ПОСЛЕДНЕЕ ПЛАВАНИЕ ЗАПОРОЖСКОЙ ЧАЙКИ

22 октября, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №42, 22 октября-29 октября

И до сих пор воспоминания о них далеко неоднозначные. Кто-то склонен считать их жизненный уклад и традиции прообразом подлинно народной демократии, а для иных они - ватага бесшабашных гуляк с большой дороги...

И до сих пор воспоминания о них далеко неоднозначные. Кто-то склонен считать их жизненный уклад и традиции прообразом подлинно народной демократии, а для иных они - ватага бесшабашных гуляк с большой дороги. Но лишь одно, пожалуй, не подлежит сомнению - романтичность натур, присущих нашим предкам. Тем самым казакам-запорожцам, назвавшим свои боевые корабли ласковым именем «чайка».

Чайки-чаечки… Эти утлые суденышки не имели аналогов в судостроении Западной Европы. Благодаря своим удлиненным пропорциям, они были почти идеально приспособлены для ведения боевых действий как на реке, так и на море, уверенно чувствовали себя на мелководьях, в узких фарватерах и протоках. А их быстроходность была в свое время просто фантастической, коль всего за двое суток весельное судно с парусом в качестве вспомогательного оборудования пересекало Черное море. Особенно ценными эти качества оказались во время непрекращающихся русско-турецких войн. И не случайно флот стал активно развиваться за счет создания днепровской гребной флотилии, необходимой для ведения боевых действий на Черном море. А чайки запорожцев составили значительную часть военно-морских сил.

В 1736 г. на острове Хортица была основана верфь, названная Запорожской, превратившаяся вскоре в мощную по тем временам военно-морскую базу. По свидетельствам историков, на Старом Днепре возле Хортицы, от острова Байды до балки Музычной, размещалась целая армада судов - около 400 галер, бригантин, плашкоутов, кончебасов, казацких морских лодок и речных дубов.

После взятия турецкой крепости Очаков в 1737 г. казаки вернулись зимовать на свои базы. Но с фронта была занесена чума, и многие корабли остались без экипажей. Брошенные на произвол судьбы, они разрушались льдами, тонули. Лишь за одну зиму, как свидетельствуют документы, ушло на дно около 40 судов. Позже, уже в середине XIX века, историк Дмитрий Яворницкий поведал о том, что только в одном месте «в Старом Днепре найдено семнадцать длинных, хорошо сколоченных лодок».

Однако время пощадило казацкие корабли. Похороненные под мощным слоем ила и песка, они хорошо сохранились до наших дней. Это выяснилось в ходе подводных археологических исследований, которые регулярно проводятся возле Хортицы в течение последних 30 лет.

О том, что на речном дне покоятся корабли времен русско-турецкой войны, впервые убедились гидроархеологи, возглавляемые Евгением Спиновым, более 20 лет назад. Тогда же и возникла идея поднять на поверхность хотя бы один из них. Однако о реализации задумки не могло быть и речи, поскольку ученые не имели средств для решения главной проблемы - последующей консервации находки. Иначе извлеченный на сушу корабль в считанные дни превратится в труху.

Как водится, в дело вмешался случай. Во время весеннего сброса воды с плотины Днепрогэса в 1998 году на ограниченной части дна возле Хортицы было смыто 3-5-метровый слой донного грунта. Очередная группа аквалангистов, возглавляемая заведующим отделом Национального заповедника «Хортица» Валерием Нефедовым, стала обнаруживать ценные исторические находки - голландские и казацкие трубки, мушкетные и пистольные пули, ствол мушкета, абордажный топор, пушечные ядра, хорошо сохранившиеся фрагменты судов. Наконец, на десятиметровой глубине возле Наумовой скалы открылось зрелище, которое повергло в изумление даже видавших виды археологов. Над поверхностью дна виднелась хорошо сохранившаяся часть кормы старинного судна. Чуть поодаль под слоем ила удалось найти носовую часть корабля, который, судя по всему, затонул, переломившись надвое, под напором льда.

В ходе предварительных исследований, которые продолжались до февраля нынешнего года, удалось выяснить, что находка представляет собой военное гребное судно первой половины XVIII столетия. По типу оно принадлежит к казацким морским челнам или лодиям, известным под названием «чайки».

Конструкция судна в точности соответствует чертежам морского казачьего челна, разработанного в 1736 г. галерным мастером Андреем Алатчаниновым. Этот выдающийся кораблестроитель долгое время работал на киевской верфи, где имел возможность ознакомиться и продолжить традиции судостроения запорожских казаков. Чайка Алатчанинова сохраняет пропорции запорожских чаек XVI-XVII веков. Она имела длину 18,3 м, ширину - 3,4 м, 12 пар весел и вмещала 40-60 человек. Как и на казацких кораблях прошлого столетия, на ней устанавливались четыре фальконета (пушки). Принципиальное отличие заключалось лишь в том, что морские казацкие челны второй четверти XVII века строились по передовой на то время западноевропейской технологии на килевой основе, а не на долбленом основании, как их описывает французский инженер Боплан.

И вновь перед историками стал вопрос о поднятии на поверхность уникальной находки. Но на этот раз - с еще большей остротой. У археологов попросту не было выбора: если оставить находку на дне, то под влиянием химического загрязнения воды, изменения гидрологического режима Днепра, корабль окончательно разрушится в течение ближайших нескольких лет. Скорее всего, именно так бы и случилось, если бы судьбой реликвии не заинтересовались неравнодушные к нашей истории люди. В первую очередь - народный депутат Алексей Кучеренко, который с помощью возглавляемого им общественного благотворительного фонда «Допомога», помог приобрести консервант для последующей музеефикации корабля, обеспечить гидроархеологов необходимым снаряжением и оборудованием. Со временем к реализации проекта «Запорожская чайка» подключились и промышленные предприятия города, фирмы - алюминиевый комбинат, «Запорожсталь», «Запорожкокс», «Промышленно-страховой альянс», «Большая транспортная компания» и некоторые другие.

Около двух месяцев гидроархеологи и водолазы пятого экспедиционного отряда подводных гидротехнических работ освобождали чайку из векового плена днепровского дна, не считаясь со временем. И вновь их упорство было вознаграждено очередным приятным сюрпризом. В ходе раскопок выяснилось, что чайка сохранилась целиком, а найденная носовая часть - от другого корабля. Пришлось срочно вносить коррективы в чертежи оборудования, изначально предназначавшегося для подъема не целого судна, а двух его частей.

Подъем бесценной реликвии был намечен на 14 октября. Эта дату выбрали отнюдь не случайно. Для потомков запорожцев она особо памятная, вместившая в себя и День Святой Покровы, и День украинского казачества, и День города. Но, вероятно, кому-то из местных чиновников этот перечень показался недостаточным. Торжества решили усилить присутствием на церемонии Президента, пребывающего в город 13 октября. В принципе, идея была стоящей - все же не каждый день приходится открывать реликвии, достойные стать символом державы. Но, как говорится, хотели как лучше, а получилось… В ходе рабочей поездки главы государства произошли изменения, и после часовой задержки церемония подъема состоялась не столь торжественно, как это подобало бы подобному событию.

По капле освобождаясь от плена столетий, казацкая чайка вновь увидела родные скалистые берега Хортицы. Теперь ей предстоит подготовка к последнему славному и нескончаемому походу - в Историю…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно