ПОСЛЕДНЯЯ ИНСТАНЦИЯ

16 мая, 2003, 00:00 Распечатать

Наверное, иногда и здания имеют родовую память. В любом случае пристройка в одном из жилых домов по улице Соборной когда-то планировалась в качестве загса...

Наверное, иногда и здания имеют родовую память. В любом случае пристройка в одном из жилых домов по улице Соборной когда-то планировалась в качестве загса. Добрых полтора десятка лет хмельнитчане расписывались здесь и разводились, брали свидетельства о рождении и о смерти. Здесь начинались сотни хмельницких семей, и обязательные свадебные снимки в фотоальбомах невидимыми узами в течение всей жизни соединяли их c этим невзрачным сооружением. Когда же городской отдел регистрации актов гражданского состояния переселили в отреставрированный старинный особняк, на осиротевшую пристройку мгновенно положили глаз разные чиновничьи и частные структуры: центр города — такой лакомый кусок...

К чести покойного городского головы Михаила Чекмана, он нашел наилучшее применение бывшему загсу: после реконструкции в нем поселился Семейный дом — единственное в Украине учреждение подобного типа. Хотя история создания и отвоевания для него этого здания стоит отдельного рассказа: процесс был продолжительным и преисполненным борьбы. И если бы не Надежда Пукас, известная в Хмельницком поборница семейных и национальных традиций, автор и исполнитель собственных песен и просто известная в городе женщина, — то горсовет вряд ли отдал бы такую площадь на благо не пары-тройки удостоенных, а без исключения всех семей. Но факт остается фактом: в Хмельницком сегодня существует Семейный дом — бюджетная (!) организация, куда ежедневно приходят десятки горожан.

Зачем и за чем — об этом наш разговор с хозяйкой Семейного дома Надеждой ПУКАС.

— Пани Надежда, к самому факту открытия Семейного дома многие в Хмельницком отнеслись скептически: в столь сложное время, когда каждая копейка на счету, создавать еще что-то за народные деньги не для развития промышленности, скажем, или хотя бы малого и среднего бизнеса, а — для семьи. Не слишком ли большая роскошь? Разве есть подобное еще где-то в Украине?

— Нигде нет. В Киеве, впрочем, существуют Центр работы с женщинами и приют — это отдельные учреждения. Но это — столица. А Хмельницкий в самом деле эдакий среднестатистический областной центр, 260 тысяч населения — ради чего здесь создавать Семейный дом? Однако вспомним, что именно наш город невольно стал торговым центром Украины. И наш огромный базар, выросший как на дрожжах, на проблемах переходной поры, породил море новых, особенно — для семьи. Конечно, проблемы были всегда, но сейчас крайне обострились. И в 1998 году, когда женщины города начали инициировать создание подобного учреждения, сначала тоже витала идея сделать что-то именно для женщины, отстаивания ее прав и т.п. А потом стало понятно: женские проблемы неотъемлемы от семейных. И решать их нужно, как когда-то говорили — комплексно. Ведь раньше для каждого поколения были свои организации — пионерские, комсомольские, ветеранские и тому подобные, а с семейными вопросами шли даже в парткомы-райкомы, как в последнюю инстанцию. А сейчас куда? Вот и идут к нам.

— Судя по количеству людей в вашем вестибюле, идут массово?

— Да. У нас ежегодно бывают до пяти тысяч хмельнитчан. Мы ведем учет, записываем всех посетителей. Это не бюрократический подход — Дом считается подразделением управления семьи и молодежи горисполкома. Просто очень многие вопросы, с которыми приходят к нам люди, нередко требуют довольно продолжительного времени для их решения, неоднократных встреч с представителями различных официальных инстанций или частными лицами. Посему мы должны все это фиксировать, отслеживать, анализировать.

— И с какими вопросами обращаются чаще всего?

— Больше всего посетителей у юриста и психолога. Обращаются часто и за педагогическими, медицинскими консультациями. У нас работают разные специалисты. Если же вопрос за пределами их компетенции, мы обращаемся к другим специалистам. Очень много чисто женских проблем. Мы получаем и распределяем гуманитарную помощь. Наши постоянные посетители — люди из наиболее уязвимых слоев населения — малообеспеченные, пенсионеры. Они несут к нам свою боль. А у нас самое главное требование к нашему немногочисленному персоналу — максимальное внимание к людям. Внимание, от которого в подавляющем большинстве государственных и частных учреждений, к величайшему сожалению, они уже отвыкли.

— А не шокирует ли ваших посетителей, большинство которых из малообеспеченных семей, почти роскошная обстановка в Доме: евроремонт, современные светильники, шикарные шторы на окнах?

— Вот-вот, кое-кто именно этим нас упрекает. А разве, если для бедных, то окна газетками нужно закрыть? Наоборот, пусть они видят, что двери этого красивого дома открыты именно для них. Для всех горожан, а не только для избранных. Может, именно благодаря тому, что у нас так красиво, здесь с удовольствием работают почти два десятка различных общественных организаций: ассоциации женщин, объединенных либо общей профессией (учителя, госслужащие, журналистки, бизнесмены), либо увлечениями (художницы, литераторы, ветераны войны), или местожительством (есть даже объединение женщин, не имеющих собственного жилья, то есть живущих в общежитиях), либо даже бедой (инвалиды). Существует и объединение опекунов, многодетных семей, родителей. Может, это и смешно, но иногда люди приходят во второй раз или даже в третий только из-за того, что наши дежурные (а это только мужчины) не только очень внимательны к посетителям, но и внешне привлекательны: подтянуты, вежливы, доброжелательны. А в общении с людьми, которых ведет сюда какая-то неотложная проблема, каждая мелочь важна.

— И вы можете похвастаться практическим решением тех проблем, с которыми к вам обращаются люди, не в состоянии решить их собственными силами?

— Что-то решаем, в чем-то помогаем, а иногда — просто посочувствуем, и то человеку легче. Со времени официального открытия Дома — а ему еще и двух лет нет — уже можно издать томов эдак с 20 романов о человеческой судьбе. Чего здесь только ни наслушаешься! Как-то пришла женщина — родом из Казахстана, измученная, изможденная. Сманил ее наш подолянин. Продала она там квартиру и с двумя детьми приехала сюда к нему. Здесь и третий родился. Пока были деньги — все ничего. А закончились — так он начал выдавать на семейство из четырех человек один батон в сутки. Она решила обратно ехать, к матери, ведь здесь родни никакой, помощи ждать не от кого — а денег-то нет. Пришла к нам. Я на Посольство Казахстана выходила и долго с ними вела переговоры — но отправили-таки женщину.

Или обратилась к нам молодая женщина с ребеночком — сама еще как ребенок. Вышла замуж за военного, родила — с кесаревым сечением. А мужа не интересует, больна жена или здорова — она ему нужна только как женщина. Развелись. А жить ей негде. Пришлось утрясать этот вопрос с командованием части, в которой служит муж. Спасибо им, нашли ей жилье, и она уже оправляется от своей беды.

— Может, люди просто спекулируют, сваливая на вас свои проблемы? У нас многие привыкли: кто-то должен все за них делать.

— Случаются ситуации, когда приходится и за кого-то сделать, иначе человек пропадет. Ведь приходят к нам иногда уже на пределе. Однажды в новогоднюю ночь заходит женщина — в норковой шубе, запорошенная снегом, словно пешком шла. Оказывается, и в самом деле шла. Мелочи на троллейбус не было. Муж ее одевает-обувает: «А деньги тебе зачем?» Или другая прибегает — в одном тапочке: сын избил, еле сбежала. У нас есть комната, в которой они могут переночевать или даже днем отдохнуть, успокоиться, пока мы хоть немного конфликт погасим.

Но чаще просто за советом обращаются, за поддержкой. Знаете, срабатывает эдакий синдром вагонного собеседника. Ведь бывают обстоятельства, о которых близким не расскажешь, а чужому — можно. Например, пожилой мужчина жалуется — гонит женщина из дома, потому что не такой к старости стал, как ей хочется. Хоть вы, дескать, подскажите, каким же должен быть. Или немолодая уже женщина: влюбилась в собственного зятя. Пришлось квартиру подыскивать. Вступает в брак юноша: я еще ни с кем не был, у кого бы проконсультироваться, что да как? Направляем к специалисту-медику.

Или советуется женщина: дочь вышла замуж, живут тут же, вместе с родителями, но зять надумал ее бросить. «Почему? Я же и приготовлю им, и уберу!» А кровать молодых через стенку. Я ей говорю: «Немедленно найдите им квартиру!» Потом приходит и благодарит: «Вот если бы мне кто так смолоду подсказал, так я бы с первым мужем жила!»

Еще одна довольно распространенная ситуация: супруги развелись, а живут в одной квартире. Муж новую жену привел. И что делать? А сколько молодых семей, где муж любит, а она недовольна: «Разведусь». При этом ребенок уже есть. «Зачем же ты за него замуж выходила, если не любила? — спрашиваю. — Не нравится, что низкого роста — метр с кепкой? А ты этого раньше не видела или думала, что подрастет? Ты же без работы и без копейки, за что ребенка будешь кормить? А он за тобой убивается, ребенка обожает и каждую копейку в дом несет». Знаю, что семью им не сохраню, — но пусть хотя бы задумается, прежде чем ребенка лишать отца.

А сколько конфликтов в тех семьях, где женщины в начале 90-х взяли на себя роль кормильца — начали «челночить», на базаре стоять, обеспечивать семью. А теперь — не подходит им муж. «А он где был? — интересуемся. — За детьми присматривал? Готовил? К твоей маме ездил огород полоть? А теперь плохой стал?» Знаете, такой взгляд со стороны помогает. И нужно сказать, что сегодня мужчины становятся все более уверенными, оправляются от потрясения, которое испытали в последнее десятилетие, оставшись без работы, находят себя в дне нынешнем. Зато другая проблема появилась: разорванные семьи, когда один из супругов, а бывает и оба, уезжают на заработки за рубеж. Детей же оставляют на стариков-родителей.

Разные бывают ситуации. Иногда просто анекдотические. Стоит однажды дамочка у двери, с ноги на ногу переминается, краснеет и молчит. «У вас что-то случилось?» — спрашиваю. «Да вот материи набрала, а что пошить — не знаю». Я даже рассмеялась: «Ну, где эта ваша галантерея, показывайте». Вместе фасон и выбрали...

— Местное телевидение этих людей не показывает. Зато почти каждую неделю — какие-то мероприятия: встречи, конференции, фестивали, проходящие в Семейном доме. Не утомляет такой калейдоскоп дел?

— Это обычные будни. Тем более что все это происходит не только в стенах дома. Мы сотрудничаем со школами, с другими организациями, и не только в городе. Приглашают поделиться опытом в районах области или в других городах Украины. С пониманием относится к нашим проблемам новый городской голова Николай Приступа. Ведь это и в самом деле огромное поле работы, которое формальным методам поддается с трудом. Скажем, мы проводим неделю отца. Это столько интересных мероприятий, в которых задействованы все — от маленьких мальчиков до седых дедушек. Это укрепляет семью. Чаще всего семьи так и приходят к нам: сначала старшее поколение, а вслед за ним и помоложе, и так — до самых младших. А если уж люди проторили сюда дорожку — наш дом в самом деле становится их домом. На то он и Семейный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно