Почему РОДИТЕЛЬ — не УЧИТЕЛЬ?

10 февраля, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск №5, 10 февраля-17 февраля

На психотерапевтическом приеме мама мальчика 10 лет: Я преподаватель математики. Почему я могу научить всех, кроме своего сына?..

На психотерапевтическом приеме мама мальчика 10 лет: Я преподаватель математики. Почему я могу научить всех, кроме своего сына? Ведь и он не глупый. И я с другими справляюсь…

Звонок на «горячую линию»: Посоветуйте, что делать. Моему ребенку 11 лет. Когда мы вместе делаем домашнее задание, это все заканчивается скандалом. И слово «уроки» уже воспринимается как пытка и для меня, и для него. Ремень всегда рядом. Только так удается чего-то добиться.

Вопрос на семинаре: Я учитель английского языка. Так мечтала, что своего ребенка смогу сама обучать. Ничего не получается. Руки опускаются. Либо он неспособный, либо я профнепригодна.

— Скажите, а когда вы учите ребенка, это кому нужно — вам или ему?

— Мне. Я сейчас поняла, что делаю это для мужа. Муж говорит — раз ты все равно дома, то хоть учи его.

— Вы хотите доказать свою «полезность»? В этом случае ребенок будет подсознательно сопротивляться обучению.

— Так что — не заниматься? И не пытаться?

— Конечно, заниматься! Просто сменить мотив. Тогда и результат будет другим.

На одном из семинаров я предлагала представить то, что «стоит» между родителями и детьми. Одна из слушательниц, мама 14-летнего подростка, представила некое невидимое поле, похожее на воздух. Поле, которое служит барьером в понимании. Этот «барьер непонимания» я называю психологической мертвой зоной. Всем известно — любая информация, исходящая от чужих людей, воспринимается намного быстрее и с меньшими искажениями, чем от своих близких. Любой «другой» оказывается более значимым, чем «свой». И, к сожалению, это нужно просто принять как информацию к сведению. На том же семинаре слушательница продолжала работу и представила, что «направляет» на своего ребенка воображаемую (но ощутимую) волну любви, понимания, принятия. «Поле» растаяло, и она смогла почувствовать, чего же от нее ждет ребенок. Самым неожиданным было то, что в момент, когда «барьер» развеялся, раздался телефонный звонок. Звонил сын. Просто узнать, как дела. И в этом нет никакой мистики или мошенничества. Обыкновенная работа.

Когда же возникает этот «барьер», нужно ли с ним что-то делать?

До двух лет малыш находится в психологическом и физическом «поле» родителей. Он ориентирован на них, является их психологическим «продолжением», и родители являются продолжением его. Информация, получаемая от папы и мамы, безусловна. В это время ребенок ориентирован на тактильные (телесные) и эмоциональные ощущения. Для мам и пап это благодарнейшее время для занятий с карапузами. Важно только не «перегрузить» знаниями и навыками и помнить, что ребенок может фокусировать внимание 5—10 мин. Если родитель будет «давить интеллектом», натолкнется на протест.

До четырех-пяти лет дети также усваивают информацию эмоционально. В фокусе базового доверия у малышей находится мама, затем папа и только после этого другие значимые взрослые. Внимание может фокусироваться около 15 мин.

С семи лет ребенок переходит в «социальную» фазу развития — фокус его внимания смещается с родителей на преподавателя или другого авторитетного взрослого. В этом возрасте можно услышать: «А меня Наталья Петровна учила не так. Ты неправильно говоришь! Не буду тебя слушать!» С этого возраста ребенок начинает усваивать аналитическую информацию, но в большей степени уже не от родителей. И будет большим подспорьем, если в подготовке домашнего задания, в любом другом обучении родителям будет помогать гувернантка, домашний учитель или репетитор.

В развитии детей существуют определенные этапы, называемые «возрастными кризисами». Примерно в год, два-три, семь, десять лет обостряется упрямство, негативизм, иногда они сопровождаются вспышками агрессивного поведения. Дети чувствуют себя старше, расширяют рамки и границы своего поведения, но сталкиваются с тем, что взрослые не всегда готовы принять их новый «взрослый» статус. Родители часто эмоционально втягиваются в подобные проявления. И нарушают одно из основных правил психологии — ЭМОЦИОНАЛЬНО ВОВЛЕКСЯ — ПРОИГРАЛ! В состоянии эмоционального «зашкала» уже ничему невозможно научить. К тому же наши дети всегда испытывают нас на «слабые места». Если такое найдется, у ребенка появится мишень для манипуляции (подсознательной, конечно). Постороннему человеку легче сохранять эмоциональный нейтралитет и меньше нервничать при обучении.

Мы всегда относимся строже к своим детям, чем к чужим, ждем от них совершенства и ориентированы на результат, оценку. Посторонний человек меньше склонен переносить на нашего ребенка свою нереализованность, что опять-таки дает ему большие поведенческие и эмоциональные возможности.

Родители и дети представляют собой единую психологическую структуру. У нас у всех, к сожалению, поражена самооценка и ослаблен контур безопасности. Если я не могу доверять себе, то не буду доверять и своему родителю (или ребенку). Таких пунктов может быть множество, но это не значит, что родители получили право не заниматься своими детьми.

В заключение несколько правил «техники безопасности» для родителей.

Мы задаем себе вопрос: что мной движет — страх или любовь? И это относится к любому действию, к любой реакции. Занимаясь с ребенком, только чтобы о вас не подумали, что бездельничаете или что вы плохая мама — будьте готовы к тому, что ребенок любого возраста будет оказывать сопротивление.

Ребенок всегда является психологическим зеркалом родителей. Но зачастую на «поверхности», в своей сознательной части он демонстрирует то поведение, которое у родителей в подсознании. Если родитель всячески подавляет напряжение и агрессию, «держит лицо», ребенок при общении может проявлять несобранность, агрессивное поведение и расторможенность. Нам важно внимательно смотреть на наших детей и искать в них себя, особенно, если нас что-то настораживает в их поведении.

На психологических приемах мы вместе со взрослыми «прорабатываем» умение ставить цели и доводить начатое дело до конца. Как следствие — дети становятся более усидчивыми и собранными. У нас получается все, что мы делаем с удовольствием. Если родитель получает удовольствие от обучения, ребенок тоже будет вовлечен. Если ребенок видит, что вы читаете, ходите на какие-то курсы, чем-то увлекаетесь, он будет больше открыт к новым знаниям.

Когда вы хотите позаниматься с ребенком, например, рисованием, спокойно соберите все необходимое для рисования, включите музыку, подготовьте место, сядьте и рисуйте. Ребенок обязательно подключится. И это касается любого действия.

Занимаясь с детьми до семи лет, нужно стараться разделить занятия на части по 7—15 мин. Выбирать для занятий время, когда нет любимых мультиков, когда ничего не кипит на плите, желательно после дневного сна.

Когда ребенок чем-то занят, и вы видите, что ему пока дается какое-то действие достаточно сложно, пожалуйста, поборите искушение сразу же делать что-то за него. Учитесь не предлагать помощь, пока вас об этом не попросят. Если часто вмешиваться в процесс, у ребенка может вырабатываться стереотип «у меня самого ничего не получится. Лучше и не начинать». Когда первоклассник проходит адаптацию к школе, самостоятельности невозможно научить, ее можно только предоставить. Ответственность за уроки лежит на ребенке. Первое время можно ему напомнить об уроках, сесть рядом, затем сказать: если что-то понадобится, я буду рядом, но я уверена, что у тебя самого все получится. Если ребенок не делает уроки — получит свою законную двойку. И это будет его двойка.

У взрослого в запасе должно быть множество способов справиться с собственным напряжением. Как минимум — этого напряжения и усталости: «Я сейчас устала, слишком сержусь — мне нужно побыть немного одной, чтобы успокоиться». В запасе должны быть способы переключения внимания — такого себе психологического волшебства. Как-то раз, занимаясь со своим сынишкой, я почувствовала, что все — сейчас начнется. Сказала: «Миха, мы с тобой забыли, что мама у тебя волшебница. Пойдем в ванную и смоем с тебя и с меня всех упрямок». После «умывания» ребенок сказал мне: «Спасибо, мамочка, ты меня спасла. А еще будем читать?» Помните, что «волшебство» — это наше творчество и любовь. У ребенка должна быть уверенность: «родители меня ценят и любят, независимо от того, как я учусь, что умею, что со мной происходит в садике или школе…»

И последнее, самое главное, — с «мертвым полем» может справиться только «поле любви». Пробуйте — у вас обязательно получится.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно