого мира, в котором ему изначально не дали папиного тепла или сознательно перечеркнули отцовскую линию из-за родительского развода. Но ведь каждый ребенок имеет право нарисовать самое роскошное генеалогическое древо, «вырисовав» в нем не только историю своей семьи, но и создав при помощи знакописи этническую связь с историческим прошлым своего народа.

Столь нестандартным подходом к составлению родословной занимаются сегодня далеко не все, ведь сакральность языка символов и форм доступна только единицам. К таким увлеченным и искренне преданным своему делу людям относится и Татьяна Кузьмина — руководитель дизайн-студии «Родовід» детского оздоровительно-экологического центра Оболонского района. В основе работы этой студии — возрождение стиля национальной дизайнерской школы, где знания об историческом прошлом помогают детям яснее увидеть «узоры» настоящего.

Дерево Руслана Корсинова
Дерево Руслана Корсинова
— Сейчас Украина переживает очень важный момент, — говорит Татьяна Борисовна, — у нас происходит самоосознание себя как этноса. Однако многие играют на незнании украинцами своей истории. В Украине проживает больше 100 национальностей, поэтому в нашей студии мы стараемся акцентировать внимание на культурном наследии всех народов и учимся понимать, насколько уникально наше государство. Каждая эпоха оставляет след. Те же орнаменты помогают нам увидеть и понять, какими были сарматы, скифы, шумеры, греки, трипольцы. Очень важно знать свои исторические корни, понимать азбуку национальной символики. С детьми я стараюсь общаться только через игру — их нельзя «кормить» насильно. Они устали от того, что их ведут на веревочке, и отторгают все навязываемое. Не запрещать и останавливать, а наоборот — открывать двери и «включать свет», то есть давать информацию.

— С какого возраста можно начинать составлять свое родословное дерево, и что дети в нем прорисовывают в первую очередь?

— Самая младшая наша группа — малыши шести-семи лет. Работаем мы с ними очень осторожно, предварительно обсудив все нюансы с родителями. В этом возрасте ребенок очень искренний, он выплескивает не только личностные, но и внутрисемейные проблемы. Поэтому мы всегда спрашиваем родителей, насколько они готовы «разговаривать» со своим ребенком, вслушиваться в его проблемы и решать их. Например, в работах одного ребенка всегда присутствовало агрессивное мифическое существо, и когда я спросила, кто это, в ответ услышала: «Моя бабушка. Она хорошая, но папа с мамой ссорятся из-за нее». Понимаете? Поэтому я прошу родителей следить за тем, что и как говорится у них дома и нужен ли их ребенку «домашний армагеддон». Мы ни в коем случае не ставим цель объяснять рисунок — это работа других специалистов. Мы просто выстраиваем родословную, но получается, что она отражает все. Дети фактически «проживают» момент творения себя, своего рода, этноса. Они фиксируют в нем свое отношение к миру, тонко реагируя как на позитивные, так и на негативные моменты. Если в семье нет мира и лада, дети рисуют разлетающихся птиц, могут вообще не зафиксировать чью-либо ветвь; если же отсутствует культура передачи родовой памяти — уважительного отношения к своим прародителям, могут просто не нарисовать корни дерева. Если ребенок находится в среде агрессии, личностного подавления, он может изобразить свою ветвь где-то сбоку, без бутона — будущего нового дерева. Если же ему, наоборот, разрешили «разрастись» в своем эгоцентризме, то он заполнит весь лист только своим огромным цветком.

Дерево Ирины Шинкаренко
Дерево Ирины Шинкаренко
В нашей студии мы пытаемся вести личностную работу и говорим: не навреди сегодня, чтобы твоим детям было комфортно завтра. Не бойся идти по этой жизни и радуйся тому, что ты не такой, как все. Ищи свой путь. Не иди по чужим следам, даже святым. Ведь все ошибки — это приобретения, и нет ни белого, ни черного.

— А есть разница между работами мальчиков и девочек?

— Нет. Правда, сейчас в девочках больше проявляется мужское начало, а в мальчиках, наоборот, женское…

— Татьяна Борисовна, с чего вы начинаете рисовать родословное древо и как вообще строится работа над ним?

— Мы начинаем рисовать со ствола, на котором обозначаем фамилию. Обязательно должен быть порядок — не коллаж, а четкая структура: как идет материнская линия, где проходит отцовская и т. д. Во всех древних духовных письменах и эпосах говорилось, что сначала родилась идея творения — мысль, а уже потом возник внутренний образ, отобразившийся в проявленном мире. Именно поэтому в нашей студии развитие образного мышления ставится на первое место, но при этом процесс выстраивается в четком логическом порядке, без которого дети очень быстро теряются, ведь в родословном дереве каждый символ имеет свой смысл. Раньше оно вышивалось золотыми нитями, жемчугами и было не просто украшением — показывало, насколько я люблю себя, ценю свою семью и помню свой род. Поэтому мы говорим: восхитись своим родом и прославь его. В украинской знакописи очень трудно разобраться, но мы стараемся, изучаем национальный костюм, язык орнаментов, рисунки и узоры рушников, вчитываемся в страницы полотняной летописи Украины. Азбуку символов начинаем проходить с точки, потому что точка — это идея зарождения всего. Символом обучающей программы нашей студии является образ Древа Жизни как носителя духовной и культурной информации о сотворении мира и развитии украинского этноса. Родословная — это ключ, матрица для создания любых обучающих и развивающих программ, в основе которых лежит воспитание чувства ответственности. Это процесс самовыявления себя ребенком в родословной, где ствол — родовой стержень (настоящее), ветви — родовые связи, бутон — личность ребенка (будущее), корни — «те, кого мы помним» (прошлое), а грунт — сокровищница украинского народа, основа, питающая древо жизни.

К корням мы всегда переходим осторожно. Отмечаем, что помимо нашего мира, где мы радуемся свету, есть мир тех, кого мы помним. Не ушли и их больше нет, а те, кого мы помним. Дети очень чувствительны к такой информации, поэтому мы всегда максимально корректны: «Есть бабушка Катерина, а дедушку Ивана — помним». После подобной подготовки ребенок начинает не просто рисовать, он говорит через рисунок. И тогда каждая веточка действительно несет в себе информацию о роде. Видно все: кто этого ребенка оберегает, какое место он занимает в семье. Главное — не перегружать его. У нас нет цели научить рисовать. Родословное дерево — это не срисовывание, а осмысление.

— На многих деревьях я вижу вилы-трезубцы и… змей. Что они символизируют?

— Трезубец — это семья. Меньше трех «зубьев» быть не может. Почему? Нет отца — не продолжается род, нет матери — тоже, нет ребенка — рода нет. А змеи, точнее ужи, связаны с трипольской культурой — им поклонялись, ведь они оберегали драгоценное зерно от нашествия мышей. Вспомните огромные керамические горшки для хранения зерна. Что было изображено на их крышках, ручках?

Вообще, все работы очень богатые. Например, Надя Завьялова изобразила свое дерево с мощным стволом, произрастающим из чаши — основы рода, который охраняет Мать-Берегиня с птицами-душеньками (матриархальный прообраз). У этой чаши корни-опоры, обеспечивающие устойчивость всего рода Завьяловых. Коронует ее древо личный цветок, который как бы распахнул руки-лепестки в будущее, но в основе цветка — глаз, внимательно следящий за тем, что происходит вокруг. В работе Руслана Корсинова четко прорисованы ветви-опоры дедушек и бабушек, как со стороны отца, так и со стороны матери, которые компенсируют новоявленную чашу-основу. Само дерево прорисовано очень четко, даже лаконично, но с большой любовью. В короне огромный красивый цветок, его защищают ангелы-хранители. Проблемное место в дереве Руслана связано с корнями, которые, как вы видите, до конца не прорисованы и не заполнены. Очень интересна и работа Ирины Шинкаренко, воплотившей свою мечту в роскошном дереве: белокрылые лебеди как бы вырисовываются из мощных листьев на завитках прародителей. Эти ветви являются одновременно и основой, и корнями. Древний символ Рожаницы гармонично размещен у основания древа — он взял на себя функции сотворения рода. Саму чашу подняла на руках-крыльях Богиня-Берегиня — птица, ангел-хранитель, все помыслы которого направлены на то, чтобы удержать тяжелую чашу — основу семьи.

В каждом родословном дереве самое главное творение — сам ребенок. Он всегда коронует дерево. И тот цветок, который он рисует сверху, есть он сам. Первооснова любой культуры — это «я», моя семья, мой род и история земли, где я живу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно