ПОДАРИТЕ РЕБЕНКУ СЕМЬЮ

20 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Проведя в комнате директора Центра по усыновлению детей половину рабочего дня, я не переставала у...

Алексей Крайгер с дедушкой (Калифорния, 1998 г.)
Алексей Крайгер с дедушкой (Калифорния, 1998 г.)

Проведя в комнате директора Центра по усыновлению детей половину рабочего дня, я не переставала удивляться уникальным способностям Тамары Кунько в считанные минуты ориентироваться в обстоятельствах, ситуациях, решать и давать советы, огорчаться и радоваться — профессионально и по-матерински тепло и искренне руководить этим печально-счастливым процессом усыновления. Здесь печаль и радость, смех и слезы сливаются так тесно, как добро и зло в жизни. Не говоря уже о человеческих судьбах, которые переплетаются в единое целое, пересекая страны и континенты.

 

Американцы в кругу незнакомых людей, как правило, не комплексуют. Чувствуют себя свободно везде. Но этот высокий симпатичный мужчина явно волновался. Его переводчица, наверное, уже хорошо знакомая с ситуацией, переводила почти синхронно. А история оказалась такой.

Джон (назовем его так) уже почти десять лет подряд восемь месяцев в году преподает английский язык в одном из институтов Донецкой области. Кроме того, предоставляет бескорыстную помощь в проведении различных курсов, в частности, по проблемам семейных отношений. Вместе с женой и маленькой дочерью они также работают по программе обеспечения брошенных детей медикаментами, продуктами питания. Под их опекой — от 30 до 50 детей, которые находятся в соматическом отделении городской больницы, ожидая окончания процедуры оформления документов и перевода в детские дома. «И так случилось, — краснея от волнения, говорит господин Джон, — что мы всем сердцем полюбили одного мальчика и захотели его усыновить».

Однако по закону семья и ребенок, которого она хочет усыновить, не должны быть знакомы между собой до того, как в Центр поступят документы об усыновлении. То есть ребенок-сирота ставится на учет в Центр по усыновлению, но сведения о нем (то есть состояние здоровья, другие данные) не подлежат разглашению, а те, кто нарушают это требование, караются согласно действующему законодательству. Делается это для того, чтобы не создавать искусственных ситуаций, когда более здоровых детей отдают иностранцам за взятку.

И вот, узнав об этом, господин Джон немедленно прибыл в Центр проконсультироваться — есть ли у него хоть какая-то надежда? Тамара Феодосеевна не скрывала, что ситуация непростая. И все же, учитывая особую ситуацию, в частности — многолетнюю бескорыстную помощь супругов украинским детям-сиротам, замечательную характеристику на господина Джона с места работы в Украине, данный случай может разрешиться в его пользу. Хотя это никак не освобождает супругов от необходимой процедуры по усыновлению и у себя на родине, и в Украине.

Маленький кабинет директора напоминает, скорее, комнату сельской хаты — его стены увешаны снимками счастливых семей из более чем десяти стран мира. Всех на фото объединяет одно: они смеются — и взрослые, и дети. А что может быть дороже улыбки ребенка. «Вот эту девочку, — показывает Тамара Кунько на один из снимков, — «скорая помощь» подобрала на помойке. Посмотрите, какая красавица! Она стала дочерью — уже вторым украинским ребенком — американского консула».

Двери кабинета практически не закрывались. На протяжении дня здесь бывает от 30 до 50 супружеских пар. Сейчас в комнату не зашла, а буквально залетела молодая пара из Испании, приехавшая показать Тамаре Кунько своего будущего сына. Мальчик от рождения имеет «заячью губу», а приемный отец обнимал его и целовал — то прижимал к себе, то подбрасывал вверх, не зная как еще приласкать мальчика.

Супруги из Германии, усыновившие ранее украинского мальчика, теперь приехали за будущей сестричкой, которая в свои 1,5 года болеет… сифилисом. «Если бы вы знали, — комментирует историю госпожа Тамара, — как они ее любят. В Украине этого ребенка никто бы никогда не усыновил, а благодаря этим людям девочка будет иметь не только здоровье, но и полноценную семью».

Когда меняется правовой статус ребенка (восстановление родительских прав, усыновление на месте, состояние здоровья и др.) органы заботы и опеки уведомляют об этом Министерство образования и науки, Министерство образования Автономной Республики Крым, управление образования и науки областных, Киевской и Севастопольской администраций и Центр по усыновлению детей.

 

Среди иностранных родителей Центр имеет и старых друзей. Например, одна американская семья, усыновившая троих детей, уже не раз привозила гуманитарную помощь для детдомов.

«Кстати, — рассказывает госпожа Тамара, — процесс усыновления украинских детей иностранцами нелегок — и материально, и психологически. Во-первых, им приходится тратить немалые деньги на оформление документов в своей стране, на переезды (иногда по нескольку раз), а потом на лечение, нередко очень больных детей. Поэтому пусть не беспокоятся наши граждане по поводу вывоза за рубеж маленьких граждан Украины, поскольку в нашем государстве из-за недостатка средств в медицинском обслуживании их ожидала бы тяжелая судьба. А там дети будут иметь хороший присмотр, лечение и, что самое важное, — любовь».

Процесс усыновления четко регламентируется законом. Существует порядок, по которому ребенок-сирота состоит на учете 14 месяцев: один — в районе, один — в области и 12 — в Центре. Только после этого он может быть усыновлен. На протяжении этого срока детей в основном усыновляют граждане Украины. Остаются только больные, большинство из которых забирают иностранные семьи. За 5 лет существования Центра иностранными гражданами усыновлено 4600 таких детей, в том числе в 2000 году — 2200.

 

Интересным является тот факт, что иностранные семьи, усыновив одного ребенка, через некоторое время или на следующий год приезжают за вторым, а то и третьим ребенком. И таких семей, говорит госпожа Тамара, около десяти процентов. Есть семьи, где разница между усыновленными детьми составляет более 10 лет.

Можно сказать, поучительной в плане этико-моральном или психологическом является атмосфера, которая складывается в некоторых семьях после усыновления украинских детей. Например, одна американская семья, усыновившая двоих детей, ежегодно привозит их в Украину именно в те места, где они родились. Родители рассказывают им — кто они и откуда, воспитывая у детей уважение к соотечественникам и любовь к родной земле. Две другие американские семьи, живущие на соседних улицах, наняли для своих усыновленных детей учителей украинского языка.

За 5 лет существования Центра гражданами Украины усыновлено 20 тысяч детей, в том числе одним из родителей (то есть мужчина или женщина, вступив в повторный брак, усыновили ребенка от предыдущего). За 2000 год гражданами Украины усыновлено 7792 ребенка. Но в том же году в Центр поступило еще более 6 тысяч анкет, то есть количество осиротевших детей почти не уменьшилось.

Когда я попросила Тамару Кунько вспомнить какие-нибудь интересные случаи в работе Центра, она сразу исправила: «Знаете, я не люблю слово «интересные». Здесь чаще происходят такие драматические события, что слезы на глаза наворачиваются. Привыкнуть к этому невозможно». И рассказала, что детей после семи лет, как правило, уже не берут. А таких детей — около 15 тысяч. Причина в том, что у таких детей уже почти сложилось, хоть и детское, но свое представление обо всем увиденном и услышанном. Они имеют свои «установки» и нередко до боли печальный жизненный опыт. Часто между детьми и приемными родителями возникает психологическая несовместимость. Нередко сами дети (как правило, подросткового возраста) «оставляют» приемных родителей и возвращаются в детдома. Но есть и случаи, когда, даже маленький ребенок становится «лишним» в новой семье. Быть брошенным — это безгранично тяжело и физически, и психологически. А как во второй раз?..

Возможно, и здесь должна быть внесена ясность в закон относительно ответственности приемных родителей, взявших ребенка из детдома, а потом отдавших назад, словно куклу, с которой «наигрались».

На протяжении 2000 года
назад в детдома и дома-интернаты гражданами Украины были возвращены 62 ранее усыновленных ребенка. Среди них в возрасте до 3 лет — один ребенок (по состоянию здоровья), в возрасте до 7 лет — 15, от 15 до 18 лет — 46.

 

Центр пытается проводить такую политику среди желающих усыновить, чтобы хоть самых маленьких разобрали поскорее — и наши, и иностранные граждане.

Помимо основной работы Центр по усыновлению детей занимается еще и другой деятельностью. В частности, на очереди решение такой проблемы, как материальная поддержка украинским семьям, усыновившим ребенка. Хотя бы по образцу того, как это делается в Белоруссии, где каждой такой семье ежемесячно предоставляется денежная помощь в размере среднего должностного оклада учителя общеобразовательной школы. С этим предложением Центр уже неоднократно обращался к высоким инстанциям, но пока безрезультатно. Но надежда остается, хотя бы потому, что работа Центра высоко оценивается зарубежными экспертами.

Кажется, здесь можно было бы поставить точку. Но только в этой статье. К сожалению, эта болезненная проблема, с которой так остро столкнулась Украина за последние годы, пока что позволяет ставить только три точки… И дай Бог, чтобы одну точку (означающую, что ребенок получил то, что по праву ему принадлежит с рождения — семью, а значит — любовь) можно было поставить в жизни многих осиротевших и брошенных детей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно