ПРЫЖОК ЧЕРЕЗ СТУПЕНИ НЕ ГАРАНТИРУЕТ ПРИЗЕМЛЕНИЯ НА ВЕРШИНЕ УКРАИНСКАЯ МОДА В ТРЕТЬЕМ ТЫСЯЧЕЛЕТИИ: СОМНЕНИЯ, ПРОГНОЗЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ

22 декабря, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №50, 22 декабря-29 декабря

Ну вот, слава Богу, дотянули-таки до третьего тысячелетия. Ну и, конечно, думаем-гадаем, какими мы будем в нем — как будем выглядеть, что носить.....

Ну вот, слава Богу, дотянули-таки до третьего тысячелетия. Ну и, конечно, думаем-гадаем, какими мы будем в нем — как будем выглядеть, что носить... Вообще, какой будет наша украинская мода? Что ж, ответить на эти вопросы довольно легко: достаточно посмотреть на молодых — они вырастали в независимой Украине и именно им создавать моду третьего тысячелетия.

Киев—Мукачево

В конце осени этого года в красивом и тихом западноукраинском городе Мукачево состоялся самый последний во втором тысячелетии смотр студенческих работ: Мукачевский технологический институт провел конкурс молодых дизайнеров под названием «Сезоны моды» (не путать со столичными «Сезонами», совпадение названий — результат случайного стечения обстоятельств, закарпатский конкурс к мероприятию «Єви» никакого отношения не имеет. Акция эта хоть и совсем молодая (она проводится всего лишь во второй раз), тем не менее уже стала достаточно известной и популярной среди моделирующих вузов страны. Во всяком случае, показать свои коллекции и попытать счастья в завоевании Гран-при (которое в прошлом году не досталось никому) в Мукачево приехали представители практически всех учебных заведений Украины, имеющих отношение к дизайну одежды: были представлены работы студентов Киевского государственного университета технологии и дизайна, Львовской академии художеств, Технологического университета Подолья (г. Хмельницкий) и Прикарпатского университета (г. Ивано-Франковск).

По сути, мукачевские «Сезоны» приняли эстафету всеукраинского конкурса студенческих коллекций у безвременно пропавшего (отнюдь не по модным причинам) конкурса «Смирнофф», с той лишь разницей, что студенческие показы проводятся исключительно благодаря энтузиазму и прямо- таки подвижничеству преподавательского состава мукачевского вуза, самого молодого среди своих «коллег».

Рождение кутюрье: муки творчества или потуги с претензией?

На суд строгого жюри (главой которого была известный дизайнер Виктория Гресь) было представлено 24 коллекции в трех номинациях: прет-а-порте (без комментариев), «Рождение кутюрье» (тоже без комментариев, но по другой причине) и «Искусство» (название, адекватное традиционной номинации «Авангард»). Но Бог с ними, с названиями, какими бы оригинальными они ни были. Главное — что представили студенты.

Скажем сразу: они показали... очень немодную моду. Вернее, даже не моду вовсе, а просто одежду, зачастую довольно странную. При этом, однако, номинация прет-а-порте выглядела наиболее благополучной (по правде говоря, к ней относились и многие лучшие коллекции из других номинаций).

Именно в прет-а-порте и была присуждена единственная первая премия: ее завоевала студентка хмельницкого вуза О.Сидорук, представившая мужскую коллекцию под названием «Незримый крик души». Все же остальные номинации выглядели гораздо бледнее, а потому Гран-при и в этом году не нашел своего хозяина, что, по мнению членов жюри, должно лишь стимулировать студентов к дальнейшей работе. Возможно, они правы.

Но было еще одно, объединяющее коллекции из разных вузов страны: студенты (за исключением тех случаев, когда просто экспериментировали или хотели сделать «красиво») очень уж налегали на этнические мотивы, в частности на национальный колорит. В принципе это было бы неплохо: этника сегодня в моде. Но подход молодых к этой теме принципиально отличался от общепринятого.

Основным вопросом, мучившим подрастающее дизайнерское поколение, оказалась не вполне прозаическая, но реальная проблема несуществующего украинского рынка одежды, а вопрос поистине судьбоносный: стоит ли, создавая моду, идти на поводу у европейских трендов или же, напротив, нужно ваять нечто свое, неповторимое?!

Мы еще помним время бескомпромиссных противопоставлений (лучшее из которых, пожалуй: «социалистический лагерь — капиталистический мир»). Но скулы сводит не от того, что все это уже было, а потому, что такая постановка вопроса, утратив идеологическую почву под ногами, повисает в воздухе, оказывается бессмысленной и смешной.

Сегодня противопоставление (если вообще такой подход уместен) располагается вдоль совершенно других векторов: современно — не современно, технологически состоятельно — или нет, утилитарно применимо — и если да, то в каких пределах. И здесь невозможно сказать ничего «исконно украинского». Этнические мотивы, сочетания цветов, «национальный колорит» — это все поверхностное и отнюдь не всегда востребованное модой. Если же молодые претендуют на представление через одежду «национального характера» (что бы это ни означало), то их можно поздравить — у них это уже вполне получилось. Только нужно ли демонстрировать такой махровый провинциализм?..

Система координат

Хм, пожалуй, вот оно — ключевое слово. Даже и не слово, а целое понятие, включающее в себя комплекс представлений, поведения и побудительных мотивов к действию. Но чтобы продолжать дальше, вероятно, необходимо небольшое отступление — более чем лирическое.

Вообще-то, я патриот. Я люблю Украину и хочу, чтобы она действительно стала европейской страной. И говорю это затем, чтобы мои следующие слова воспринимались через призму любви и боли, а не злобы и насмешки.

О, это неистребимое, как сама провинция, провинциальное желание всех поразить — сразу и наповал! И, разумеется, тут же всех победить. Ну, конечно, если нет возможности постепенно пройти все ступени лестницы, очень заманчиво прыгнуть сразу на ее вершину — и скорчить рожу тем, кто окажется внизу. Вот только возможность осуществления такого «проекта» очень сомнительна. Ведь не имея представления о том, что творится вокруг, можно попасть не на вершину, а... во вчерашний день, или вообще на обочину, или просто в никуда — и, к сожалению, чаще всего именно так и происходит.

Нет, феномен «мгновенного поражения», разумеется, не исключается — это может произойти всегда. Но и рассчитывать на него по меньшей мере глупо, да и нерентабельно. Совершить такой подвиг под силу лишь гению, их на земле единицы, в то же время в индустрии моды успешно трудятся сотни, если не тысячи вполне талантливых дизайнеров. Быть может, от их показов общественность не сходит с ума, но они участвуют в современном процессе — культурном и экономическом.

Где здесь учат на Лагерфельда?

Говоря об украинской моде, нужно постоянно держать в уме следующее обстоятельство: украинские дизайнеры (имеются в виду люди, которые так себя позиционируют и известны в этом качестве) абсолютно не имеют отношения к производству одежды. Дело не в том, что они отделены от процесса — они просто в нем не заняты. Это делают другие. Весь валовой оборот украинского прет-а- порте едва ли превышает тысячу поистине неповторимых единиц (плюс еще несколько сотен авторских копий). В силу многих причин дизайнер и производство — воистину две вещи несовместимые, и лишним доказательством этому являются регулярные провалы редких попыток совместной деятельности. Подробный анализ того, почему так происходит — тема отдельной статьи. Здесь же отметим, что в такой ситуации молодому специалисту действительно очень трудно сориентироваться, что является настоящей украинской модой: производство, где шьется одежда, в которой ходят тысячи человек, или несколько моделей в так называемых бутиках отечественных дизайнеров?

В этом смысле очень показательной была реплика представителя одного из вузов легкой промышленности. На вопрос: «Где же ваши выпускники, что-то их не видно в украинской моде?» она с возмущением ответила: «Как не видно! Да они нарасхват, работают почти на всех крупнейших фабриках страны!»

Причина такой, во многом анекдотичной, ситуации проста: факультет «дизайнер-модельер» отнюдь не считается обязательным для украинских вузов легкой промышленности, часто там ограничиваются лишь подготовкой конструкторов — для фабрик это именно то, что нужно. Однако, судя по всему, в дизайнерских факультетах и нужды особой нет: подавляющее большинство известных сегодня в Украине модельеров не имеют соответствующего специального образования (что, кстати, очень сказывается на качестве их работы — если смотреть пристально). С другой стороны, даже те выпускники, которые ежегодно заканчивают немногие дизайнерские факультеты украинских вузов, отнюдь не пополняют ряды отечественных модельеров. Вероятно, что-то не так в системе этого образования, все еще далекой от учебных принципов школы Сан-Мартин.

Что же готовит нам в этой ситуации грядущий век? А ничего. У него вообще нет такой задачи — что-то приготовить для нас. Это мы — если захотим и очень-очень постараемся — сможем подготовить себя для него. Конечно, это очень сложно. Почти так же сложно, как вытащить самого себя из болота за волосы. Но в противном случае нам придется жить в прошлом — а это очень скучно и неинтересно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно