РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА БЫВШЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО МУЗЕЯ, ГДЕ 85 ЛЕТ НАЗАД ВПЕРВЫЕ ЗАСЕДАЛА ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА - Социум - zn.ua

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА БЫВШЕГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО МУЗЕЯ, ГДЕ 85 ЛЕТ НАЗАД ВПЕРВЫЕ ЗАСЕДАЛА ЦЕНТРАЛЬНАЯ РАДА

1 марта, 2002, 00:00 Распечатать

После Крещения выдался почти весенний день. Киев, как всегда, был красив, особенно не тронутый руками столичной власти центр...

Первый Генеральный секретариат Центральной Рады. Сидят (слева направо): И.Стешенко, Х.Барановский, В.Винниченко, С.Ефремов,С.Петлюра. Стоят: П.Христюк,М.Стасюк,Б.Мартос. Вверху — В.Садовский. Июнь 1917 г.Киев.
Первый Генеральный секретариат Центральной Рады. Сидят (слева направо): И.Стешенко, Х.Барановский, В.Винниченко, С.Ефремов,С.Петлюра. Стоят: П.Христюк,М.Стасюк,Б.Мартос. Вверху — В.Садовский. Июнь 1917 г.Киев.

После Крещения выдался почти весенний день. Киев, как всегда, был красив, особенно не тронутый руками столичной власти центр. Как архипелаг, возвышался среди снующих иномарок Государственный украинский оперный театр. А наискосок от театра — здание бывшего Педагогического музея, колыбели украинского парламентаризма начала прошлого века. Там 85 лет тому назад, с марта 1917 по май 1918 года, кипели политические страсти. Украинцы всеми силами старались вернуть своей родине величие державы гетмана Богдана Хмельницкого. Вот и парадный подъезд здания, где заседал первый украинский временный парламент — Центральная Рада.

29 июня (12 июля) 1917 года на этих ступеньках стоял председатель Центральной Рады, профессор-историк Михаил Грушевский. Он приветствовал проходящие под сине-желтым знаменем украинизированные части Киевского гарнизона. А в окно первого этажа, что слева от парадного входа, смотрел военный и военно-морской министр Временного правительства России Александр Федорович Керенский, не решаясь выйти наружу. Ведь ни сине-желтое знамя, ни сама Центральная Рада и ее Генеральный секретариат не были санкционированы Временным правительством тогдашней России. Визит военного министра и двух его коллег — министров Церетели и Терещенко — можно было рассматривать как ознакомительную поездку в регион, как визит вежливости. Ни Керенский, ни его сослуживцы не представляли себе, как решать «украинский вопрос».

Керенский приехал с фронта, где шла подготовка к летнему наступлению, которого требовала Антанта. Утром он впервые встретился с председателем Центральной Рады Михаилом Грушевским и генеральным секретарем Владимиром Винниченко. После полагающихся взаимных приветствий —тогда в среде социал-демократов и социалистов-революционеров все называли друг друга «товарищами» — Грушевский, глядя в упор на высокого гостя, произнес: «Александр Федорович! Мы хотим, чтобы Свободная Россия вернула нам то, что забрали у нас Романовы!» Иными словами, председатель Центральной Рады просил восстановить автономию Украины в составе Российского государства.

Керенский был в шоке: это означало восстановить украинское правительство, украинскую власть в губерниях Малороссии, украинское местное самоуправление, финансы, образование, промышленность, сельское хозяйство, а также украинскую армию и другие силовые структуры. Естественно, это выходило за рамки компетенции российского военного министра, он пообещал, что доложит председателю Временного правительства князю Львову о желании украинского народа.

Но вернемся немного назад, к тому времени, когда под влиянием Февральской революции в Петрограде в марте 1917 года в Киеве была основана Центральная Рада.

Центральная Рада была сформирована из представителей всех политических партий, групп и профессиональных общественных организаций, существовавших в то время в Киеве, с участием всех национальных меньшинств, проживавших на территории Малороссии. Первое заседание состоялось 7 (20) марта, тогда же председателем Рады избрали Михаила Грушевского — заочно, так как он был в то время в ссылке. А 6 (19) апреля в Киеве собрался Украинский национальный конгресс уже под председательством самого Грушевского.

Первоначально в составе Рады было 150 депутатов, но после окончания конгресса в нее вошло еще 115 человек. На протяжении всего времени до августа президиумы всех съездов украинских партий, групп, военных, профсоюзных и сельских организаций автоматически включались в состав Центральной Рады. Это привело к тому, что Рада разбухла до восьми с лишком сотен членов, и представители национальных меньшинств практически затерялись среди многочисленных депутатов-украинцев. Ключевые позиции в ней заняли украинские социалисты-революционеры и социал-демократы. Центральная Рада назначила собственную исполнительную власть — Генеральный секретариат, возглавил который член УСДРП Владимир Винниченко, талантливый украинский писатель и драматург.

10 (23) июня Рада выпустила обращение к населению, названное «Універсал Центральної Ради до Українского Народу, на Україні і поза Україною сущого». Этот документ начинался словами: «Народе Український! Народе селян, робітників, трудящого люду! Волею своєю ти поставив нас, Українську Центральну Раду, на сторожі прав і вольностей Української Землі. Найкращі сини твої, виборні люде від сел, від фабрик, від солдатських казарм, од усіх громад і товариств українських вибрали нас, Українську Центральну Раду, і наказали нам стояти і боротися за ті права і вольности». Дальше шел перечень последних.

Когда в Петрограде князь Львов ознакомился с текстом этого документа, который был напечатан во всех газетах и расклеен на столбах по всей Украине, то, естественно, направил Керенскому, бывшему в то время на Юго-Западном фронте, телеграмму с указанием: любыми путями заставить Раду изменить этот документ. Для решения «украинского вопроса» князь Львов делегировал в Киев Керенского, Церетели и Терещенко. Как теперь говорят, Львов «подставил» Керенского.

Начались переговоры. Керенский вел их с Винниченко, так как Грушевский принимать в них участие отказался, сославшись на дела. Винниченко достаточно красноречиво объяснял Керенскому все выгоды для России от украинской автономии. Наконец, его красноречие иссякло. Тогда Александр Федорович прояснил ситуацию: чтобы получить со стороны Временного правительства России официальное признание Центральной Рады как правительства региона, необходимо издать «Второй Универсал», текст которого должен быть согласован с Временным правительством, а также ввести в состав Центральной Рады представителей от партий и организаций национальных меньшинств (это касалось и Генерального секретариата, где четыре генеральных секретаря из десяти должны быть представлены партиями нацменьшинств). В том случае, если Рада примет это к исполнению, он, Керенский, сделает все, что от него зависит, для признания Центральной Рады региональным правительством пяти бывших Малороссийских губерний бывшей империи.

Винниченко молча поклонился. В семь часов вечера он устроил Керенскому, Терещенко и Церетели прогулку по Днепру, а в одиннадцать часов Александр Федорович и Терещенко покинули Киев. Церетели остался: он должен был проконтролировать выполнение Центральной Радой условий Керенского, быть посредником в переговорах Киева с Петроградом.

30 июня (13 июля) состоялось историческое заседание Центральной Рады. На нем Винниченко должен был выполнить ультиматум Керенского: утвердить согласованный с Россией вариант «Второго Универсала» и решить проблему участия представителей партий нацменьшинств в Центральной Раде и Генеральном секретариате. На заседание Владимир Винниченко пришел уставшим и осунувшимся. Он не спал всю ночь: правил текст универсала, советовался с представителями партий и организаций нацменьшинств, консультировался с Церетели. Михаил Грушевский, наоборот, прекрасно выглядел. Когда депутаты заняли свои места в актовом зале на втором этаже Педагогического музея, он предоставил слово Винниченко.

О том, что происходило тогда в зале заседаний среди депутатов, можно иметь представление, поскольку и в наше время депутатские эмоции и амбиции изменений не претерпели. Владимиру Винниченко было особенно тяжело: в кабинете его ожидал министр Церетели, который должен был уехать в десять часов вечера поездом Киев—Петроград. Но это ему не удалось, так как депутаты никак не могли прийти к какому-либо результату. Наконец, в час ночи заседание окончилось: текст универсала был принят и решено было создать комиссию для выбора квоты представительства партий и организаций национальных меньшинств в Центральной Раде. Все отправились отдыхать, а Винниченко, Церетели и представители партий нацменьшинств продолжали работать до четырех утра. Так, в схватках, полемике и компромиссах рождалась украинская демократия.

Генеральный секретариат также должен был подвергнуться изменениям. 3 (16) июля Комиссия по определению квот участия представителей национальных меньшинств в Центральной Раде отработала документ, который назывался «Статут Вищого Управління України». В первом параграфе было сказано: «Найвищим краєвим органом управи на Україні є Генеральний Секретаріат Української Центральної Ради, який формується Центральною Радою, відповідає перед нею і затверджується Тимчасовим Правительством». Керенский требовал убрать из состава Генерального секретариата силовые структуры, и Симону Петлюре, генеральному секретарю по военным делам, светило остаться не у дел. Винниченко не подчинился и силовые структуры оставил.

Таким образом, в окончательный состав органа входило 14 генеральных секретарей: по внутренним делам, финансам, военным делам, продовольствию, землеустройству, юстиции, образованию, по делам торговли и промышленности, почты и телеграфа, труда и путей сообщения. Нововведением было появление генерального секретаря по национальным делам, причем заместителями у него должны были быть поляк, еврей и русский — все с решающими голосами.

Все управленческие структуры на местах подчинялись Генеральному секретариату, который работал в тесном контакте с Временным правительством России. Последнее по согласованию с Центральной Радой назначало статс-секретаря по делам Украины. В свою очередь Генеральный секретариат назначал своего комиссара-представителя при Временном правительстве России.

Документ этот еще предстояло согласовать с Петроградом.

А тем временем в столице России во Временном правительстве шли ожесточенные дебаты по «украинскому вопросу», что привело к правительственному кризису. Пять министров из десяти подали в отставку. «Украинский вопрос» достаточно сильно «тряхнул» и общественность Петрограда. Этим воспользовались большевики и предприняли попытку захвата власти, но получили вооруженный отпор.

Натиск Керенского, Терещенко и Церетели был достаточно сильным, и эта «могучая тройка» победила: Винниченко получил телеграмму, утверждавшую Генеральный секретариат Краевым правительством пяти основных губерний Малороссии, а также текст «Второго Универсала». Таким образом Винниченко одержал первую победу — Центральная Рада и ее Генеральный секретариат стали легитимными. Правда, предстояло еще уточнить с Временным правительством его состав и утвердить квоту национальных меньшинств в составе Центральной Рады и количество портфелей их представителей в Генеральном секретариате.

4 (17) июля, в половине восьмого вечера, Михаил Грушевский открыл заседание Малой Рады — фактически президиума Центральной Рады — и поставил вопрос о процентном соотношении в ней украинских депутатов и депутатов от национальных меньшинств. После бурных дебатов Малая Рада принимает решение о том, что нацменьшинства могут претендовать на 30% от общего количества депутатов и не более. После этого был утвержден текст «Второго Универсала», уже согласованный с Керенским: решили зачитать его на Софийской площади и опубликовать в печати на следующий день. Михаил Грушевский и его единомышленники были категорически против текста, и упрямый профессор отказался участвовать в этом мероприятии. Однако оно и не состоялось из-за вооруженного мятежа украинского полка им. Полуботка, который только 7 (20) июля удалось подавить силами другого украинского полка им. Богдана Хмельницкого во главе с георгиевским кавалером полковником Капканом.

Через два дня в столице России князь Львов подал в отставку и к власти пришел Александр Федорович Керенский. Теперь Винниченко мог работать с ним напрямую. Он послал ему на утверждение «Статут Генерального Секретариата» и решение Малой Рады о квоте нацменьшинств в Центральной Раде. Но Керенский потребовал приезда Винниченко в Петроград, и депутация от Генерального секретариата направилась туда.

Дискуссия между Временным правительством и депутацией Генерального секретариата по составу последнего закончилась только 4 (17) августа. Винниченко повез в Киев документ, который назывался «Временная Инструкция Генеральному Секретариату Временного Правительства на Украине». По большому счету, Винниченко одержал победу в этих трудных состязаниях с завзятыми «говорунами» российской столицы. Временное правительство признало Центральную Раду и Генеральный секретариат высшей властью над пятью малороссийскими губерниями, делегировав им некоторые свои права. Таким образом, с этого дня Генеральный секретариат Центральной Рады мог осуществлять украинскую власть на территории Киевской, Волынской, Полтавской, Черниговской и Подольской губерний, назначив туда губернских комиссаров. Кроме этого, Генеральный секретариат мог, при согласовании с соответствующими министерствами Временного правительства, заниматься решением вопросов по внутренним делам, финансам, земледелию, просвещению, в торговле и промышленности, по трудоустройству. Всего в составе Генерального секретариата было утверждено семь генеральных секретарей, генеральный писарь и генеральный контролер. При Временном правительстве, в Ставке Верховного Главнокомандующего и в штабах фронтов вводились комиссары по украинским делам. Кроме этого, получил продолжение вопрос о формировании украинизированных воинских частей, которым занималась Ставка в контакте с Украинским войсковым генеральным комитетом во главе с Симоном Петлюрой, ушедшим с должности генерального секретаря по военным делам. Помимо этого, Временное правительство согласилось с представленной квотой нацменьшинств в Центральной Раде. Документ подписали Керенский и Зарудный.

Днем 5 (18) августа депутация Генерального секретариата прибыла на Киевский вокзал, а в половине второго направилась на автомобилях на заседание Малой Рады. В семь вечера открылась шестая сессия Центральной Рады, на которой Винниченко поставил вопрос о «Временной инструкции» как официальном документе, регламентирующем деятельность Краевого украинского правительства — Украинской Центральной Рады и ее Генерального секретариата. Оппозиция била сильна, и дебаты продолжались, а Временное правительство ждало ответа.

Наконец, 9 (22) августа, после ожесточенных споров между депутатами украинских партий с представителями партий национальных меньшинств, уже вошедших в состав Центральной Рады, была принята соответствующая резолюция, за которую проголосовали 247 депутатов, 36 были против и 70 воздержались (по другим источникам воздержалось 76 депутатов). Против голосовали представители еврейской партии «Бунд», российских социал-демократов и большевиков. После этого разбирались поправки к резолюции, а затем Грушевский поставил общую резолюцию Центральной Рады на голосование. По газетным отчетам, ее приняли 227 депутатов, 16 были против (представители «Бунда»), а 62 депутата голосовать отказались и покинули актовый зал Рады (по другим источникам «за» были 247 депутатов, «против» — 36, «воздержались» — 70). Резолюция, а следовательно, и «Временная Инструкция», вступили в силу.

В тот же день Винниченко отправил резолюцию Керенскому в Петроград, а потом он сам и его генеральные секретари подали в отставку, так как, согласно «Инструкции», следовало сформировать новый состав Генерального секретариата. Он был сформирован только 18 (31) августа 1917 года, и с этого времени власть в пяти украинских губерниях осуществляла Центральная Рада и ее Генеральный секретариат под началом Владимира Винниченко. Гегемоном стал блок украинской партии социалистов-революционеров (УПСР) или, как ее называли, «партия эсеров», с украинской социал-демократической рабочей партией (УСДРП). Как и следовало ожидать, оппозицию составили представители партий нацменьшинств. Это были представители шести еврейских, трех польских и пяти русских партий, в том числе и большевики во главе с Георгием Пятаковым и Владимиром Затонским. Однако следует отметить, что разногласия между украинцами и нацменьшинствами касались не национальных, а социально-экономических вопросов, так как каждый исходил из постулатов программы той партии, которую представлял.

После этой реконструкции авторитет Центральной Рады начал расти, и к 1 (13) ноября 1917 года — после падения Временного правительства 25 октября (7 ноября) — она была признана всеми остальными украинскими губерниями, командующими Юго-Западного и Румынского фронтов, командованием Черноморского флота и Ставкой Верховного Главного командования всеми российскими фронтами, а также всеми представителями стран Антанты, аккредитованными тогда в Киеве и при Ставке.

4 (17) декабря 1917 года большевики предъявили Центральной Раде ультиматум, который был послан по телеграфу новым командующим Ставкой прапорщиком Абрамом Крыленко за подписями В.Ульянова (Ленина) и Л.Бронштейна (Троцкого). Раду обвиняли в контрреволюционности, национализме и буржуазности. Генеральный секретариат, разъясняли большевистские агитаторы, был назван генеральным потому, что состоял исключительно из генералов.

Все эти обвинения в адрес Центральной Рады, которые перешли от большевистских агитаторов в учебники «Новой истории СССР», по которым кое-где и сейчас продолжают учиться в Украине, можно опровергнуть всего одним документом — отчетом о заседании VI сессии Центральной Рады, которое началось в первом часу пополудни 8 (21) августа 1917 года докладом председателя «Мандатной комиссии по вопросу реконструкции состава Центральной Рады в соответствии с инструкцией Временного правительства». Документ этот был впоследствии опубликован в газете «Вісти з Української Центральної Ради», №20/21 и 22/23 за ноябрь 1917 года. Докладчик приводил процентный состав представительства партий и организаций, в том числе и от национальных меньшинств, а также поименный список депутатов с указанием, от каких организаций они кооптированы.

Согласно этому докладу, в Центральную Раду входило 640 действительных членов и кандидатов в депутаты с решающим голосом. Ни один из них не был ни промышленником, ни предпринимателем, ни крупным землевладельцем, ни банкиром. Национальные меньшинства представляли 143 депутата, но необходимо заметить, что среди депутатов от общественных организаций и союзов тоже были неукраинцы. А также и представители различных политических партий и общественных организаций: депутаты от ЦК Селянской спилки (148), Всеукраинская рада военных депутатов (130), Всеукраинская рада рабочих депутатов (100), Украинский генеральный военный комитет (26), Территориальное представительство (61), представители диаспоры (6), политические организации (10), профсоюзы (11), работники просвещения и учителя (5).

Таким образом, в составе Центральной Рады были представлены все слои населения, но преимущественно трудящиеся, и ее социалистическая ориентация достаточно хорошо прослеживалась в текстах всех четырех универсалов.

Такова достоверная информация об Украинской Центральной Раде, полученная при анализе ее официальных протоколов, газетных отчетов и официальных документов того времени. Все это приходит на ум у парадного подъезда Педагогического музея, этой исторической колыбели украинского парламентаризма и настоящей народной демократии без воровства и олигархов, с уважением свобод и интересов всех неукраинцев, которые проживали в то непростое время на территории нашей страны.

Винниченко и Грушевский, Петлюра, Мартос, Христюк, Рафес и другие лидеры Украинской Рады были бессребрениками. Капиталов на украинском парламентаризме они себе не нажили и, если проследить их дальнейшую судьбу, в конце жизни никто из них не только не имел ни «хатинок» на Канарах, ни вилл на Гавайях, но и не мог позволить себе жить сносно, не заботясь о завтрашнем дне. Восемь с лишком десятков лет их имена порочили, пытаясь представить врагами трудящегося народа. А ведь на самом деле они-то и представляли перед Россией и Европой трудящийся народ Украины! Верили в свои идеалы и жили не для себя, а для своего народа.

И еще об одном думается у парадного подъезда.

Тогдашняя Малороссия включала в себя Киевскую, Бессарабскую, Волынскую, Екатеринославскую, Полтавскую, Подольскую, Таврическую, Харьковскую, Херсонскую и Черниговскую губернии. По переписи, проведенной на 28 января 1897 года, украинцы составляли там 70% населения, все остальные нации и народности — 30%. Именно этот процент и был взят Центральной Радой за основу для достижения полного представительства всех народов и наций в главном органе народовластия в Украине.

Почему же в 1991 году, при принятии статуса независимой и суверенной Украины, ее строители не сформировали законодательную власть по принципу, аналогичному с принятым Центральной Радой 8 (21) августа 1917 года? Мне кажется, это был бы более приемлемый принцип народовластия в многонациональном государстве, нежели принцип политической власти партий и организаций, который был взят за основу в Украинской Конституции и Законе о выборах в Верховную Раду и которым будут регламентироваться теперешние выборы.

Однако, как было сказано выше, Центральная Рада не сама додумалась до того, чтобы включить в свой состав представителей партий и организаций национальных меньшинств: ее в ультимативной форме вынудило к реформированию Временное правительство Российской Республики. Естественно, в настоящее время, чтобы как-то реформировать Верховную Раду страны, которая де-юре независима и суверенна, необходимы иные силы. Думаю, они не заставят себя долго ждать, когда Украина захочет занять свое место в Европе не как территория, по площади равная Германии и Франции, а в соответствии с пониманием демократических свобод в Европейском цивилизованном содружестве свободных наций и народов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно