ПОТОПЛЕНИЕ «АТЕНИИ» - Социум - zn.ua

ПОТОПЛЕНИЕ «АТЕНИИ»

16 июня, 2000, 00:00 Распечатать

19 августа 1939 г. немецко-фашистское командование начало развертывание подводных лодок в районы западных подходов к Британским островам и в Северном море, у северо-восточного побережья Англии...

19 августа 1939 г. немецко-фашистское командование начало развертывание подводных лодок в районы западных подходов к Британским островам и в Северном море, у северо-восточного побережья Англии. 21 августа оно направило в Южную Атлантику, к восточному побережью Южной Америки, «карманный» линкор «Адмирал граф Шпее», а 24 августа в Северную Атлантику другой корабль такого же типа — «Дойчланд». Согласно оперативной директиве от 4 августа 1939 г. им предстояло нарушать судоходство и уничтожать торговые суда противника.

31 августа 1939 г. в директиве №1 перед военно-морским флотом Германии была поставлена общая задача: вести войну против торгового судоходства. Готовясь к ее выполнению, гитлеровское командование еще до начала военных действий развернуло основные силы флота на направлениях наиболее оживленного движения судов и в районах важнейших пересечений морских путей.

Этой же директивой, подписанной Гитлером, запрещалось предпринимать какие-либо военные действия на Западе. Даже в случае вступления в войну Англии и Франции группе армий «Ц», развернутой у западной границы, предписывалось вести оборонительные бои с максимальной экономией сил и обеспечить условия для успешного завершения кампании в Польше.

В соответствии с духом и буквой англо-французских гарантий Польше западные державы должны были немедленно объявить войну Германии. Но Англия и Франция медлили с выполнением своих обязательств. Идя на агрессию против Польши, гитлеровская клика считала, что в Европе сложилась выгодная для рейха ситуация. Англо-франко-польская коалиция ни в политическом, ни в военном отношении не представляла единого целого. Германия сумела упредить противников в подготовке к войне. К сентябрю 1939 г. германское командование создало ударные группировки войск, рассчитывая на эффект внезапности. Гитлер надеялся быстро разбить Польшу и поставить Англию и Францию перед свершившимся фактом.

Только 3 сентября в 11 часов правительство Англии объявило войну Германии, а спустя шесть часов то же самое сделала Франция. Вслед за Англией войну Германии объявили британские доминионы (3 сентября — Австралия и Новая Зеландия, 6 сентября — Южно-Африканский Союз, 10 сентября — Канада). Некоторые европейские страны, а также США заявили о своем нейтралитете. Италия объявила себя «невоюющей» державой.

В 21.00 3 сентября 1939 г. в Северной Атлантике, в 200 милях к западу от северного побережья Ирландии подводная лодка без предупреждения потопила английский лайнер «Атения», который шел без охранения из Ливерпуля в Монреаль с 1400 пассажирами на борту. При этом погибло 112 человек, в том числе 28 американцев.

Немецкое министерство пропаганды сразу сверило сообщения из Лондона с информацией высшего командования военно-морских сил Германии и, получив заверения, что близ этого района не было немецких субмарин, выступило с опровержением причастности немецкого флота к гибели английского лайнера «Атения». У Адольфа Гитлера эта катастрофа вызвала очень серьезную озабоченность. (Немцы, потопив «Лузитанию» во время первой мировой войны, содействовали вступлению в войну США.)

Военно-морское командование Германии сначала вообще не поверило сообщениям англичан. Всем командирам-подводникам были даны строжайшие указания соблюдать правила Гаагских конференций 1899 и 1907 гг. по международно-правовой регламентации ведения войны. Но это еще не все. В 1936 г. США, Великобритания, Франция, Италия и Япония подписали протокол, регламентировавший действия подводных лодок в военное время по отношению к торговым судам. К протоколу присоединились СССР (1937), Германия и др. государства.

Верховное командование третьего рейха отдало субмаринам приказ вести боевые действия, соблюдая нормы призового права (приз — неприятельское транспортное судно и его груз, захваченный в море во время войны; морской трофей. — Л.П.), то есть атаковать без предупреждения только вооруженные или сопровождаемые военными кораблями торговые суда, а остальные останавливать для досмотра и при обнаружении «запрещенных» грузов (в основном стратегического сырья) — топить только после принятых мер к спасению экипажа, пассажиров и судовых документов.

Поскольку все подводные лодки поддерживали радиомолчание, то невозможно было выяснить немедленно, что же произошло. (На следующий день, 4 сентября, всем субмаринам был передан сигнал: «Приказ фюрера: ни под каким предлогом не предпринимать операций против пассажирских судов, даже если они идут в сопровождении эскорта».) Однако это не помешало контролируемой нацистами прессе через пару дней обвинить англичан в потоплении собственного лайнера с целью спровоцировать вступление в войну США.

На Вильгельмштрассе (на этой улице Берлина находилось министерство иностранных дел Германии) действительно были обеспокоены реакцией Штатов на катастрофу, повлекшую смерть 28 граждан. На второй день после торпедирования «Атении» статс-секретарь германского МИД барон фон Вайцзеккер пригласил поверенного в делах США Александра Кирка и заявил о непричастности Германии к этому событию. Он заверил американского дипломата, что ни один военный корабль не находился близ района катастрофы.

В этот вечер, согласно свидетельским показаниям Э.Вайцзеккера на Нюрнбергском процессе, он разыскал главнокомандующего военно-морского флота (ВМФ) Германии Эриха Редера и настойчиво посоветовал сделать все, дабы спровоцировать Соединенные Штаты. Гросс-адмирал заверил его, что «ни одна немецкая подводная лодка не могла быть замешана» в этом деле.

В то же время адмирал Редер записал в своем дневнике: «Никаких попыток не будет предпринято для выяснения истины по делу «Атении» до возвращения подводных лодок». По настоянию министра иностранных дел фон Риббентропа 16 сентября гросс-адмирал Редер пригласил к себе американского военно-морского атташе и заявил ему, что к настоящему времени получены донесения от всех субмарин, «в результате чего установлено совершенно определенно: «Атения» не была потоплена немецкой подводной лодкой».

Гросс-адмирал говорил не всю правду. Не все субмарины, находившиеся в море 3 сентября, вернулись на базу. Среди не вернувшихся числилась и лодка «U-30» под командованием обер- лейтенанта Лемпа — она не появлялась на базе до 27 сентября.

Когда субмарина наконец-то подошла к причалу, Лемп доложил командующему подводным флотом Германии капитану первого ранга Карлу Деницу о выполненной задаче. А чуть позже командир подводной лодки тихо добавил: «У меня ЧП». Дениц внимательно посмотрел на офицера и сказал: «Пойдемте в кабинет-каюту».

…Спустя многие годы гросс-адмирал Карл Дениц рассказывал об этой встрече на судебном процессе в Нюрнберге и ответил наконец на вопрос, кто же потопил английский лайнер «Атения»:

«Я встретил капитана подводной лодки обер-лейтенанта Лемпа возле шлюза в Вильгельмхафене (город, военно-морская база и порт Германии на Северном море. — Л.П.), когда лодка входила в гавань, и он попросил побеседовать со мной с глазу на глаз. Выглядел он, как я заметил, очень несчастным и сразу признался мне, что, по его мнению, именно он ответствен за потопление «Атении» в районе Северного Ла-Манша. В соответствии с моими предыдущими указаниями он вел наблюдение за возможным проходом вооруженных торговых судов на подступах к Британским островам и торпедировал корабль, в котором по последовавшим затем радиосообщениям опознал «Атению». Ему показалось, что это вооруженное торговое судно ведет патрулирование…

Я тут же отправил Лемпа самолетом в штаб военно-морских сил в Берлин; между тем в качестве предварительной меры приказал держать все в полной тайне. В тот же день или рано утром на следующий я получил приказ, гласивший:

1.Дело должно быть сохранено в строжайшей тайне.

2.Высшее командование военно-морских сил считает, что нет необходимости судить командира лодки военным судом, поскольку оно удовлетворено тем, что капитан в своих действиях руководствовался лучшими намерениями.

3.Политические объяснения будут подготовлены главным командованием военно-морских сил.

Я не имел никакого отношения к политическим событиям, во время которых фюрер заявил, что ни одна немецкая подводная лодка не причастна к потоплению «Атении» (Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. Том 2. М., Воениздат, 1991, с. 15—16).

Однако Дениц, судя по всему, догадывался об истинных виновниках гибели «Атении» и имел прямое отношение к изъятию связанных с этим событием записей в вахтенном журнале лодки и в своем дневнике. На суде в Нюрнберге он признал что, лично отдал приказ уничтожить в вахтенном журнале любое упоминание об «Атении», и проделал то же самое в своем дневнике. Он потребовал от экипажа лодки дать клятву хранить в строжайшей тайне все сведения, связанные с этим событием.

Интересный факт. «Обвинение против него [К.Деница] строилось на доказательстве нелегитимности тотальной [всеобъемлющей] подводной войны, но тут Деница неожиданно поддержал американский адмирал Нимиц (Нимиц Честер с декабря 1941 до ноября 1945 командовал Тихоокеанским флотом США. — Ред). После сравнения действий немецкого и англо- американского подводных флотов данный пункт был исключен из обвинительного заключения. Выяснилось, что союзники использовали в войне на море те же методы.

В итоге Карл Дениц получил 10 лет. В 1956 году он был освобожден из тюрьмы Шпандау…» (Командиры второй мировой войны. Авт.-сост. А.Гордиенко. — Мн.: Литература, 1998, с. 125).

Лемп, офицеры и экипаж субмарины «U-30» были переведены на подводную лодку «U-110» и вместе с ней отправились на дно 9 мая 1941 г. Один из членов экипажа был ранен спустя несколько дней после потопления «Атении». Его выгрузили в Рейкьявике (Исландия), взяв предварительно клятву о сохранении тайны, а позднее перевели в лагерь для военнопленных в Канаде. И только после войны он дал письменные показания об известных ему фактах.

«У высшего военного командования любой страны, — пишет известный американский журналист У.Ширер, — в ходе войны появляются тайны, и можно понять, хотя это и не достойно похвалы, почему. Гитлер, как свидетельствовал адмирал Редер на Нюрнбергском процессе, настаивал на сохранении в тайне подлинной истории с «Атенией», особенно если учесть, что поначалу военно- морское командование действовало, руководствуясь твердым убеждением, будто немецкие подводные лодки не причастны к катастрофе. Следовательно, признание своей непосредственной вины в гибели лайнера поставило бы немецкую сторону в исключительно тяжелое положение. Но Гитлеру этого было мало. Воскресным вечером 22 октября по радио выступил министр пропаганды Геббельс (автор хорошо помнит это выступление) и обвинил Черчилля в потоплении собственного лайнера. На следующий день «Фелькишер беобахтер» на первой полосе под огромным заголовком «Черчилль потопил «Атению» сообщила, что первый лорд адмиралтейства подложил бомбу замедленного действия в трюм лайнера. На суде в Нюрнберге было установлено, что Гитлер лично приказал выступить с таким заявлением по радио и дать материал в газету и что, несмотря на крайнее недовольство Редера, Деница и Вайцзеккера таким приказом, они не решились возражать.

Эта бесхребетность адмиралов и Вайцзеккера, в полной мере присущая и генералам, когда на них оказывал давление их демонический фюрер, неминуемо должна была привести к одной из самых мрачных страниц немецкой истории.

Справка: 7 мая 1915 г. неподалеку от побережья Ирландии немецкая субмарина «U- 20» (капитан-лейтенант Швигер) торпедировала лайнер «Лузитания», который шел из Нью-Йорка в Ливерпуль с 702 членами команды и 1257 пассажирами на борту. В 14 часов 10 минут Швигер записал в вахтенном журнале: «…Удар пришелся в правый борт сразу позади мостика. Необычно сильная детонация сопровождается очень большим (выше первой дымовой трубы) взрывным облаком. В дополнение к взрыву торпеды, очевидно, был второй взрыв (котел, уголь или порох). Надстройка и мостик над местом попадания раскололись на части, и возникшее пламя охватило высокий мостик. Судно сразу же остановилось и получило сильный крен на правый борт и дифферент на нос…» К 15.43 «Лузитания» стала быстро крениться на правый борт. «Сотни людей, как горох, посыпались с палубы в воду. Сверху на них одна за другой стали рушиться двадцатиметровые трубы...

Из 1959 человек, находившихся на борту «Лузитании», погибли 1198, включая 785 пассажиров. Из 159 американских граждан погибли 124. Из 129 детей погибли 94, из 35 младенцев выжили только четыре. Погибли известный американский писатель Форман, английский режиссер Фрохман, драматург Клейн, английский океанограф Стэкхауз, американский миллиардер Альфред Вандербильт.

Британское правосудие возложило вину за трагедию на командира субмарины. Однако германское правительство обвиняло британских чиновников в использовании лайнера в незаконных военных целях — что, тем не менее, им не удалось доказать. Кое-кто из американцев, симпатизировавших Германии, выдвинул теорию, что адмиралтейство преднамеренно подставило «Лузитанию» в надежде, что ее атакуют, и таким образом Соединенные Штаты будут втянуты в войну.

Позже некоторые аналитики обвинили в разработке этого плана Уинстона Черчилля, в то время первого лорда адмиралтейства, приводя в качестве доказательств цитату из написанного им еще до катастрофы письма, в котором говорится, насколько важно было бы «привлекать к нашим берегам суда нейтральных государств, особенно Соединенных Штатов, в надежде поссорить их с Германией». Однако другие исследователи отрицают, что Черчилль мог быть настолько циничен, и цитируют предупреждения о субмаринах, посланные «Лузитании» адмиралтейством непосредственно перед ее гибелью».

100 великих кораблекрушений. М., Вече, 1999, с. 262—264.

«Общественное мнение Европы в течение некоторого времени не могло разобраться в позиции, которую занимали США по отношению к воюющим сторонам.

Президент Томас Вильсон, выступавший с платформой сохранения нейтралитета США в войне, был переизбран в ноябре 1916 г.

Неограниченная подводная война началась 1 февраля. США, сохраняя нейтралитет, 3 февраля 1917 г. порвали дипломатические отношения с Германией.

7 февраля все американские суда были задержаны в портах из-за угрозы германских подводных лодок. Правительство объявило, что оно не предоставит конвойных судов, и затор в американских портах еще усилился. 27 февраля пароход «Лакония» был потоплен, причем погибли две американки. Накануне этого президент Вильсон в своем послании к Конгрессу объявил о переходе к вооруженному нейтралитету. 12 марта американский пароход «Алгонкин» был потоплен без предупреждения. 19-го в течение 24 часов подводные лодки потопили 3 американских парохода, причем на одном из них, на «Виджилансии», погибло 15 человек команды. 21 марта полковник Хауз ответил Уолтеру Пейджу: «Мы уже сейчас находимся в состоянии войны, хотя формальное объявление ее, может быть, и не последует раньше, чем соберется Конгресс, т. е. 2 апреля».

6 апреля 1917 г. США вступили в войну с Германией».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно