Принц Евгений Савойский — «последний герой» ГабсбурГcкой империи

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Личность его во всех отношениях является такою же великой, светлой и симпатичной, как и личности Густава-Адольфа и Тюренна...

Принц Евгений Савойский. Литография А.Траншеля
Принц Евгений Савойский. Литография А.Траншеля

Личность его во всех отношениях является такою же великой, светлой и симпатичной, как и личности Густава-Адольфа и Тюренна. И эти три великих человека и полководца... самым достойным образом открывают собой военную историю новых, христианских времен и народов мира.

«Великие полководцы истории», Н.Голицын, 1875

Младший сын принца Евгения-Морица Савойского, принц Кариньянский Евгений Савойский (1663—1736), безусловно, самый выдающийся полководец на службе Габсбургов всех времен. Генералиссимус, военный реформатор и дипломат, один из выдающихся стратегов всемирной истории прожил бурную, насыщенную событиями жизнь. Несмотря на то, что его семья принадлежала к сливкам аристократии (по материнской линии Евгений был родственником Бурбонов — Суассонская ветвь), принц с малых лет оказался вне внимания семьи — самые младшие сыновья, по традиции, становились монахами. Даже дальний родственник Евгения Людовик XIV шутя называл его «маленьким аббатом».

В 10 лет наш герой, никак не желавший уходить в монастырь, уже наизусть знал жизнеописания многих знаменитых людей, прежде всего великих полководцев. А достигнув совершеннолетия, Евгений окончательно отказывается от сутаны монаха и обращается к французскому королю с просьбой дать ему кавалерийский полк или хотя бы эскадрон. Во время непродолжительной аудиенции Людовик XIV ответил Евгению безапелляционным отказом: «Просьба была скромной, но тот, кто просил, — нет». Наверное, спустя многие годы король неоднократно жалел, что держал в руках настоящий бриллиант, но потерял его. Оскорбленный отказом амбициозный принц пообещал вернуться во Францию не иначе, как «с оружием в руках».

В 1683 году сама судьба дала ему превосходный шанс: Оттоманская империя начала войну со Священной Римской империей. К императору Леопольду І в Вену отправились тысячи волонтеров со всей Европы. Среди них были даже французские принцы крови; принц Евгений присоединился к драгунскому полку, возглавляемому его старшим братом Юлием-Людовиком. Знаменитая Венская виктория христианского мира над Портой стала возможна благодаря, в первую очередь, военной помощи польского короля Яна III Собесского, а также герцога Лотарингского и курфюрстов Саксонского и Баварского. Брат Евгения во время битвы погиб, поэтому принц принял командование полком и за проявленный героизм получил из рук императора звание полковника.

Уже спустя три года Евгений благодаря победам в Венгрии над турками, численно превосходившими австрийцев, становится генерал-майором имперской армии. Особенно отличился он во время осады Оффена, где получил несколько ранений. В 1688 году, когда ему было всего лишь 25 лет, Евгений — уже фельдмаршал-лейтенант после блестящей победы во время осады и штурма Белграда, где принц неоднократно демонстрировал фантастическую смелость.

Во время Третьей нидерландской войны в 1689 году (в которой Леопольд І в союзе с курфюрстом Баварским, Карлом ХІ шведским, Карлом ІІ испанским и принцем Вильгельмом Оранским противостоял Людовику XIV) Евгений Савойский командовал экспедиционным корпусом, воевавшим с французами на его родной земле — в Савойе. Особых лавров в этой войне он не снискал, поскольку его близкий родственник Виктор-Амадей ІІ, человек лицемерный и самолюбивый, постоянно вмешивался в действия австрийских частей.

В 1696 году во время мирных переговоров между Савойей и Францией Людовик ХIV пытался переманить принца, предложив ему звание маршала Франции, губернаторство в провинции Шампань и 200 тысяч ливров ежегодного дохода. Как видим, высокая военная репутация Евгения Савойского вынудила бывшего сюзерена пересмотреть свое отношение к нему; однако принц никогда в жизни не нарушал однажды данную присягу.

В 1697 году Евгений Савойский одерживает одну из самых замечательных побед у Зенты на реке Тейсе. 11 сентября сам султан Кара-Мустафа II во главе 80-тысячной армии не выдержал молниеносного удара австрийской армии, бывшей меньше по численности почти в три раза. «До 20 000 турок полегло на месте, в том числе немало пашей и сам верховный визирь. Весь лагерь с противоположной стороны Тейсы и в нем огромная добыча достались победителям, а также 100 больших и 60 орудий поменьше, сотни знамен, значков, бунчуков... Султан с остатками своей армии бежал в Темешвар (Венгрия). Потери императорской армии составляли 430 солдат погибшими и 1600 — раненными» (М.Голицын «Великие полководцы истории»). Благодаря этой победе Габсбурги подписали с Османской империей выгодный Карловицкий мир.

В конце XVII века Европа оказалась на грани общеевропейской войны из-за разногласий, возникших между Францией и блоком государств (Австрия, Англия, Голландия), которые были не согласны с тем фактом, что Бурбоны, ввиду отсутствия прямых наследников у испанского короля Карла ІІ, заняли престол в Мадриде. Война за Испанское наследство (1701—1714) стала настоящим «бенефисом» принца Евгения. В 1704 году он становится президентом австрийского гофкригстрата (генерального штаба) и генералиссимусом.

Совместно с еще одним триумфатором этой войны, английским генералиссимусом герцогом Мальборо, принц Евгений одерживает блестящую победу над франко-баварской армией у Гохштедта 13 августа 1704 года. В 1709 году этот дуэт праздновал викторию после самой кровопролитной битвы XVIII века при Мальплаке. Следует сказать, победа союзникам досталась слишком дорогой ценой. Постоянные фронтальные атаки дали только тактический результат: потери составляли до 25 тысяч убитыми, у побежденных французов — «всего лишь» 14 тысяч солдат.

Слава Евгения Савойского достигла апогея. Австрийский император Иосиф І осыпал его милостями; российский царь Петр І предлагал польскую корону, от которой Евгений благоразумно отказался, поскольку знал, что все власть имущие и полководцы имели на землях Речи Посполитой немалые хлопоты и проблемы.

Единственное поражение в своей жизни принц потерпел под Дененом в 1711 году; но на ход войны оно решающего влияния не оказало. По Утрехтскому и Раштадтскому договору, Австрийская империя получила Южные Нидерланды (современная Бельгия) и ряд земель в Северной Италии. Бурбоны все-таки остались на троне в Испании, но без права взаимного наследования между Парижем и Мадридом. Подпись от лица Габсбургов в Раштадте поставил именно Евгений Савойский в качестве уполномоченного императора Карла VI.

В 1716 году возобновилось противостояние австрийцев и турок на Балканах. Принц одерживает победы у Петервардейна и Белграда. Несмотря на придворные интриги и неблагосклонность к нему императора Карла VI, Евгений Савойский все-таки имеет немалое влияние на дела в империи, особенно во внешней политике и военной сфере. Почти 16 лет он занимался исключительно государственными делами. Принц еще раз был главнокомандующим австрийской армии во время войны за Польское наследство (1734—1735), однако особых лавров не снискал. Наверное, не последнюю роль сыграли политические резоны, которые всегда «побеждали», или, точнее, парализовали военные замыслы уже немолодого принца. В последние неполные два года жизни Евгений Савойский отвечал за проведение военной реформы в Габсбургcкой империи.

В частной жизни полководец был покровителем науки и искусств, поддерживал дружеские отношения с Лейбницем, оставил большую библиотеку и коллекцию предметов искусства. Его блестящая карьера вызывала живой интерес не только у современников. Наполеон настолько высоко ценил принца Евгения, как и Тюренна, что обоих включил в свою семерку великих полководцев истории, в которую вошли еще Александр Великий, Ганнибал, Юлий Цезарь, Густав II Адольф и Фридрих Великий.

Отметим такой факт: принц никогда и ни при каких обстоятельствах не отдавал подвластные ему войска в жертву ради будущей славы. Наградой принцу были преданность и симпатия солдат и офицеров. Он также великодушно относился к врагам при дворе императора, которых хорошо знал, но ни разу даже не подумал их как-то «отблагодарить».

Евгений Савойский по праву получил самое высокое звание в Габсбургской империи — генералиссимус всех войск; до него во время Тридцатилетней войны (1618—1648) его носил только Альбрехт фон Валленштейн. Однако, в отличие от известного кондотьера-полководца, принц отличался снисходительностью к врагам и добросовестностью в исполнении приказов императора и, главное, абсолютной, сверхъестественной честностью. И современники, и биографы видели в Евгении Савойском настоящего стоика, человека большого морального мужества.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • semen_eshurin semen_eshurin 25 жовтня, 15:01 Привожу фрагмент из прозарушного романа "Крепостная герцогиня", в котором говорится про обсуждаемого принца Евгения Савойского. "В связи с упоминанием слова "депеша" автор позволил себе вклиниться в текст настоящей служебной записки и привести анонимную эпиграмму (не путать с "анаграммой!) про тыловика, косящего под фронтовика: "Войну провёл он в службе тыла За составлением депеш, Но на груди его светилась Медаль за город Будапешт!" Эпиграммный аноним пишет в примечаниях, что воспетый "вояка" служил в войске Евгения Сазонова, … то бишь Евгения Савойского. Автору сей эпиграммы самокритично возражает автор сего опуса. Гениальный австрийский полководец и будущий генералиссимус на заре туманной юности (в 23 года!) и впрямь освободил в 1686 году столицу венгерскую от злых турок, коии захватили сей град в 1541 году при ранее упомянутом Сулеймане Великолепном... С уважением, Семён Ешурин (Тель-Авив) согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно