ПОКА НА БЕЛОМ СВЕТЕ ЕСТЬ ГАСКОНЬ

15 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Д’Артаньян родился в Гаскони — факт, известный каждому младшему школьнику. Те из них, кто спит с «Тремя мушкетерами» под подушкой, назовут и более точное место: город Табр...

Бронзовый д’Артаньян из города Ош (департамент Жер, Гасконь)
Бронзовый д’Артаньян из города Ош (департамент Жер, Гасконь)

Д’Артаньян родился в Гаскони — факт, известный каждому младшему школьнику. Те из них, кто спит с «Тремя мушкетерами» под подушкой, назовут и более точное место: город Табр. Именно оттуда выехал юный покоритель Парижа — правда, в романе родной город гасконца упоминается мельком, едва ли не единожды. Табр, чтоб вы знали, находится в департаменте Верхние Пиренеи, на западе Гаскони. Но не спешите озвучивать эти знания, находясь в самом центре этой исторической провинции — городе Ош, столице департамента Жер. Темпераментные гасконцы тут же вызовут вас на дуэль. Ведь поединок за право называться родиной д’Артаньяна длится между двумя городами уже более полутораста лет. Авторитету Дюма-отца, походя поселившему героя в Табре, жители Оша противопоставляют более материальный аргумент — замок Кастельмор, где родился реальный прототип знаменитого гасконца, во всяком случае один из них. Музея в замке нет, там живут обычные люди, которые немало сил тратят на охрану своего владения от туристов. Непостижимый народ эти гасконцы! Казалось бы, сам Бог велел хозяевам замка стричь купоны «у Провала». А они владеют д’Артаньяном ревностно и бескорыстно, словно семейной реликвией.

Три д’Артаньяна

 

В начале XVII века замок — тогда еще не Кастельмор — принадлежал скромному провинциальному дворянину по фамилии де Батц. Женился этот дворянин очень удачно: на представительнице куда более древнего и знаменитого рода де Монтескью. Где-то между 1610 и 1615 годами у них родился сын Шарль. Вот именно, тот самый.

Приехав завоевывать Париж, — не в восемнадцать лет, как поет Михаил Боярский, а примерно в 27—30, — Шарль де Батц де Монтескью записался на службу в гвардию под материнской фамилией: она звучала гораздо солиднее. В то время каждому уважающему себя военному было положено иметь еще и прозвище — вроде Атос, Портос или Арамис, хотя не обязательно настолько экзотичное. Шарль и тут не забыл о матери, одно из земельных владений которой называлось Артаньян.

В 1644 году д’Артаньян отличился в боях при Русийоне и был принят в королевские мушкетеры. На этой службе он пробыл до самой смерти и дослужился до «полевого маршала». Звучит внушительно, но со званием маршала Франции не имеет ничего общего. На такой должности во французской армии состояло в то время более ста человек.

Трудно сказать, доставлял ли мушкетер Шарль де Монтескью из Лондона алмазные подвески королеве Анне Австрийской, играл ли в шахматы с кардиналом Ришелье, вывозил ли во время Фронды из Парижа юного Людовика XIV, давал ли советы Мазарини и так далее и так далее. Но приближенным к высокопоставленным особам и в самом деле был. Кардинал Мазарини нередко поручал д’Артаньяну ответственные миссии. Капитан мушкетеров действительно по приказу Людовика XIV арестовывал суперинтенданта Фуке. А сам король-солнце даже был свидетелем на свадьбе гасконца (возлюбленный Констанции таки был женат!) и крестил его детей, которых у того было двое.

Полевой маршал д’Артаньян геройски погиб в 1673 году при осаде Маастрихта в Голландии. По легенде, бой изначально был совершенно безнадежный, но гасконская гордость не позволила мушкетеру отступить. Его вдова, еще раньше потерявшая обоих детей, ушла в монастырь.

Замок унаследовали дальние родственники. Во время Великой Французской революции их потомки бежали в Испанию, замок долго переходил из рук в руки и в конце концов достался семье Кастельмор. Это имя он носит и сейчас, хотя еще несколько раз менял владельцев.

А департамент Жер гордится не только замком, но и прямыми потомками д’Артаньянов из рода Монтескью. Да, именно д’Артаньянов, во множественном числе! Поскольку Шарль де Батц был не единственным знаменитым полководцем из этого рода. Анн-Пьер де Монтескью-Фесензак известен как боевой генерал и политический деятель Франции. А Пьер де Монтескью таки владел по праву тем самым жезлом маршала Франции! Он прославился как талантливый стратег, отличился в битвах при Мальплаке в 1709 году и при Денене в 1721-м. Он первым предложил размещать солдат в казармах, а не по домам местного населения. Он написал книги по военной науке, которые впоследствии штудировал сам Наполеон. И, кстати, он тоже носил прозвище д’Артаньян.

Так что к услугам Александра Дюма-отца было два, если не три д’Артаньяна. Во всяком случае, в полной приключений и героических эскапад биографии героя нашли отражение события из жизни всех трех военачальников.

 

Рукопись
графа де ла Фер

 

В 1700 году некто Гатьен де Куртильц де Сандрас опубликовал книгу под названием «Мемуары господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта Первой роты мушкетеров короля». Эти невероятные приключения отважного гасконца были написаны якобы со слов самого мушкетера, а отпечатаны в Амстердаме, поскольку автор, — объясняет Александр Дюма в предисловии к своему знаменитому роману, — «не хотел отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию». Однако в Бастилию господин де Куртильц де Сандрас таки загремел: слишком уж вольно обошелся он в своем творении с крупными политическими фигурами того времени: Людовиком XIII, Анной Австрийской, Ришелье, Мазарини и другими.

Кроме этих исторических личностей, в книге, будто бы надиктованной д’Артаньяном, впервые появляется — правда, лишь эпизодически — знаменитая троица: Атос, Портос и Арамис.

Дальнейшую историю этой книги Дюма-отец излагает по-своему. Помните? Он обнаружил ее в библиотеке и, заинтригованный тремя почти мифологическими именами, начал серьезнейшее изыскание, перерыл груды книг и, наконец, уже придя в отчаяние, обнаружил рукопись под названием «Воспоминания графа де ла Фер о некоторых событиях, происшедших во Франции к концу царствования короля Людовика XIII и в начале царствования Людовика XIV». Именно эта рукопись и являет собой роман «Три мушкетера», о чем автор сообщает в предисловии.

На самом деле все, конечно же, обстояло несколько иначе. В 40-х годах XIX века забытую книгу Гатьена де Куртильца де Сандраса откапывает в запасниках библиотеки не сам Александр Дюма, а некто Огюст Маке, преподаватель истории в лицее и большой эрудит. А по совместительству — «литературный негр» знаменитого автора историко-приключенческих романов. Идея написать новую книгу на материале похождений д’Артаньяна принадлежит именно Маке. Дюма-отец загорелся ею, и вскоре совместными усилиями было запущено в работу произведение, которому была суждена совершенно феерическая слава. Причем пришла она сразу же, как только главы из романа начали выходить в популярной ежедневной газете «Ле сьекль». Читатели требовали продолжения, и через год вышло в свет «Двадцать лет спустя», а затем и «Виконт де Бражелон, или Десять лет спустя».

О «литературной фабрике» Дюма-отца можно писать много и противоречиво. Во всяком случае, безвестные «негры», работавшие на писателя, шли на это сознательно, их имена не становились достоянием публики по обоюдному согласию. В предисловии же к «Трем мушкетерам» Дюма, как мы можем убедиться, честно раскрывает первоисточник романа. А загадочная «рукопись графа де ла Фер» — уже просто литературный прием. Исторически такого человека, по всей видимости, не существовало. Но д’Артаньян-то был!

 

У нас, гасконцев, лучший в мире вкус!

 

И в Гаскони об этом ни в коем случае не забывают.

Наши соотечественники, побывавшие на юге Франции, а именно в гасконском департаменте Жер, сталкиваются чуть ли не с культом знаменитого мушкетера. Имя д’Артаньяна можно встретить на вывесках самых разнообразных заведений. Биографии прототипов героя без запинки расскажет каждый второй гасконец. При этом, говорят, они очень удивляются, что иностранцы тоже знают об историческом д’Артаньяне. Для них он — нечто местное, родное, едва ли не семейное.

А знаменитый гасконский темперамент — «ничто нам не по вкусу, кроме славы!» — живет в земляках д’Артаньяна и поныне. Поэтому неудивительно, что и сейчас при желании каждый там может стать мушкетером. Речь идет об ассоциации под названием Компания мушкетеров из гасконского города Кондом. Основал ее еще в 50-х годах некий генерал Бастон. Ему помогали прямые потомки д’Артаньяна из рода Монтескью. Ассоциация призвана была дать новую жизнь французским традициям прошлого со всем истинно гасконским гусарством, лихостью и фанфаронством, романтизированными Александром Дюма. Мушкетеры носят исторические костюмы, мушкеты и шпаги, у них есть свой устав, театрализованные церемонии и ритуалы. Компания открыта для всех желающих, независимо от национальности и гражданства. Сегодня членов ассоциации можно встретить практически по всему миру. Но стать мушкетером не так-то просто: нужно иметь особые героические заслуги, соответствующие уставу, а также двух друзей из ассоциации, которые могли бы вас рекомендовать. А что вы хотите: даже д’Артаньяна в свое время зачислили в этот элитный род войск далеко не сразу.

А главная достопримечательность города Ош, столицы гасконского департамента Жер, — позеленевшая от времени бронзовая статуя д’Артаньяна. Он стоит посередине каменной лестницы, что спускается от собора Святой Марии к реке Жер. Гордая осанка, прямой взгляд, рука на эфесе шпаги, широкополая шляпа набекрень, перевязь, ботфорты и длинный плащ. Именно такими видят себя в приключенческих снах мальчишки всего мира — вот уже полтора века. И будут видеть еще не одно столетие.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно