Расчленители микки-маусов

23 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №11, 23 марта-30 марта

Недавно посмотрели, наконец, классику украинского кинематографа — «Землю» А.Довженко. С английскими титрами, аккуратно наложенными на украинские...

Недавно посмотрели, наконец, классику украинского кинематографа — «Землю» А.Довжен­ко. С английскими титрами, аккуратно наложенными на украинские. Японец, выложив­ший файл в торрент-сеть, сопрово­дил его нас­тоящим криком души: ребята, ска­чайте и раздайте всем, кому можно, а то про­падет ведь! Не послушать пирата-самурая было бы не патриотично. И наши друзья качали. А потом раздавали всем-всем желающим, всей этой пиратской флотилии, объединившей на одном мониторе флаги Норвегии, Сингапура, Китая, Испании, не говоря уже о почти что земляках из США, Германии, Австралии, Канады... И все мы думали: вот здорово, теперь уж точно не пропадет. А то кто его знает, что там творится в загашниках отечественного киноархива... Кстати, на очереди Дзыга Вертов из таинственной Индии.

Сколько было написано прекрасных, хоть и не всегда цензурных слов о нынешней концепции авторского права! Кажется Микки-Маус скоро станет символом не столько компании Дисней, сколько законодательного абсурда в области копирайта, эдаким бездушным манекеном с завязанными глазами, посылающим на скамью подсудимых многодетных матерей, на чьем компе был обнаружен «незаконно скачанный файл». Кстати, неплохая идея сценария для подпольной мультипликационной студии. Впрочем, прекрасными сценариями такого рода можно завалить всех желающих.

Вот, например, из модной нын­че области вселенских заговоров. Снять бы добротную драму. Или лучше боевик. Нет, фантастический блокбастер с главным злодеем в черных перчатках, спецэффектами и невыразительной любовной линией. О том, как мощный, нет, лучше слабенький, но стр-рашно коварный инопланетный разум поработил нашу культуру простым и изящным способом: обратив наше оружие против нас. Он просто покрыл Землю толстым-толстым слоем шоколада...

Согласитесь, поддерживаемый кино-, аудио-, издательской индустрией поток «произведений искусства» ошеломляет. Скажем, только в области фантастики только российскими издательствами за последний год выпущено около пятисот романов. А еще есть детективы. Мистика. Любов­ный роман. А еще целый поток того, что идет под рубрикой «современная беллетристика». И переводы. И все это романы — толстые такие книжки, которых нормальный человек с восьмичасовым рабочим днем и семьей может прочитать не больше пары десятков в год. И то только в том случае, если он страстный библиофил и не смотрит телевизор.

О том, какой ущерб наносит «индустрия развлечений», к которой основательно примкнули «работники культуры», собственно развитию искусств, написано немало. Но это еще не все. Самое интересное, что «при всем богатст­ве выбора альтернатив нет». И книжный поток — и киношный, и музыкальный — не отличается раз­нообразием. Собственно, на что и направлены усилия индустрии — на нивелировку выбора. Идеаль­ный потребитель — это тот, который не перебирает харчами, но исправно выворачивает карманы.

Но почему мы так легко на это поддаемся? Разве мы не в состоянии отличить плохое от хорошего? Дело в том, что, распространяя и всячески раскручивая всевозможную спирсню, заполняя ею эфир и якобы «под нее» лоббируя и растягивая во времени сроки действия авторского права, господа от ассоциаций защиты авторских прав во всех видах искусства суживают канал доступа к культурному архиву. К тому, что мы сами привыкли считать лучшими достижениями и своего рода эталонами. Это наши воспитатели хорошего вкуса. Это наш камертон для определения качества новой продукции. Это просто здорово, потому что пробирает и забивает дух, а не потому, что не мешает жевать поп-корн! То, что было создано однажды и не востребовано индустрией при жизни творца, а потом еще семьдесят лет, в потоке того, что индустрией очень даже поддержано, утонет и будет забыто. Рукописи не горят. Но исчезают под кипой других рукописей. Так куется монополия на культуру. Т.е. на наши с вами мозги.

Одно утешение: любая монополизированная культура, как ее ни души концепцией авторских прав или диктатурой пролетариата, чревата появлением альтернативных сообществ. Любой исследователь культуры на вопрос о характеристиках культуры в числе первых назовет обмен. Самые радикальные скажут, что именно способы обмена и определяют культуру как таковую. Так вот, любители и просто любопытствующие оттачивают эти самые способы обмена самым прекрасным, что сумел сотворить человеческий гений — объектами авторского права. В просторечии — фильмами, книгами, компьютерными программами, музыкой. Пресловутые «субкультуры» фор­мируются как раз на почве определенного типа обмена. Пример из собственной истории: советская интеллигентская кухня, кучковавшаяся вокруг самиздата с типом обмена «из рук в руки». Сама по себе анекдотичная, она и фольклор оставила главным образом в виде анекдота — ужасно смешного, слегка щекочущего нервы и зачастую нецензурного.

Нынешняя ситуация в искусстве, авторском праве и высоких технологиях тоже довольно быстро сформировала собственные потребительские субкультуры, возникшие вокруг разнообразных файлообменных сетей. То есть с типом обмена в целом понятно. С типом сообществ, в общем, тоже — эдакие интернет-клубы по интересам. «Ребята, я тут выставил мес­су 12-го века. Вдруг кому интересно. У меня еще есть большая коллекция Дюфаи, де Машо и школы Нотр-Дам. Если кому-то нужно, выставлю». «Ну и нудилово», — заикается было случайный прохожий. Но его тут же сметает с ног и затаптывает толпа с разноцветными флажками и преимущественно посредственным английским, часто сводящимся к краткому, но емкому «вау!» Оказывается, по обе стороны горизонта живет достаточное количество аборигенов, всю жизнь мечтавших именно о школе Нотр-Дам. Соседи за стенкой травят их «Владимир­ским централом» или All I need is love. Коллеги в офисе даже не догадываются об их извращенных вкусах. Любимые недоуменно пожимают плечами. Но есть люди, чьих имен ты не знаешь, с которыми не надо пить водку, задавать воп­рос о здоровье семьи и выслушивать подробные ответы — можно делиться только самым главным и получать только то, что цен­но. Это твоя компания, твой клуб «идеальных единомышленников» — идеальных и в том смысле, что они не существуют для тебя в качестве физических тел, и в том, что это общение избавляет от иногда обременительного коммуникативного политеса.

В отличие от большинства других типов интернет-сообществ, сформированных вокруг форумов, чатов и даже блогов, где люди зачастую обмениваются не только (а иногда — не столько) значимой информацией, сколько плохим настроением и умением убивать время в трендеже, файлообменные сети устанавливают зачастую нестойкие сообщества, направленные на получение и распространение определенного произведения. В форум участник может заходить каждый день и висеть в нем годами (есть даже понятие такое «форумная зависимость»), не замечая даже, как некогда продуктивное общение на интересующую всех тему превратилось в разборки и интриги, которых, казалось бы, и в реале вполне достаточно. Сообщество, возникшее вокруг одного направления в файлообмене, почти не прибегает к вербальной коммуникации. А если прибегает, то в основном «по делу» или для «спасиба-всем».

Одно во всей этой истории нас смущает: блокбастер не получается. Получается триллер о серийном убийце-расчленителе микки-маусов.

Но это незаконно!

Почему файлообмен

Термин «файлообмен» уже лет семь как стал обычным для «профессиональных» пиратов, сисадминов и прочей околоайтишной публики. Однако дальше «узких кругов» технология особенно не шла. Этому мешали не очень удобные программы-клиенты: их настройка и эффективное пользование требовали специфических знаний. «Взлеты и падения» западных файлообменных сетей не давали возможности пользователям выбрать для себя оптимальный вариант — только найдешь что-то по душе, как его быстренько прикроют борцы за чистоту авторского права. И самое главное — дороговатое и медленное соединение с Интернетом надежно сдерживало многочисленных пользователей от файлообменного искушения.

Однако сегодня все меняется. Рождаются и мужают украинские и российские торрент-трекеры, разрастаются за счет нашего брата западные гиганты. Склады­вается впечатление, что «процесс пошел».

Первым и основным фактором, толкающим рядовых украинских пользователей к файлообмену, стало удешевление Интернета — и в столице нашей Родины, и понемногу в областных и районных городах. Сегодня в Киеве мегабайт информации, закачанной из Сети, у отдельных провайдеров стоит 0,5—2 коп. За не малую, но не катастрофически высокую плату (200—250 грн. в месяц) можно приобрести безлимитное соединение с удовлетворительной скоростью.

Понятно, что люди, покупающие «безлимитку» или тарифный план на 10–20—30 гигабайт в месяц, намерены пользоваться не только электронной почтой. Даже для интернет-игр с участием многих пользователей, «Скайпа» и порнографических картинок в придачу — масштабы явно великоваты. Единственный ресурс, способный легко потреблять такие (и больше) объемы трафика, — это закачивание видео и программного обеспечения.

Не исключено, что именно удешевление Интернета наконец осуществит давнюю мечту правособственников (зарубежных) и правоохранителей (украинских) и нанесет серьезный удар по «уличным» продавцам нелицензионных фильмов и программ. Поскольку «закачанный» CD уже сейчас стоит от 3 до 10 гривен, нет никакого смысла ходить что-то искать на убогих пиратских раскладках. Тем более что фактическая монополизация рынка пиратской медиапродукции несколькими российскими производителями привела к резкому падению и качества, и ассортимента этого товара. Можно, конечно, предположить, что в этом есть заслуга правоохранителей, но мешает один момент. Если удалось поймать пиратов с артхаусным, коллекционным и классическим кино, то почему на половине станций метро вечером стоят молодые люди с последними «продуктами жизнедеятельности» Голливуда? На них что, разнарядки не было?

Стоимость мегабайта на пиратском DVD обычно еще в три-пять раз ниже, чем при закачивании из Сети. Но из диких киноколлекций «12-в-одном» смотреть можно в лучшем случае треть, так что выходит то же самое.

Конечно, получив возможность выкачивать ежемесячно одну и ту же гору недорогих гигабай­тов, пользователю проще не морочиться с хитрыми «обменными играми», а тихо и мирно качать музыку, кино и программное обеспечение из соответствующих файлохранилищ. Некоторые провайдеры даже заводят на сайтах рубрику «По­лезные ссылки», где публикуют адреса «пиратских складов», ненавязчиво намекая пользователям, для чего им может пригодиться большое количество трафика.

Такой вариант безусловно при­влекателен — можно только брать информацию, а в файлообменниках ее нужно еще и отдавать, — но у него есть и существенные минусы. Во-первых, оперативность — самых свежих фильмов, как у «уличных пиратов», здесь искать не стоит. Во-вторых — зависимость от общих вкусов. Если хочется «серийного Голливуда», мульт­фильмов советских и западных, ну и, в лучшем случае, аниме — то в пиратских файлохранилищах вас ждет счастье. Если же вас интересует классика кино начала двадцатого века (которая, кстати, уже и не «пиратская» вовсе, а всенародное достояние), музыка раннего Средневековья или какого-нибудь Мессиана, то будете искать ее в обычных файлохранилищах долго и, главное, безуспешно. Другое дело — торрент-сети. Яс­ное дело, и они завалены мейнстримом. Но, учитывая колоссальное количество пользователей, каждый из которых имеет право публиковать свою информацию, вероятность найти нечто редчайшее существенно увеличивается. Хотя гарантий, конечно, и здесь никто и никаких не даст.

Но самое узкое место традиционных файлохранилищ — это способность (или, скорее, неспособность) «раздавать» большое количество информации. Ведь «исходный канал» сервера делится в определенной пропорции между получателями информации из него. И если вместо обычных десятков клиентов синхронно приходит тысяча, то скорость передачи для каждого из них снижается в сотню раз. Конечно, «канал» можно расширять, но вряд ли это расширение будет успевать за ростом числа желающих приобщиться к искусству с помощью широкополосного Интернета. В торрент-сети все наоборот: чем больше людей «обменивается» файлом, тем выше скорость, поскольку каждый, кто взял хотя бы один-два процента информации, в тот же момент начинает эти проценты раздавать. Например, один из дистрибутивов Linux’а из «родных» серверов компании-разработчика в первые дни после выхода «раздавался» со скоростью 20—25 Кбит в секунду, а в файлообменных сетях скорость легко доходила до 400.

Несмотря на недобрую, отчасти заслуженно, славу пиратского прибежища, файлообменные торрент-сети являются сегодня едва ли не самым удобным инструментом распространения больших объемов информации в Сети. А как именно использовать этот инструмент — каждый решает для себя сам. В зависимости от остроты угрызений совести и национальных особенностей судопроизводства.

Алексей (Alexx),
представитель команды сайта torrentreactor.net

— По разным данным, сейчас от 10 до 60% интернет-трафика генерируют файлообменные сети. Какая цифра ближе к реальности?

— Основной объем мирового трафика приходится именно на протокол битторрент. Эта технология сейчас наиболее распространена. По объемам с торрентами может сравниться только веб-трафик, но его количество меньше в разы. Точную цифру назвать не могу, одно знаю: торрент-трафик превосходит весь веб-трафик. А остальные сети генерируют на порядки меньшие объемы. Ведь торрентами пользуются сотни миллионов человек.

— А каково приблизительное количество посетителей вашего ресурса? Если не секрет, конечно.

— Ежедневно наш сайт torrentreactor.net и его копию под другим внешним обликом bushtorrent.com посещает 400 тысяч человек.

— Что заставляет пользователей выставлять торренты, входя при этом в конфликт с законом?

— Желание поделиться материалом. Уже давно многие люди живут по приниципу «warez должен быть бесплатным». Тот, кто выложил какой-то файл, в обмен скачает что-то для себя. То есть речь идет в первую очередь об энтузиазме. Но есть и другие факторы. Финансовые, например: когда торренты распространены, на них многие стараются и денежек заработать.

— Касательно заработка на торрентах — это главным образом реклама или есть что-то еще?

— Есть торренты, закрытые паролем. Чтобы получить пароль от архива, нужно сделать определенное действие — заплатить или сходить по ссылке. Есть торренты с использованием системы DRM — digital rights management. Это, если не ошибаюсь, когда для просмотра выкачанного видео приходится скачивать дополнительно софт, который затем управляет компьютером — показывает релевантную рекламу на сайтах и т.п.

— А насколько это рискованно — участвовать в торрент-обмене? Были случаи, когда пользователей «брали к ногтю»?

— В Америке, насколько я знаю, законодатели пытаются бороться с теми, кто скачивает пиратский софт. Провайдеры стараются это отслеживать. Лично мне неизвестны случаи, когда судили именно простых пользователей. Но это, конечно, не значит, что их не было.

— Как вы думаете, распространение широкополосного интернета и файлообмена положит конец лоточкам с дисками «12-в-одном»? Или р2р и лотки это товар для разных категорий населения?

— Скорее лоточкам положит конец закон об авторских правах.

— Вроде и закон есть, и лоточники есть… А как, по вашему мнению, будет развиваться законодательство об автор­ских правах?

— На этот счет я настроен немного скептически. Особенно когда речь идет о создании единых законодательных актов для всего Интернета. Всегда найдется страна или страны, которые не войдут в это соглашение и где сайты с объектами авторского права будут легальными.

— Как, по вашим наблюдениям, соотносятся в файлообменниках те, кто загружает/отдает? Есть ли некая элита, или это все-таки равноправное сообщество?

— Есть трекеры, некоторые из них закрытые, т.е. требуют регистрации или приглашения. Их можно считать центрами, объединяющими людей. А что до иерархии, тот, кто больше раздает, имеет более высокий статус.

— На многих трекерах — особенно западных, типа Demonoid, Thepiratebay — атмосфера гораздо более дружественная, чем во всяких чатах/форумах.

— Конечно трекеры разительно отличаются от чатов, где люди пришли поболтать и излить свои не всегда положительные эмоции. На трекеры люди приходят по делу…

— Ваш ресурс зарегистрирован в России, но при этом, кажется, ориентирован в основ­ном на западную аудиторию?

— Все просто. Платежеспо­соб­ность российской аудитории гораздо ниже, чем западной. Соответственно и денег от рекламы запад­ный проект приносит больше. Плюс мы охватываем потенциально всю мировую аудиторию. То есть можем привлечь большее количество посетителей

— Какие ресурсы подобного рода вы могли бы порекомендовать украинской аудитории — той ее части, у которой плохо с английским?

— Насколько я знаю, Thepiratebay имеет локализацию на многих языках. Что касается собственно русскоязычных ресурсов — подойдет любой, где можно легко зарегистрироваться и где есть достаточно большое количество пользователей раздающих контент. Кстати, могу порекомендовать читателям наш торрент-клиент Bitzip (адрес www.Bitzip.com ).

Битторрент — это протокол передачи файлов в режиме «от пользователя — к пользователю». Спроектированный специально для обмена большими файлами среди большого количества людей, он резко отличается от обычной архитектуры «клиент—сервер», при которой тот же сервер сам и раздает файлы всем желающим. Когда желающих становится многовато или файлы, которые берут с сервера, оказываются слишком большими, нормальная процедура раздачи слонов прекращается. Получить четверть слона удается только трети желающих.

При пользовании торрент­протоколом все происходит иначе. Как только один человек выставляет файл, а другой начинает его скачивать, информация об этом передается на определенный центральный сайт, который отвечает за «раздачу», — трекер. Следующий клиент уже «берет» файл у них обоих, при этом автоматически отдавая четвертому, и так далее. Специальный алгоритм следит, чтобы все брали у «первоисточника» разные фрагменты файла. Поэтому когда через некоторое время «источнику» надоест наполнять чужие ведра и он выйдет из «раздачи», остальные пользователи смогут просто обмениваться имеющимися у них кусками и составлять целый файл.

Для успешного пользования торрент­протоколом придется разобраться, что для чего нужно и как это все называется (да простят почитатели рафинированного языка за откровенные «англицизмы», но аналогов в современном украинском или русском просто нет).

Торрент (Torrent) — небольшой файл, содержащий информацию о файле большом, которым, собственно, и собираются обмениваться. В торренте есть информация о размерах большого файла и о сервере, который координирует раздачу (трекер).

Трекер (Tracker) — сайт, который хранит торренты (тысячи, а иногда — миллионы), имеет тематические каталоги торрентов и координирует процесс раздачи файлов. Также трекер позволяет общаться пользователям — выражать благодарность тому, кто выставил на раздачу что­то полезное, и просить выставить еще.

Сидер (Seeder) — пользователь, у которого на жестком диске хранится полная версия файла, который он продолжает раздавать.

Личер (Leecher) — пользователь, который закачивает файл (от сидеров и других личеров) и одновременно раздает его другим личерам. Как только личер закачал весь файл, но при этом не закрыл к нему доступ остальным личерам, — он становится сидером.

Рейтинг (Ratio) — соотношение количества информации, которую пользователь отдает, и той, которую он забирает у других. В идеале должен составлять единицу и больше. Если кто­то чересчур долго только забирает файлы и делает все возможное, чтобы их не отдавать (то есть выключает компьютер сразу после завершения закачки), то после продолжительных предупреждений и уговариваний его могут выбросить с трекера.

Битторрент­клиент (bittorrent client) — программа, которая обрабатывает торренты и собственно скачивает файлы.

Таким образом, для успешного файлообмена следует заинсталлировать на компьютере битторрентклиент, зайти на трекер, выбрать там нужные торренты, начать их «личить», а «заличив», не забывать «сидить», чтобы «личить» могли и другие. Кроме того, у «сидеров» получается высокий рейтинг, и в дальнейшем система позволяет таким пользователям «личить» торренты быстрее.

Битторрент­клиенты можно закачать с сайтов их разработчиков:

Bittorrent ( http://www. bittorrent. com/download ),

Azureus (http://azureus. sourceforge. net/)

Bitcomet http://www. bitcomet. com)

Utorrent http://www. utorrent. com)

Трекеров можно найти множество с помощью любого поисковика. Флагман этой флотилии — шведский The Pirate Bay (http://thepiratebay. org/) с его полутора миллионами зарегистрированных пользователей. Также весьма респектабельным является Demonoid (http://www. demonoid. com) — на нем кроме «нелегальной попсы» часто попадается старинная литература и музыка, а также почти полностью отсутствует эротика — не говоря о порнографии.

В завершение хотим напомнить читателям, что в файлообменных сетях попадаются (и весьма часто) материалы, которые являются объектами авторского права и защищены украинским законодательством (см. врез), а также международными договорами. Многочисленных форм ответственности за их копирование и просмотр в Украине еще никто не отменял...

Поэтому законно качать те произведения литературы и искусства, которые стали общественным достоянием (то есть со времени смерти авторов которых прошло 70 лет) или были опубликованы под какой­нибудь из лицензий, которые позволяют свободное распространение. То же самое и с компьютерными программами, которые наши законодатели уравняли в правах с литературными произведениями (поэма Гейтса... ой, о чем это мы?): качать их можно в случае, если они распространяются под GPL (General Public License) или чем­то похожим. Как завещали классики, кодекс следует уважать...

Хроники интернет-преступности

Федеральное бюро расследований опубликовало доклад о борьбе с интернетпреступностью в 2006 году. Неожиданный вывод: преступлений такого рода стало меньше, однако ущерб они наносят больший.

В 2006 году отдел ФБР, занимающийся борьбой с подобными преступлениями (Internet Crime Complaint Center), получил 207,5 тыс. заявлений от пострадавших. Это на 10,4% меньше, чем в 2005 году. Сумма совокупного ущерба оценивается в 198,4 млн. долл. (183,1 млн. долл. в 2005 году, 68,1 млн. — в 2004м, 125,6 млн. — в 2003м).

Среднестатистический пострадавший от действий интернетпреступников потерял 724 долл. Од­нако почти в 40% случаев разме­ры потерь превысили 100 тыс. долл.

Чаще всего (более 44% случаев) мошенничества происходят во время интернетаукционов, таких, как eBay. Типичная схема: покупатель оплачивает купленный им товар, но не получает его. Однако наибольший ущерб наносят так называемые нигерийские письма — схему начали первыми использовать нигерийские мошенники, отсюда и название аферы. Этот метод применяется уже полтора десятилетия: житель какой­либо страны третьего мира предлагает жителю «богатой» страны помочь в выведении, например, из Нигерии значительных финансовых активов, некогда принадлежавших высокопоставленным чиновникам, военным и пр. Итогом операции должен быть честный дележ полученных денег. Первым шагом является внесение определенной суммы на счет в нигерийском банке. После того как деньги переведены и обналичены, мошенники исчезают. В 2006 году среднестатистическая жертва потеряла на этом 5,1 тыс. долл. В тройку лидеров также вошли мошенничества с чеками (3,7 тыс. долл.) и фиктивными инвестициями (чуть менее 2,7 тыс. долл.).

75% вычисленных интернетмошенников являются жителями США. Однако американцев активно надували и иностранцы, среди которых больше всего представителей Вели­кобритании, Ни­герии, Канады, Румы­нии, Италии, Нидерландов, Германии и ЮАР. Российские жулики заняли восьмое место в этом малопочетном рей­тинге, на их долю пришлось 1,1% совершенных в США интернетпреступлений. Мошенники чаще всего вступали в контакт с потенциальными жертвами с помощью электронных писем (почти 74% случаев).

Любопытно, что жертвами жуликов чаще всего становились довольно хорошо образованные мужчины в воз­расте 30—50 лет. Мужчины теряли заметно больше, чем женщины (среднестатистический потер­певший мужчина потерял 920 долл., женщина — 544 долл.). Размеры потерь увеличиваются вместе с возрастом потерпевших.

По материалам
www.washprofile.org

Виртуальные гонки увеличивают агрессивность вождения

Учёные из Германии установили, что люди, увлекающиеся виртуальными гонками, водят реальный автомобиль агрес­сив­нее и чаще попадают в аварии по сравнению с теми, кто не играет вообще или проводит время за другими видами видеоигр.

На первом этапе исследова­ния учёные опросили 198 мужчин и жен­щин. Оказалось, что играющие в видеоигры респонденты чаще водят автомобиль агрессивно и попадают в аварии. На вто­ром этапе исследо­вания при опросе 68 человек было установ­лено, что отдающие предпоч­тение гоночным симуляторам больше рискуют при вождении в городе, чем те, кто предпочитает вир­туальные раз­влечения в различных жанрах. Аналогичное соответ­ствие в склон­ности к мышле­нию, направленному на риск, было получено при последующем опросе 83 респондентов.

По словам одного из прово­див­ших исследование учёных — Йорга Ку­биц­кого из Союзного центра техноло­гий (Allianz Center for Technology), предрасположенность к принятию рискованных решений — одна из главных тем обсуждения при установ­лении причин аварий с участием молодых водителей. В исследовании были также задейство­ваны спе­циа­листы из Мюнхенского университета им.Людвига Максимилиа­на, сообщает Reuters со ссылкой на Journal of Experimental Psychology.

В феврале 2007 года Кристо­фер Фергюсон, профессор факультета психологии Техасского агротехни­ческого междуна­родного университета, объявил, что ком­пьютерные игры c элементами насилия вовсе не провоцируют людей на жестокие пос­тупки. Выво­ды исследований, говорящих об обратном, Фергюсон списал на непрофессиональный подход их авторов и чрезмерное освещение таких публикаций прессой.

По материалам
www.compulenta.ru

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно