Пять орденов Марии Фортус

24 октября, 2008, 13:43 Распечатать

Фортус Мария Александровна родилась в 1900 году на Херсонщине. Во время революции 1917 года принимала участие в подпольной работе местных партийных ячеек эсеров и большевиков...

Фортус Мария Александровна родилась в 1900 году на Херсонщине. Во время революции 1917 года принимала участие в подпольной работе местных партийных ячеек эсеров и большевиков. С 1919 года — на службе в органах ЧК в Херсоне, Елизаветграде, Одессе. Выполняла агентурную задачу в одном из отрядов армии Махно. В 30-е годы проживала в Испании вместе с мужем — испанским коммунистом, выполняя при этом задания внешней разведки. После трагической гибели мужа некоторое время находилась на нелегальном положении, а во время гражданской войны в Испании была переводчиком советских представителей, совмещая это с выполнением различных особых поручений. По возвращении на родину закончила Военную академию имени Фрунзе.

Во время Великой Отечественной войны была начальником штаба авиаполка под командованием Марины Расковой, потом находилась в партизанском отряде Дмитрия Медведева, где на протяжении определенного времени действовала совместно с советским разведчиком Николаем Кузнецовым. В составе разведотдела Третьего Украинского фронта готовила разведывательные группы для засылки в глубокий тыл противника, сама неоднократно десантировалась со специальными заданиями на территорию Румынии и Венгрии.

После войны продолжала работать в разведке. Награждена двумя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, многими другими наградами СССР и иностранных государств. Умерла в 1980 году.

Мария Фортус во время встречи с лидером Венгерской республики Яношем Кадаром в Будапеште, 1979 р. Фото: Николая СТЕПАНОВА из личного архива местного краеведа Августа ВИРЛЫЧА
Мария Фортус во время встречи с лидером Венгерской республики Яношем Кадаром в Будапеште, 1979 р. Фото: Николая СТЕПАНОВА из личного архива местного краеведа Августа ВИРЛЫЧА
При работе с уникальными документами 20—30-х годов прошлого столетия в Отраслевом государственном архиве Службы внешней разведки Украины мне случайно попалось на глаза короткое упоминание о молодой бесшабашной разведчице, которая была заслана в отряд Нестора Махно, регулярно передавала важные сведения, а потом была разоблачена и расстреляна. Дальнейшие исследования подтвердили мои предположения: речь шла о легендарной советской разведчице Марии Фортус, которой удалось выжить и о которой в 60—70-е годы было написано несколько книг и снято два кинофильма — «Альба Регия» с Татьяной Самойловой в главной роли и «Салют, Мария!» с Адой Роговцевой. Удачное воплощение образа разведчицы принесло Аде Николаевне широкую популярность и премию за лучшую женскую роль на VII Московском кинофестивале 1971 года.
С однополчанами по гражданской войне в Испании Фото: Николая СТЕПАНОВА из личного архива местного краеведа Августа ВИРЛЫЧА
С однополчанами по гражданской войне в Испании Фото: Николая СТЕПАНОВА из личного архива местного краеведа Августа ВИРЛЫЧА
Сегодня о Марии Фортус можно было бы создать увлекательный многосерийный триллер, который бы держал в напряжении до последнего кадра и отвечал бы самым требовательным зрительским вкусам. Ведь в ее жизни было все: бурная революционная молодость, опасная рискованная разведывательная работа за границей, трагические балансирования между жизнью и смертью, горечь потерь близких и родных, драматическая любовь.

 

В революционном Херсоне

Неожиданная встреча в уютной херсонской кондитерской перевернула жизнь Марии. Смуглый черноглазый моряк с иностранного судна начал засыпать ее комплиментами. Его звали Рамон Касанеляс Люк. Он оказался испанским анархо-синдикалистом, который из-за преследования на родине за политическую деятельность вынужден был наняться на французское торговое судно механиком. Со временем это судно переоборудовали в ремонтную базу и включили в состав французской военной эскадры, которую отправили на юг России для борьбы с молодой советской властью. На рейдах Одессы, Николаева, Херсона собралось немало английских, французских, греческих крейсеров, миноносцев, вспомогательных кораблей. Моряки вместе с белогвардейскими частями хозяйничали в портовых городах. Но революционеры-подпольщики не сидели сложа руки: они развернули широкую разъяснительную и агитационную работу среди матросов. Активное участие в ней принимала и Мария Фортус.

Еще до революции, как член эсеровской организации, она выполняла различные рискованные задания. Однажды устроилась в оранжерею местной тюрьмы, чтобы установить контакт с приговоренным к смертной казни активистом и подготовить его бегство. Мария сделала все, что от нее требовалось, тем не менее на завершающем этапе свои коррективы в ход операции внесла Февральская революция 1917 года. После ее свершения всех политзаключенных освободили и так.

В годы иностранной интервенции Фортус успешно доставила из Одессы в Херсон чемоданы с агитационной литературой. Следующим ее заданием было распространить листовки среди иностранных моряков. Поняв, что новый знакомый не только искренне в ее влюблен, а и разделяет ее революционные взгляды, Мария начала активно привлекать его к этой деятельности. Но со временем массовые антивоенные выступления французских моряков в портовых черноморских городах вынудили правительство Франции отозвать свой флот. Покидал Херсон и Рамон, не зная, что вместе с любимой он оставляет на украинском берегу своего будущего ребенка.

Родившегося сына Мария назвала в честь отца Рамоном. Но не с ее характером было сидеть дома и стирать пеленки. Как только в Херсоне установилась советская власть, ей предложили работу в местной ЧК. Мария согласилась сразу. И хотя она занималась преимущественно делопроизводством, все равно ощущала себя нужной. Но события гражданской войны разворачивались на юге непредсказуемо. За какое-то мгновение все изменилось, красногвардейцы начали быстро отступать, не успевая даже эвакуировать государственные учреждения с их документацией. Более всего боялись за секретные бумаги чекисты. Чтобы лишний раз не рисковать в пути, все самое важное закопали в лесу. Там-таки прятали и реквизированное у буржуазии золото и серебро. А самые ценные изделия и бриллианты было решено перевезти в Киев.

Эту миссию взялась выполнить Мария. Она зашила ценности в специальный пояс, обернула им себя несколько раз, после чего снова, как и недавно, выглядела беременной. В сопровождении якобы мужа она пешком отправилась в опасное путешествие. Дорогой наталкивались на многочисленные банды, отряды местных атаманов и революционеров. Один раз их даже попытались обыскать, но Мария устроила такую истерику, что «супругов» отпустили, и все обошлось.

Почти месяц добирались в Киев и таки дошли, полуголодные и босые, потому что обувь полностью разлезлась. В кабинете начальника ВУЧК Мария, выложив на стол ценности, почувствовала такую усталость, что едва не потеряла сознание.

Из Киева ее отправили в Елизаветградскую ЧК, теперь уже на оперативную работу. Однажды возникла чрезвычайная ситуация: бандиты захватили Марииных коллег и требовали выкуп. Нужной суммы не было. Кто-то предложил попросить у Нестора Махно — его главный штаб как раз находился неподалеку. Мария и еще один товарищ под видом учителей пришли к всесильному батьке.

— Батька, дай денег на школу, — начали слезно просить. — Дети голодают, писать нечем, учебников нет.

Жена Нестора Ивановича Галина Кузьменко, находившаяся поблизости, пожалела и уговорила мужа помочь. Денег как раз хватило, чтобы освободить товарищей.

На одном из очередных совещаний обговаривали, как бороться с армией Нестора Махно, в частности продумывали различные варианты проникновения разведчика в один из его отрядов. На эту роль Мария предложила себя. Сначала она устроилась медсестрой в эвакопункт на станции Пятихатки, где частенько лечились раненые махновцы. Подружившись с очередной группой бойцов, спустя какое-то время она подалась вместе с ними в один из махновских отрядов. Там продолжала лечить больных и раненых, в то же время заранее определенным способом связи сообщала о передвижении и планах махновцев.

Но однажды случилось непредвиденное: кто-то из близкого окружения Махно узнал в ней учительницу, которая приходила просить деньги на школу. Долго разбираться не стали. Как раз в это время армию Махно преследовали отряды Красной армии, которым было поставлено задание уничтожить повстанцев как врагов советской власти. Поэтому вместе с другими захваченными Марию вывели в поле, прозвучал залп...

Когда местные крестьяне наведались на место расстрела, то заметили, что кто-то подает слабые признаки жизни. Это была Мария Фортус. Пуля, попавшая в большую медную пуговицу, застряла возле сердца. В больнице разведчице удалось спасти жизнь, и спустя некоторое время она была переправлена к своим.

После выздоровления Мария снова вернулась на службу, теперь уже в Одесскую губчека. Принимала участие в разработке заграничных белоэмигрантских организаций. Как хозяйка явочной квартиры принимала посланцев белого генерала Булак-Булаховича, который осел в Румынии и оттуда засылал гонцов на юг Страны Советов для сбора информации и подготовки подпольщиков, недовольных новыми властями. Один из бывших царских офицеров разоблачил ее и решил расправиться. Ранение оказалось тяжелым, но и на этот раз женщина выжила. После сложной операции и выздоровления врачи запретили использовать ее на оперативной работе. Да и коллеги советовали больше не испытывать судьбу.

С уругвайским паспортом в Испании

Марию откомандировали на обучение в Москву в Коммунистический университет трудящихся Востока. Там как раз состоялось событие, о котором она все эти года мечтала, — встреча, причем случайная, с Рамоном. Как выяснилось, он был политэмигрантом и сам старался разыскать любимую на юге Украины. А судьба снова свела их в Москве, подарив несколько лет счастливой жизни вместе с сыном. Рамон в это время заканчивает летную школу, потом — Коммунистический университет имени Свердлова, работает в исполнительном комитете Коминтерна.

В 1929 году Рамона, как активного политического деятеля, по линии Коминтерна направляют сначала в Мексику, потом в Испанию. Советская внешняя разведка решает отправить к нему Марию. Импозантная, модно одетая латиноамериканка с уругвайским паспортом, оформленным на имя Хулии Хименес Кардена, прибыла в один из испанских портов на туристическом теплоходе. Она в совершенстве владела испанским языком, поэтому никто не мог даже заподозрить, что эта очаровательная леди — разведчица.

Ее пребывание в Испании было достаточно непростым. Политическая ситуация в то время весьма обостряется. Профашистский режим старается подавить активность народных масс и ужесточает репрессии против коммунистической партии, которая вынуждена уйти в подполье. Вместе с Рамоном, избранным генеральным секретарем компартии Каталонии, прячется от преследований и Мария. Она готовит листовки, собирает материалы для газетных публикаций, участвует в другой партийной работе. Такая бурная деятельность не остается незамеченной полицией. Рамона арестовывают, а Марию выдворяют из страны. Мария оказалась на юге Франции. Через несколько месяцев, узнав об освобождении мужа, она тайно возвращается и снова включается в подпольную работу.

В Испании ее ожидает новое испытание. В стране начинаются парламентские выборы, и Рамона выдвигают кандидатом в депутаты от коммунистической партии. Незадолго до выборов автомобиль, в котором он ехал в Мадрид по партийным делам, попадает в подстроенную реакционерами катастрофу.

Проститься с популярным политическим деятелем пришли тысячи испанцев. Живая очередь в здание ЦК партии растянулась на несколько кварталов. Мария вынуждена была несколько раз становиться в общую очередь, чтобы пройти мимо гроба любимого: из-за незаконного перехода французско-испанской границы ее могли в любой момент арестовать. Полиция выслеживала ее среди участников похоронной процессии.

Некоторое время Мария оставалась в Испании, выполняя задания разведки. Потом возвратилась в Москву. Здесь ее встретил Рамон-младший, который за это время подрос, возмужал и выглядел намного взрослее и серьезнее своих сверстников. Он находился под опекой Коминтерна, и это сказалось на его взглядах. Мать обнаруживала в характере сына все больше общих черт с отцом. Это ее радовало и вместе с тем пугало.

— Нам уже достаточно в семье революционеров, — не раз говорила Мария сыну.

Но когда Рамону исполнилось 16 лет, руководство Коминтерна пригласило ее на разговор. Для официальной поездки в Испанию на длительный срок готовили группу активистов, чтобы вести там работу с испанской молодежью. Рамон хорошо знал испанский, подходил по всем критериям, да и сам рвался туда. Скрепя сердце Мария дала согласие.

А через четыре месяца в Испании вспыхнула гражданская война. На помощь республиканской армии из разных стран мира отправились сотни добровольцев. Сразу обратилась с просьбой к своему руководству и Мария Фортус:

— Я готова выполнять любую работу. Там похоронен мой муж, там находится мой сын.

По прибытии на место боевых действий Марию прикомандировали как переводчика и офицера по особым поручениям к советскому военному советнику при генеральном штабе республиканской армии генерала Петровича. Им оказался Кирилл Мерецков, будущий маршал Советского Союза. Пылкая, смелая и отважная, она запомнилась многим участникам тех событий. Однажды, прибыв на линию обороны одной из бригад, она увидела толпу солдат, которые панически отступали.

— Стойте! — крикнула Мария. — Где ваша испанская мужская гордость? Или вы ее с испугу оставили в окопе? Что вы скажете потом своим женам и матерям?

Солдаты после таких слов остановились, повернули назад и во главе с женщиной провели такую молниеносную контратаку, что противник, не успев прийти в себя, был отброшен.

Изредка со специальной почтой Марии удавалось получать короткие весточки от сына, который к тому времени уже учился Москве в авиационном училище. Но не ожидала, что обучение закончится так быстро, когда случайно встретила его на одной из мадридских улиц в летной форме. Три дня, проведенные вместе, промелькнули как один миг. Рамон отправился догонять свою часть, а Мария получила новое назначение — опекать авиационную разведку на северном фронте в штабе военно-воздушных сил.

Об одной из операций, проведенной при ее непосредственном участии, тогда писало много европейских газет. Задание было непростое — уничтожить базу бомбардировщиков в городе Леоне. О проведении наземной операции не могло быть и речи, потому что все подступы надежно охранялись. А чтобы атаковать с воздуха, нужно было точно знать расположение самолетов на аэродроме, зенитных подразделений, особенности боевого дежурства. У республиканцев самолетов было очень мало, поэтому действовать должны были решительно.

Взяв с собою альпинистское снаряжение и мощный телескоп, Мария с группой бойцов отправилась на покорение одной из горных вершин вблизи Леона. Они добрались до намеченной цели и, установив оснащение, увидели в объективе военный аэродром. Круглосуточное наблюдение показало, что с двенадцати до часу дня все шли на обед, не оставляя возле самолетов даже дежурных экипажей. Информацию передали в штаб по рации. А уже на следующий день радостно наблюдали, как в назначенное время республиканцы беспрепятственно разбомбили аэродром, уничтожив десятки вражеских самолетов и склады с топливом. Ни одна машина не смогла подняться в воздух.

За успешное проведение этой и других операций в Испании Марию Фортус наградили орденами Ленина и Красного Знамени. По возвращении в Москву первое, что она сделала, это посетила отдел, который занимался отправкой добровольцев в Испанию, чтобы узнать о сыне. В последнее время от него не было никаких вестей.

— Ваш сын месяц назад был сбит в районе Сарагосы над вражескими позициями. Примите мои соболезнования, — сказал полковник.

В тылу врага

Мария нашла в себе силы вернуться на службу. Ее в числе тех, кто прошел боевое крещение в Испании, откомандировали на обучение в Академию имени Фрунзе. Впервые сюда зачислили слушателями нескольких женщин.

Когда началась Великая Отечественная война, Марию Фортус назначили начальником штаба авиационного полка под командованием Марины Расковой. Руководствовались тем, что ранее она уже имела дело с авиацией. Но Мария была убеждена, что больше пользы может принести на другом участке работы — в разведке. Один за другим посылала руководству соответствующие рапорты. В начале 1942 года представился случай использовать ее прежние знания и навыки. В сформированный Дмитрием Медведевым партизанский отряд вошла группа испанских эмигрантов, понадобился переводчик. Одновременно перед Марией поставили задание помогать командиру в разведывательной работе.

В отряде Мария познакомилась с разведчиком Николаем Кузнецовым. Однажды им совместно пришлось выполнять непривычную миссию. В лесу неудачно приземлился самолет с большой земли, который привез оружие и медикаменты, а обратно должен был забрать раненых. Машина ремонту не подлежала, поэтому решили ее сжечь. Но костер оказался настолько большим, что ночью его было видно за много километров. Медведев решил передислоцировать отряд. Это нужно было сделать незаметно, чтобы не узнали даже жители окружающих сел. Кузнецов и Фортус придумали комбинацию: он облачился в форму немецкого обер-лейтенанта, а она — надела обычную одежду с полицейской повязкой на рукаве. В первом же селе разведчик на немецком языке начал кричать на селян, что они прячут партизан и ничего не сообщили о советском самолете, который приземлился в лесу, грозил, что вскоре придет карательный отряд и всех арестуют. Мария все это переводила на украинский и якобы от себя тихо добавила:

— Быстрее бегите в лес. Разбираться и искать виновных никто не будет. Перестреляют всех.

Так было и во втором, и в третьем селе, мимо которых пролегал маршрут отряда на запасное место дислокации. Когда разведчики возвращались обратно, села казались вымершими, ни одной живой души, даже собаки не лаяли. А потом и весь отряд незаметно прошел намеченным маршрутом.

Пребывание Марии Фортус в партизанском отряде завершилось, когда ее ранили. Самолетом ее отправили на большую землю. Новым назначением после выздоровления был разведывательный отдел Третьего Украинского фронта. Здесь она принимала участие в подготовке разведывательных групп к засылке их в глубокий тыл противника. А один раз полетела на задание сама. Нужно было выяснить характер укреплений и месторасположения войск между реками Прут и Серет на румынской территории. Дважды посылали туда разведчиц и радисток, но никаких вестей от них не поступало. А командование подгоняло, потому что приближалось время наступления. Как ни уговаривали коллеги Марию, которой к тому времени было уже почти сорок четыре года, она была неумолима:

— Я сама готовила предыдущие группы, значит, на мне лежит определенная вина, что девушки не возвратились. Наверное, в чем-то ошиблась...

Разведчики знали решительный характер Марии. Если уж она что-то задумала, то убедить ее в противном было трудно. С задачей она успешно справилась, получив нужную информацию. В обусловленное время возле линии фронта ее встретили свои и сразу стали поздравлять. Мария не понимала, что произошло. Как выяснилось, пока она находилась в тылу врага, пришел приказ о награждении ее вторым орденом Красного Знамени.

А еще один орден Ленина она получила за успешно проведенные операции на территории Венгрии. На одном из участков фронта гитлеровцы сосредоточили большие силы и развернули массированное контрнаступление. Советские войска вынуждены были отступить и оставить старинный город Секешфехервар, давнее название которого на латинском звучало как Альба Регия (Белый город). Перед отступлением Мария получила задание срочно подготовить надежные позиции для того, чтобы оставить в городе разведчицу с рацией. Радисткой она выбрала Лидию Мартищенко, роль которой позднее сыграла известная актриса Татьяна Самойлова в советско-венгерском фильме «Альба Регия». В результате из оккупированного города регулярно поступала важная разведывательная информация, которая помогла провести успешное наступление и освободить город, не причинив ему серьезных разрушений. Позднее Фортус стала почетным гражданином этого города.

В следующей специальной операции в оккупированном Будапеште Мария уже участвовала сама. Когда начались бои на окраинах города, на советскую сторону перешел венгр капитан Ласло. Он сообщил, что в подвале разрушенного королевского дворца, где размещался важный немецкий штаб, хранятся ценные документы. Капитан примерно знал место и мог его показать. Командование отдало приказ любой ценой раздобыть документацию. Поскольку Мария непосредственно занималась проверкой капитана и достоверности предоставленной им информации, то предложила сама идти вместе с ним в тыл врага.

Они переоделись в форму немецких военных врачей. Третьим был переводчик Шандор. Ночью их переправили через линию фронта. Полуразрушенными улицами они добрались до дворца. Мария и Ласло обнаружили вход в подземные помещения и договорились, что Шандор придет за ними через несколько часов. При свете фонарей отыскали нужный бункер. Вход был завален обломками кирпича и камнями от взрыва, пришлось разбирать вручную. Когда обнаружили документы, начался авианалет. От мощных взрывов с потолка сыпались песок и куски штукатурки. Как выяснилось, выход наружу был наглухо завален, даже доступа воздуха не было. К тому же сели батарейки в фонарях. Так прошли целые сутки... «Пожалуй, здесь для нас война и закончится», — думала Мария. Но мозг не мог с этим мириться, они продолжали разбирать завал. Неожиданно услышали стук и голоса. Это Шандор пошел на риск и попросил немецких солдат освободить двух засыпанных в подвале врачей. К счастью, в суете уличных боев никто не стал докапываться до сути того, что происходит, и все завершилось благополучно.

«Салют, Мария!»

После войны Мария Фортус некоторое время занималась разведывательной деятельностью в Вене. В частности, принимала участие в поиске засекреченного подземного военного завода. После завершения операции все самое ценное оборудование вывезли в Советский Союз.

Кадр из фильма «Салют, Мария!»
Кадр из фильма «Салют, Мария!»
Со временем Мария вернулась на родину, работала в центральном аппарате разведки, потом занималась общественной и литературной деятельностью. Как о выдающейся разведчице общественность узнала
о ней уже после публикации документальных повестей и выхода на экраны художественного фильма «Салют, Мария!» с актерами Адой Роговцевой, Валерием Золотухиным, Виталием Соломиным и другими. Ада Николаевна Роговцева с теплотой вспоминает о работе над образом разведчицы:

— До съемок мне не удалось встретиться с Марией Александровной. Но я знаю, что с нею согласовывали сценарий, отдельные эпизоды, детали. В конце концов она дала свое благословение на фильм и на мою роль в нем. А увиделись мы уже позднее — на одной из творческих встреч в Харькове.

— Какой она вам запомнилась?

— Как разведчица она всю жизнь была очень активной, энергичной, деятельной, решительной... Все это в ней осталось и в пожилом возрасте, но на фоне сдержанности, взвешенности, какой-то внутренней силы и собранности. Она была чрезвычайно коммуникабельная, умела легко и непринужденно говорить на любые темы. Создавалось такое впечатление, что ты с нею знаком всю жизнь. Однажды мне пришлось вести с ней передачу на телевидении. Редактор в последний момент начала вносить какие-то коррективы, все переиначивать. Я едва успевала записываь, и это за две-три минуты до начала эфира. А Мария Александровна, наблюдая за этим, подошла и спокойно сказала: «Не волнуйся, все будет хорошо. Давай начнем с такого-то эпизода, потом посмотрим фрагменты фильма и будем вокруг них вести разговор». И так получилось, что в передаче, где я была ведущей, в сущности, не я ей помогала, а она мне. Я была просто поражена ее умением легко и непринужденно держаться перед камерой.

...Часто Мария Фортус приезжала в Херсон, где родилась и выросла и где встретила любимого, память о котором пронесла через всю жизнь. В ее честь здесь названа одна из улиц. Херсонский краевед Август Вирлыч хранит в своем личном архиве книги Марии Фортус с дарственными надписями, ее фотоснимки с боевыми побратимами. Он нераз встречался с ней в Москве, а также во время ее приездов в Херсон. Ему довелось держать в руках революционные листовки, которые Мария распространяла в городе в 1917—1918 годах: как-то уже в наши дни в доме, где ранее проживала Фортус, проводили паровое отопление и, разбирая стены и печь, обнаружили тайник, где хранился сверток с листовками.

От Марии Александровны он узнал и о судьбе ее брата Михаила — доктора наук, основателя первого в СССР Института китаеведения, затем — востоковедения. Некоторое время Михаил работал в Китае, избирался там делегатом четырех партийных съездов, а на родине в 1937 году был расстрелян как враг народа. Из-за этого
Мария Фортус отказалась от обещанного ей Сталиным звания Героя Советского Союза. Историю об этом малоизвестном эпизоде из ее биографии Август Вирлыч услышал непосредственно от самой Марии.

— Когда в Москву прибыла делегация правительства республиканской Испании, — вспоминает он, — Мария Фортус как переводчик присутствовала на встрече со Сталиным. Во время беседы Долорес Ибаррури достаточно высоко оценила роль Марии Александровны как в подпольной деятельности, так и в боевых действиях на территории Испании, на что Сталин сказал: «Мы ей за это дадим Героя». Но Фортус возразила: «Иосиф Виссарионович, я не имею права на Героя, потому что мой брат был репрессирован и расстрелян». После паузы Сталин сказал: «Ну, если не Героя, то орден Ленина мы ей дадим».

Отец разведчицы (которого она плохо помнила, потому что он развелся с ее матерью задолго до революции 1917 года) был известным в то время в Херсоне банкиром и владельцем нескольких пароходов. Одному из них он дал название «Мария», благословляя таким образом дочь на успешное плавание по бурному жизненному морю. Выходит, его мечта сбылась...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно