ПРАВО НА РОДНОЕ СЛОВО ЕЩЕ РАЗ ПО ВОПРОСУ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИСВОЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ СТАТУСА ОФИЦИАЛЬНОГО

7 ноября, 2003, 00:00 Распечатать

Можно проводить много разнообразных социологических опросов и социальных исследований, но реаль...

Можно проводить много разнообразных социологических опросов и социальных исследований, но реальность очевидна: главным признаком языковой ситуации, сложившейся в современном украинском обществе, остается украинско-русское коллективное и индивидуальное двуязычие. Оно распространяется почти на всю территорию Украины. При этом в отдельных регионах один язык почти полностью вытесняет другой. В некоторых других — один язык обслуживает высшие функции социальной жизни, а второму отводится место лишь в сферах повседневно-бытового употребления.

Сложившееся исторически расслоение регионов сопровождается максимальной поляризацией запада (Галиция) и востока (Донбасс) с югом в языковом противостоянии. На территориях Донецкой, Луганской, Запорожской, Одесской и Николаевской областей неоднократно сессии местных советов стихийно провозглашали официальный статус русского языка. В Автономной Республике Крым русский, украинский, крымскотатарский сосуществуют в качестве трех государственных языков, официальным же признан русский.

Украиноязычным продолжает оставаться в большинстве своем сельское население страны (речь идет о двуязычных регионах). Если брать урбанистическую среду, то украиноязычной она является лишь в западных регионах. В крупных городах востока, юга, в отдельных регионах центра Украины украинский язык практически не используется. Его немногочисленными носителями здесь могут выступать работники сельскохозяйственных предприятий, представители интеллигенции, преимущественно из писательской среды, некоторые деятели культуры и искусства, ученые-гуманитарии или деятели соответствующих социальных движений, политических партий украинской национальной ориентации. Последним очень часто противостоят русскоязычные представители партий левого направления.

Не стал украинский пока и рабочим языком «истеблишмента» — той самой власти, которая в свое время провозгласила официальность и обязательность языка. За последние годы украинизация властных структур заметно затормозилась. Сферами реального функционирования украинского общенародного языка остаются семейно-бытовая речь и художественная литература, а также часть центральных и региональных медиа.

Впрочем, и здесь будет уместным уточнение, что факт украиноязычия наших СМИ — письменного и устного — не всегда означает, что язык этот совершенный и высококультурный. Ведь для многих столичных журналистов украинский — этакий иностранный язык, которым они вынуждены зарабатывать на хлеб. В быту, в общении родным остается русский.

Между тем по украинским землям уверенно «шагает» суржик. Причем это касается не только Востока и Юга Украины. Чистота украинского языка в Галиции является мифом: в авангарде использования суржика идут галицкие села и города. Каждое четвертое-шестое слово населения Львовщины, Тернопольщины если не польское, то русское.

По официальным данным (перепись населения 2001 года), из 48,5 млн. человек, живущих в Украине, 8,3 млн., или 17,3%, — русские; 2,7 млн. — представители других так называемых «национальных меньшинств»; 14,3 млн. человек, или 29,6%, — почти треть населения Украины — считают своим родным языком русский. Это количество соответствует численности населения среднего европейского государства.

Около 30% всех жителей городов Украины — русские. А в ряде регионов они составляют более 50% населения. Так, в Крыму 67% населения — русские, в Донецкой и Луганской областях — более 55% в каждой, Харьковской и Днепропетровской — более 45% в каждой. В Киеве живут почти 600 тыс. русских.

К тому же, по данным социологических опросов (Институт социологии НАНУ), в 2002 году почти 2/3 населения страны в бытовом общении использовали русский язык, при этом исключительно русский — 34,5%, русский или украинский, смотря по обстоятельствам — 26,8%.

В последнее время европейское сообщество рассматривает русский вопрос в Украине, Балтии через призму соблюдения прав человека в нескольких аспектах. Прежде всего — в правовом и духовно-культурном.

Юридический аспект состоит в массовых нарушениях конституционных прав человека по отношению к порядка 9 млн. русских, живущих в Украине, в сфере использования языка, права на получение образования на родном языке, политических прав, получения информации.

Не менее важна и гуманитарная сторона проблемы. Речь идет о неуклюжих попытках навязывания украинизации, тотальном вытеснении русского языка из некоторых сфер общественной жизни Украины, особенно из образования, в т.ч. научно-технического.

В Украине не осталось ни одного (!) вуза, имеющего официальный статус русскоязычного. Все вступительные экзамены в вузы сдаются, как правило, на государственном, то есть на украинском языке. Это вынуждает родителей отдавать детей в украинские школы, де-факто нарушая их право на учебу на родным языке. За государственные средства открываются бесплатные украинские гимназии, лицеи и курсы, которые облегчают вступление в вузы. Есть аналогичные заведения с русским языком преподавания, но они частные и платные.

Дискриминация детей по языковому признаку коснулась даже самых маленьких. Так, процент детей, имеющих возможность посещать русскоязычные детские садики, в последние годы сократился с 70 до 1%. Это особенно страшно: малышей лишают национальной идентичности с первых же лет сознательной жизни, порождают элементы языкового противостояния в семье, цинизм и нигилизм в отношении к языку.

Отметим, что во многих школах и вузах преподавание гуманитарных дисциплин, прежде всего истории, базируется на антироссийских позициях. Так, только Фонд Сороса выпустил более 90 наименований (!) учебников и пособий по истории (подготовленных, в основном, канадской диаспорой), где Россия изображается главным историческим противником Украины.

Еще в 1918 году теоретик построения независимого Украинского государства Вячеслав Липинский предупреждал: «Нация для нас — это все жители данной земли и все граждане данного государства, а не «пролетариат» и не язык, вера...», «...говорить по-украински и представлять народ — это мало для того, чтобы построить Украинское государство...». Липинский словно некоторых сегодняшних политиков предостерегает «...прикрывать свою духовную пустоту и свое политическое разрушительство: следовательно, измену, нестойкость, безволие, атаманию, самовлюбленность, карьеризм, деклассированность — фанатичными выкриками о «Неньке Украине», о «родном языке», о «мы Украинцы», о проклятых «Московитах и Ляхах» и т.п. Упаси вас Боже от подобного «национализма», способного принести только то, что уже принес: руину Украины».

Русскоязычное, прежде всего — коренное русскоязычное, население Украины пережило первый шок от обвинений в инородстве, на некоторое время заняло выжидательную оборонительную позицию. Более того, процесс стремительного обнищания всего населения Украины привел к тому, что проблема нарушения основных прав и свобод по языковому признаку вообще временно отошла на второй план. Но нельзя не понимать: подобная выжидательная, оборонительная позиция является временным явлением, и вопрос лишь в том, как много времени пройдет до момента, когда эта позиция изменится. Причем изменится кардинально — вплоть до диаметрально противоположной.

Ставка на конфронтационную политику в пределах языкового поля страны не только недальновидна, но и крайне опасна. Она угрожает катастрофическим расколом общества и всеми теми последствиями, которые уже не раз нам демонстрировала история, в т.ч. новейшая (Приднестровье, Абхазия, Карабах...).

Особую тревогу вызывает ослабление конституционных основ культурно-языкового равноправия граждан Украины путем выборочного применения положений только первой и второй частей статьи 10 Конституции Украины при полном игнорировании ее третьей части, гарантирующей «свободное развитие, использование и защиту русского, других языков национальных меньшинств Украины».

Отстаивая права русского языка в Украине, необходимо помнить самый важный момент — русский язык в Украине является коренным. Роль Киева и Львова в его становлении, развитии и кодификации не менее значительна, чем роль Москвы или Петербурга.

По нашему мнению, изменение статуса русского языка, предоставление национальным группам (компактно расположенным) права свободного использования, учебы на родном языке во многом способствовали бы разрешению ряда сложных социально-экономических проблем, снятию социально-классового напряжения.

К тому же для Украины обеспечение прав национальных меньшинств является актуальной проблемой прежде всего прикладного характера. Вступление в Совет Европы не только дает нашей стране новые права, но и возлагает на нее всю полноту ответственности за поддержание безопасности и стабильности как в Украине, так и в регионе, и обязывает выполнять взятые на себя международные обязательства. В частности, те, которые определены ратифицированной в нынешнем году Европейской хартией региональных языков или языков меньшинств.

Основой для приближения к европейским нормам в языковом вопросе может стать окончательное рациональное решение вопроса статуса русского языка в Украине. При этом может быть использован международный опыт гармоничной языковой политики.

Так, в частности, в Финляндии количество шведов в процентном соотношении значительно меньше, чем россиян (и русскоязычных) в Украине, однако шведский язык признан в этой стране вторым государственным. В моноэтническом и националистическом Израиле два государственных языка — иврит и арабский.

Существует также пример Ирландии, где, несмотря на отягощенные историческим наследием отношения с англичанами, английский остается языком подавляющего большинства населения и имеет равный с гельским (ирландским) языком официальный статус. По Конституции Ирландии, все законы должны приниматься в двух вариантах — английском и ирландском, и оба варианта должны быть подписаны президентом и объявлены официальными.

Заслуживает внимания опыт Приднестровья, приобретенный в кровавом противостоянии, где языкам трех основных национальных групп (молдаван, украинцев, русских) присвоен государственный статус. Такой подход устранил даже потенциальную возможность межнациональных конфликтов, способствовал консолидации общества и направлению его усилий на разрешение экономических проблем.

В Украине присвоение русскому языку официального статуса, что вытекает из обязательств соблюдения прав человека, конституционной защиты русского языка, могло бы способствовать не только утверждению межнациональной толерантности и плюрализма отечественных языков и культур, защите общественной нравственности, психики и здоровья от негативных последствий распространения зарубежной псевдокультуры, враждебной мировосприятию нашего многонационального народа. Этот шаг способствовал бы взаимной самоидентификации украинской и российской культур в их настоящей, достойной роли — без предоставления одной из них государственной и культурно-духовной исключительности и отведения другой на положение иностранной. Реальным стали бы признание Украины миром в качестве консолидированного культурного общества с высоким уровнем развития всех национальных языков и культур, предотвращение односторонних трактовок, субъективистских оценок, исключение предубежденности и недоброжелательности в дальнейшем развитии равноправного и продуктивного украинско-российского сотрудничества.

Поэтому мы убеждены, что присвоение официального статуса русскому языку переведет правовые отношения вокруг русской культуры в Украине из запрещающих, ограничительных, конфликтопровоцирующих норм на позиции достойной правомочности и практического использования этого языка и культуры во всех сферах государственной жизни. А это, в свою очередь, приведет к укреплению гражданского мира, суверенитета и безопасности Украинского государства.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно