ПОДРОСТОК И СЕКСУАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

11 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Фраза «Ну вы знаете, какие теперь дети» давно стала одной из самых повторяемых. Подразумевается... В общем, конечно, ничего хорошего не подразумевается...

Фраза «Ну вы знаете, какие теперь дети» давно стала одной из самых повторяемых. Подразумевается... В общем, конечно, ничего хорошего не подразумевается. Дети стали эгоцентричными, капризными, они не боятся взрослых, не стремятся быть хорошими, поголовно увлечены сексом и получением от жизни сплошного «кайфа».

Сейчас нравы молодых никто не сдерживает и за их моралью не следит. А сто лет назад все было наоборот: за нравственностью молодежи строго следили и общество, и церковь. Тогда, например, гимназисты и гимназистки любили кататься на коньках под музыку духового оркестра. Учились они раздельно, а здесь могли встречаться друг с другом. Но вот беда — начальство гимназий не разрешало катание парами. А чтобы молодые люди не нарушали этот невинный запрет, на каток следить за моралью воспитанников в Киеве, к примеру, посылали специальных дам и дядек. Увидит дядька гимназиста, скользящего под руку с подружкой, и тут же закричит на весь каток: «Парень, брось девку, барин не велит!» Ну как тут не бросить!

Борьба за нравственность велась постоянно. Например, спустя полвека усиленному гонению подвергался рок-н-ролл. В нем тоже усматривали угрозу общественной морали — новый стиль музыки нес в себе колоссальный (когда очевидный, когда незримый) заряд сексуальности. Даже само его название — «рок-н-ролл» — являло собой, по мнению пуритан, непристойность, поскольку изначально этим словосочетанием чернокожие американцы обозначали понятие «половой акт». Кадры с «нескромными» телодвижениями Элвиса Пресли безжалостно вырезали из фильмов и телепередач...

На протяжении всего ХХ века пытались следить за нравственностью, сейчас — нет, а результат один: сексуальная революция победила окончательно и бесповоротно.

Педагогика ниже пояса

«Самое трогательное в подростках то, что они все делают впервые», — говорил Франсуа Тюффо. И действительно, подростку внове все вокруг, и особенно загадочен и поэтому привлекателен секс и все, что с ним связано. И в этом деле на помощь подростку приходит не только подворотня и сверстники (как было еще 20—30 лет назад), но и телевидение, книги, журналы. Взрослые, кто готовит эти передачи, издает книги и журналы, как бы убеждают подростка, что одной интуицией в этом сложном деле не обойтись, и чем глубже погрузишься в таинства интимных отношений, тем чаще натолкнешься на новые потаенные дверки. Не буду голословным. Вот книга, адресованная тем, кому «чуть больше 14-ти». «Он и она: вопросы ниже пояса». Названия глав чего стоят! «У моей девочки нет одной маленькой штучки» (это про девственность). «Персиковый сок 100%» (о том, как грудь сделать красивой). «Я научил послушную руку обманывать печальную разлуку» (о приятностях мастурбации). Кстати, в этой главе с восторгом рассказывается о том, что более 90% граждан США давно и активно мастурбируют, а Европа, не говоря уже об СНГ, все топчется и топчется на месте. Но, дескать, терпение и труд — все перетрут. И таких книжек на прилавках много.

Но еще больше всевозможных журналов и журнальчиков, адресованных подростку. Вот «Журнал для настоящих девчонок!» (ну какой девчонке охота слыть «белой вороной», признаться в том, что она несовременная?). Рубрики: «Сексуальная жизнь от А до Я», «Развлекуха — ха!», «Магия любви»... Вот, к примеру, «Интимный разговор», где речь идет вроде о невинных свиданиях, и тут же — на тебе! — постельный снимок, а сбоку текст «Девчонки спрашивают, что им делать, если в самый пикантный момент их общения с возлюбленными в комнату входят родители...».

Разговоры «про это» ведутся во всех журналах для юных, им посвящаются специализированные страницы. Адресованы они подросткам, старшим школьникам и даже десятилетним детям. Во всяком случае, все эти возрастные группы обозначены в письмах, публикуемых от имени читателей в рубриках «Интим», «Школа любви». Кстати, специалисты, с которыми мне довелось беседовать, сомневаются, что авторы таких писем — дети. Прикрываясь подобными писаниями, редакции создают у юных читателей иллюзию, что обсуждаемые на страницах журналов вопросы естественные, обыденные, широко распространенные.

Приведу несколько заголовков к письмам якобы подростков: «Он, как зверь, вдавил меня в диван», «Я научилась ловить оргазм», «Эротика — это душа», «Оральный секс — ничего страшного», «Нужно ли мне ему отдаваться?», «Мы — сладкая парочка», «Презерватив убивает чувства?». Детей убеждают, что в «мастурбации», «лесбийской любви» ничего предосудительного нет.

Ясно, что телевидение и в этом деле впереди. Оно обучает «безопасному сексу», старательно, пользуясь авторитетами ученых, внушает, что нужно «получать удовольствие от своей сексуальности» (цитата из одной просветительской программы), и педантично рассказывает об устройстве пениса и фаллопиевых труб, подкрепляя рассказ яркими картинками, натуралистическими муляжами и даже мультфильмами.

Вот почему учителя и родители все настойчивее требуют: «Пора перестать перенимать все подряд у «цивилизованного Запада». Пора уже ложь называть ложью, преступление — преступлением, а растлителей несовершеннолетних — растлителями. Иначе грош нам цена». Трудно с этим не согласиться.

Детям до 16 лет иметь своих не рекомендуется

Эта беда охватила весь мир. По статистике половую жизнь молодежь начинает где-то в 10—11 лет, в Украине, слава Богу, — позже: в 13—14. По данным Украинского центра социальных служб для молодежи в нашей стране 22 тысячи несовершеннолетних матерей. Раньше мать-школьница — это было ЧП районного и даже областного масштаба, сегодня же несложно представить себе за партой беременную восьмиклассницу. Случается, мама и дочка, родившие в одном роддоме, начинают растить младенцев одновременно, постоянно путаясь в том, кто же кому и кем теперь приходится.

Нам, взрослым, трудно привыкнуть к мысли, что наши дети вырастают быстрее нас. И их юношеский мир — и физически, и физиологически, и социально-психологически — оказывается иным, новым и непривычным для нас. Ничего не поделаешь: мы в нем — как Алиса в стране Чудес. Сравнивать времена и возмущаться бесполезно. Давайте будем смотреть в глаза реальности: наше юношество переживает настоящий сексуальный бум.

Не будем торопиться с крайними оценками типа «хорошо» это или «просто ужасно». Ведь все относительно. С одной стороны, организм акселераторов требует своего — и это «медицинский факт», как говаривал Остап Бендер (оказывается, нынешние 15-летние подростки выше ростом своих сверстников начала ХХ века на 14,8 см и на 13 килограммов тяжелее). С другой стороны, при несформировавшихся моральных ценностях, отсутствии личной ответственности за свои поступки «требования организма» оборачиваются элементарной половой распущенностью — и это уже факт социальный, с которым тоже нельзя не считаться.

Вот объявление, напечатанное за плату службой знакомств для взрослых: «Мне 15 лет, хочу переписываться с девушкой. О себе: зовут Виталий, 172 см рост, люблю Бетховена, рок, мазохисток, а также спокойных, знающих толк в сексе красивых и взрослых женщин. Фото обязательно». Вот так — ни больше ни меньше — заявил о себе человек пятнадцати лет от роду. Что здесь бравада, а что реальность?

Мир перевернулся. Когда-то девочки лишь только на выпускном впервые взбирались на каблуки, прокалывали уши и надевали мамины сережки. Современные школьницы дружат с косметикой и каблуками чуть ли не с пятого класса.

Дочь моих друзей, семиклассница, как-то рассказала, что на уроке в лицее детей учили пользоваться презервативами и «вообще рассказывали всю правду про это самое». «Маша, а не стыдно было вместе с мальчиками учиться пользоваться презервативами?» Ответ: «Сначала мы смущались. Но все стало нормально, когда нам организовали игру. Разделили на три группы и каждому дали по листку. Одни должны были ответить на вопрос, какие виды секса они знают, другие — назвать или изобразить мужские половые органы, третьи — женские. Были, правда, такие некультурные ребята, которые писали матерные слова. Но в общем было очень интересно и познавательно».

Замечено психологами, что поступки, даже самые грязные, совершенные девочками-подростками, как правило, продиктованы одним — любовью, жаждой любить и быть любимой. Увы, девочки, как и мальчики, грязно ругаются матом, занимаются сексом в подъездах и подворотнях, делают ранние аборты. И это все — ужасно. Но ведь они любят, как умеют, — отчаянно, зло, бесцеремонно, наотмашь. И тем не менее каждая девчоночка мечтает о принце, о большой любви и большом женском счастье, в душе каждой, вопреки всей жестокости вокруг, цветут ромашки и журчат ручьи...

Мальчики — направо, девочки — налево?

Поведение детей в период полового созревания психологи называют «синдромом омара». Подразумевается следующее: омар сперва теряет старый панцирь, оставаясь на некоторое время совершенно беззащитным, и только потом обретает новый. Так и дети в период полового созревания теряют былое чувство безопасности и защищенности, не находя сразу новых идеалов — привычной самоуверенности взрослых (новый панцирь). Именно поэтому подростки легко ранимы, чувствительно реагируют на любую даже малоконфликтную ситуацию. Вот почему учителя и родители хором жалуются на стремительно возрастающую детскую возбудимость, неуправляемость. Все, что сегодня окружает наших детей, — агрессивная жизнь, агрессивная масс-культура, агрессивные игры, крутая эротика и откровенное порно — грубо нарушает баланс двух основных нервно-психических процессов — возбуждения и торможения. Первое в избытке, второе в дефиците. Одним из важнейших принципов, на которых зиждилась советская педагогика, был принцип невозбуждения учащихся. Именно спокойствие «низа» давало возможность достучаться до «верхних этажей» личности ребенка и таким образом, насколько возможно, облагородить даже самые примитивные натуры. Сейчас ребенком правят гормоны.

Может, надо школу разделить по полу, как это было раньше? Такие эксперименты ведутся. И воспитанницы женского лицея уверяют, что учатся спокойней и лучше, не чувствуя на себе пристальных взглядов сверстников. «Без мальчиков на уроках лучше!» — говорят они. Искренне ли? Не подгоняют ли задачку под желаемый взрослым ответ?

Подросток чаще всего неискренен, с ним трудно ладить. Порой возникает ощущение, что, когда ребенку исполняется двенадцать-тринадцать лет, в доме словно бы появляется другой человек: прежде живой, болтливый, общительный он стал замкнутым, молчаливым, стремящимся к уединению; чувствительный, ласковый и застенчивый, превратился в резкого, хамоватого, не стесняющегося в выражениях скандалиста. Перемена в характере ребенка сбивает с толку, взрослым нелегко приспособиться к новой ситуации. Не успеваем перестроиться. Занятые собственными переживаниями и проблемами, нередко совершенно не отдаем себе отчета: трудности связаны с тем, что в действительности ребенок переживает кризис. Он причиняет боль родным чаще всего потому, что страдает сам. Страдает и мучается, возможно, из-за своей первой любви...

Что делать взрослому? Совет старый, как мир: надо понять своего ребенка и найти с ним общий язык. А для начала попытайтесь отказаться от таких слов, как: «Нет!», «Не разрешаю!», «Нельзя!», «Как я сказала, так и будет!»

Разумеется, это весьма рискованно, разумеется, это невыносимо трудно, разумеется, в первые два-три дня (самые тяжелые) у вас будет «педагогическая ломка» — ну как не вмешиваться в те безобразия, которые будут твориться при вашем попустительстве! Перетерпите. Даже если и произойдет какая-то неприятность — она бы и без того произошла. Но вы увидите: через какое-то время (если вы будете последовательны и не сорветесь) ребенок сам придет к вам с вопросом, как поступить в той или иной ситуации. И вот тут (самое главное!) упаси вас, Господи, давать советы. Запомните навсегда фразу: «Давай подумаем вместе».

Думать вообще трудно. Вместе с ребенком думать практически невозможно, потому что один все время старается быть умнее другого. Пусть этим одним окажетесь не вы, а ваш ребенок. Пусть предложит выход из ситуации — и пусть вы согласитесь. И он опять придет — обсудить, что вышло. И вы станете не беспощадным критиком произведения, которое называется ЖИЗНЬ, а желанным соавтором и собеседником, сотрудником, а не начальником. Если получится — вы победили. Если нет — окажетесь в постоянном проигрыше.

Взрослые, к сожалению, иногда из лучших побуждений, иногда по инерции врут детям. А дети лжи никогда не прощают. Если ребенку солжет один взрослый — он перестает верить всем. Не зря один мудрый человек сказал: «Никогда не врите детям, если хотите, чтобы они стали людьми».

И коль не желаете, чтобы ваш ребенок совершал смелые сексуальные эксперименты, руководствуясь исключительно порнофильмами, книгами и журналами сомнительного содержания, побыстрее постарайтесь опередить «информационную секс-волну» и сами начните говорить со своим отпрыском на волнующие его темы. Иначе придется собирать горькие плоды. Ну а детству интересно все, запретных тем нет. По-моему, еще Чехову принадлежит мысль о том, что нет специальных лекарств для детей и для взрослых, все дело в дозировке.

Одни папы и мамы стесняются с ребенком говорить о сексе, другие делают это весьма неумело и коряво, преподавая науку страсти нежной то на птичках, то на цветочках, а третьи, опасаясь, что знания повлекут за собой практические эксперименты, считают, мол, если ребенок ничего не знает, то ничего и не случится.

Конечно, у каждой мамы строго «своя» проблема с дочерью или сыном. За одной надо следить, чтобы не пошла в 14 лет на аборт, другую силком выпихивать на улицу. Один, того и гляди, подхватит дурную болезнь, у другого проблема на уровне позвонить Ей. Главное, чтобы родители понимали свое чадо, были к нему и его проблемам ближе. А то ведь отец, бывает, так долго уверяет своего ребенка: «Тебя аист принес», что тот может заподозрить: «Не являешься ли ты, папа, импотентом?»

Сказать, что нынешние дети — плохие, грубые и сплошь сексуально озабоченные, у всех у них холодные сердца, было бы неверным. Хотя нам, взрослым, часто так удобнее думать и объяснять свои промахи. Дети как дети. Но это уже другие люди, они не такие, как мы, старшее поколение (хотя бы потому, что формируются под воздействием круглосуточных телеубийств, газетно-журнальных ужасов, порнофильмов). А мы ничтоже сумняшеся преподносим им старые словесные конструкции, пользуемся стертым эмоциональным рядом, вместо того чтобы искать новый, близкий этим юным душам. Как же найти этот новый, такой необходимый и им, и нам общий язык — вот вопрос!

Да, сегодня молодых нужно спасать, им нужно помогать. Или (хотя бы!) их надо понимать, а не зудеть со стариковским упрямством: «Вот я в твои годы...» А главное, их надо любить и беречь. Как это делал герой книги Джерома Д.Сэлинджера «Над пропастью во ржи»: «Маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут... Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно