Призрак бродит по Европе?

18 ноября, 2011, 14:21 Распечатать

К вопросу о возрасте, согласии и защите.

© Werner Herzog, Filmproduktion/Hessischer Rundfunk

Этот страх полностью изменил повседневность детства. Сегодня ребенка, несмотря на всеобщую оснащенность мобильными телефонами, редко встретишь самостоятельно гуляющим во дворе. А уж по улице или в парке и того реже. Теперь мужчина, долго стоящий возле детской площадки и наблюдающий за игрой детей, может заинтересовать службы правопорядка. Ныне, заходя в подъезд родного дома, ребенок набирает номер телефона родителей. Усиленный надзор за детьми призван защитить от посягательства педофилов. Распространенные страшилки педофильской темы питаются будничными тревогами и чувством вины матерей, работающих вне дома и оставляющих детей на попечение посторонних людей.

Педофилия в современном западном понимании связывается с противоправными действиями, суть которых состоит в насилии, понуждении, сексуальной эксплуатации, в сексуальных злоупотреблениях различного характера. Надо сказать, что в рамках европейской культуры границы возраста, позволяющие сексуальные контакты с детьми, значительно отличаются.

Возраст согласия

Чем более раскована общест­венная мораль, тем строже требования к добровольности и осознанности участия в «большом сексе». Половое созревание у подростков происходит неравномерно — у одних все его признаки проявляются уже в 11 лет, у других — не всегда и к 17. Секс — один из маркеров социальной взрослости для подростка, причем один из наиболее доступных, и именно это делает его таким привлекательным.

Но закон не терпит полутонов. В большинстве стран закон определяет так называемый возраст согласия. У наших депутатов тоже наконец дошли до этого руки — внесен на рассмотрение закон о 16-летнем барьере для желающих заняться сексом с несовершеннолетними. Кому принятие закона о возрасте согласия кажется формальной суетой, представьте себе, что ваш, к примеру, 18-летний наследник любого пола встречается с 17-летним партнером. Я намеренно не указываю пол, хотя, конечно, чаще в ситуации риска уголовного преследования оказываются мужчины. По сущест­вующему до сих пор законодательству такой риск есть, и очень многие получали жестокое наказание.

По данным опросов, в настоя­щее время в 16-летнем возрасте в среднем ведут половую жизнь треть лиц женского пола и почти половина — мужского, при этом отмечается постоянное снижение возраста полового дебюта. Во всех странах законы более лояльны к отношениям между сверстниками. В Норвегии любовников нельзя обвинить, если они на одной ступени «по возрасту и развитию». В Австрии и Португалии можно официально заниматься сексом с 14 лет, но если одному из детишек уже стукнуло 16, его обвинят в том, что он воспользовался незрелостью и наивностью партнера. В Германии тинейджеры вполне законно могут предаваться сексуальным утехам с 14 лет. Правда, если один из партнеров перешагнул 18-летний рубеж, то лучше ему заглядываться на тех, кто старше 16, иначе он будет обвинен в принуждении и использовании ситуации. В сексуально передовой Голландии возраст согласия — 12 лет. Интерес­но что, по результатам национального опроса учащейся молодежи 2010 года, средний возраст начала половой жизни у подростков составляет 14,9 года.

В пояснительной записке к законопроекту о возрасте согласия украинские законодатели отмечают, что нелогично преследовать лиц за растление детей до 16-ти, а за половые отношения — до 18-ти. Формулировка же «лицо, достигшее половой зрелости», и вовсе оставляет огромные зазоры для разночтения нашей не слишком справедливой украинской Фемиды.

Портрет педофила

Подвыпившая американка приставала к подростку: положила его руку себе на грудь и предложила заняться сексом. Подроб­ностей она не помнит: была слишком пьяна. Срок заключения, который она получила, был бы намного меньше, чем если бы она избила или, говорят эксперты, даже убила подростка. В США борьба с педофилией приняла угрожающие потерей здравого смысла формы и размеры. Украинскому обществу также известны попытки использовать педопанику для политической и социальной дискредитации.

Но исследования и в самом деле показывают, что сегодня сексуальные преступления против детей имеют тенденцию к рос­ту. Зачастую педофильные действия совершаются зрелыми или пожилыми мужчинами, а объектами этих действий чаще являются девочки, чем мальчики. Взрослые педофилы соблазняют сладостями, деньгами и прочими благами, рассказами об интимных отношениях, демонст­рируя порнографические фотографии и фильмы, свои половые органы, прибегают к ласкам, поцелуям, односторонней или взаимной мас­турбации, петтингу. Порно­графия с участием детей может быть направлена педофилом на то, чтобы убедить ребенка, что сексуальные действия взрослых по отношению к детям социально приемлемы.

Изредка агрессивные педофилы могут быть склонны к садизму. Подростки мужского пола легче вступают в эмоциональный и половой контакт с педофилами, чем девушки. Среди педофилов преобладают неудачно женатые мужчины. Среди пожилых чаще встречаются одинокие и уже страдающие половыми расстройствами люди. Но бывают и подростки-педофилы. Они обычно используют угрозы, запугивания своей жертвы, склонны причинять жертве телесные повреждения, импульсивны, употреб­ляют токсические вещества. Факторами риска, предрасполагающими подростков к совершению сексуальных преступлений против детей, считаются социальная изоляция и недостаток образования.

Среди педофилов преобладают гетеросексуалы, при этом некоторые из них предпочитают взрослых сексуальных партнеров, но выбирают детей, потому что они доступны и уязвимы. Большинство жертв — девушки, при этом чаще педофил является их знакомым или соседом. Извращенцы, осуществляющие гомосексуальные действия с мальчиками, в большинстве случаев являются незнакомцами.

Педофилы чаще являются неагрессивными экстравертами, инфантильны, в более чем половине случаев — алкоголики. По сравнению с другими группами сексуальных преступников, среди них отмечается самый высокий процент происхождения из интеллигентной среды.

Есть мнение, что педофилы склонны устраиваться на работу, связанную с общением с детьми и подростками. Поэтому педагоги мужского пола оказываются в повышенном риске ложных обвинений и явного недоверия. В повышенном риске стать жертвой сексуальных злоупотреблений со стороны педофила находятся воспитанники школ-интернатов, приютов. Не только учителя, но и врачи могут совершать со свои­ми пациентами незаконные сексуальные действия. Проблема педофильных действий не обошла даже церковь. Встречаются случаи, когда подростки сами активно ищут сексуальных контактов со старшими по возрасту. Причинами могут быть раннее психосексуальное развитие, любопытство, желание получить новый опыт, поиск старшего друга, покровителя, эмоционального контакта и душевного комфорта, получение материальной выгоды, а также криминальные мотивы (воровство, шантаж). Известны случаи ложных обвинений в педофилии людей, случайно оказавшихся в поле зрения обвинителей. Это могут делать искренне заблуждающиеся родители, а также и сам ребенок, повторяющий то, что хотят услышать взрослые, фантазирующий или шантажирующий. На это тоже не стоит закрывать глаза.

При обследовании осужденных за развратные действия установлено, что подавляющее их большинство в детстве сами подверглись сексуальным злоупот­реб­лениям. «Я думал, все этим занимаются, только рассказывать об этом не принято», — такое я услышала от взрослого мужчины, у которого с 13 лет была многолетняя связь со взрослой женщиной, близкой родственницей. Они искренне считают это неизбежной, нормальной частью детства. Есть мнение, что и репрессии воинст­вующего пуританства, подавляя сексуальность, оказывают психопатологизирующее влияние на личность, порождая в ней асоциальные сексуальные потребности.

 Угрожающий термин «химическая кастрация». Закон о ее принудительном введении наши депутаты пока отвергают, хотя это всего лишь введение осужденному инъекций, временно снижающих уровень тестостерона. Подобная мера применяется в Швеции, Германии, Дании, Соединенных Штатах и снимает симптомы социально неприемлемого полового влечения.

Теоретически педофил может обратиться за врачебной или психологической помощью. Но неумолимый закон ведь может позволить допросить любого врача или психолога и получить от него сведения, в принципе, являющиеся предметом профессиональной тайны. Отсутствие анонимности и репрессивные меры, применяемые обществом, ведут к нежеланию этих людей решать свои проблемы.

Защитить ребенка

Всем маленьким детям следует объяснить простыми словами, что есть взрослые, которые «немного не в себе» — они хотят обнимать и целовать незнакомых детей. Нужно сказать, что таких людей немного, но их следует избегать. После подобного предуп­реждения ребенок будет знать о возможности таких сексуальных приставаний, но, с другой стороны, не будет ожидать секс-манья­ка за каждым кустом. По­яс­няющее предупреждение минимизирует эмоциональные и психологические последствия, если такой контакт случится.

Конечно, сейчас родители, особенно в больших городах, предпринимают огромные усилия, чтобы дети всегда были под контролем и вне зоны возможного контроля растлителя, а возможно, похитителя или даже насильника и убийцы. Тем не менее не стоит запугивать ребенка, ужасные подробности, почерпнутые из газет, взрослые могут оставить при себе.

Попытки укрепить семью путем разжигания подозрительности к незнакомцам могут приводить к тому, что дети остаются беззащитными перед внутрисемейным физическим и психологическим насилием. Проециро­вание сексуальной угрозы на педофильного монстра отвлекает взрослых от того, чтобы учить детей тонким навыкам любви, основанной на доверии, и в то же время на умении разбираться в людях. В конечном счете дети становятся более зависимы от взрослых и потому более уязвимы. Также стоит помнить и о том, что, раздувая педопанику, мы поневоле увеличиваем мотивацию «запретного плода» для психологически неустойчивых и сексуально несформировавшихся людей.

Если сексуальные преступления, совершаемые против детей незнакомцами, случаются редко, то инцест — часто. Исследования подтверждают то, о чем и так можно догадаться: что худшее опустошение в ребенке производит не секс сам по себе, а предательство фундаментального доверия ребенка и полное нарушение границ его личности. Инцест качественно отличается от секса с неродным взрослым и почти неизбежно гораздо хуже.

Природа социально общепринятого понимания детской позиции такова, что ребенок чаще ощущает себя объектом, чем субъектом: не он делает, а с ним что-то делают или его побуждают делать то, что нужно взрослым или кажется им правильным. Детская позиция — это жизнь в статусе организма, а не личности. Это позиция жертвы, ограниченной ответственности, эмоционального потребления, это непривычка думать и работать, повышенная эмоциональность, любовь к развлечениям, пресловутый принцип удовольствия. Много ли надо взрослому, чтобы чем-то соблазнить такого зависимого, несамостоятельно мыслящего, ориентированного на слепое послушание ребенка? Особенности общепринятых моделей воспитания таковы, что ребенок играет подчиненную по отношению ко взрослому роль и не способен устанавливать границы и влиять на поведение взрослого. Тот же закон предполагает, что ребенок до совершеннолетия неспособен сказать «нет» любым поползновениям взрослого на свое тело. Считается, что ребенок слишком мал, чтобы понять, чего он на самом деле хочет.

Сексуальный контакт взрослого с ребенком в той или иной мере всегда носит характер принуждения. Вопрос о детской сексуальности, впервые поднятый Фрейдом, звучит неоднозначно, а часто тревожно и пугающе для многих людей. Некоторые организации, пытающиеся легализовать педофилию, обращаются именно к понятию детской сексуальности, указывая, что в тех исключительных случаях, когда половой контакт не навязывается, а происходит при желании ребенка, вред практически исчезает. Но этот аргумент невозможно принять в силу уже указанной особенности детской психологии — полной зависимости от взрослых, общепринятой для нашей культуры. И именно в области ограничения власти взрослых над ребенком есть огромные резервы для настоящей защиты наших детей от поползновений педофилов. Мы можем обучить молодых избегать потенциально эксплуататорских отношений. Когда мы перестанем думать о детях и подростках как о недостаточно способных, знающих и понимающих, это станет отправной точкой другого обращения с их сексуальностью.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно