ПОЧЕМУ НА ОБОЛОНИ ПОСЕЛИЛСЯ ЧИЛИЙСКИЙ ОРЕЛ?

14 сентября, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 14 сентября-21 сентября

Владимир Аврумович Поляченко — директор холдинга «Киевгорстрой» и плюс к этому почетный консул Республики Чили в Украине...

Владимир Аврумович Поляченко 
 на площади Сантьяго де Чили
Владимир Аврумович Поляченко на площади Сантьяго де Чили

Владимир Аврумович Поляченко — директор холдинга «Киевгорстрой» и плюс к этому почетный консул Республики Чили в Украине. Что связывает одного из первых строителей Украины с этой необычной, такой далекой от нас страной? Об этом разговор с ним нашего корреспондента.

 

— Семь лет назад о Чили я знал не больше любого образованного советского человека. Мол, маленькая гордая страна, народ которой героически сражается против режима диктатора Пиночета. А началось все с того, что к нам приехала делегация чилийских строителей. Они мне сразу понравились. Простые, доступные люди, поведение которых не меняется в зависимости от занимаемой должности. Не зараженные тем комплексом превосходства, который характерен для многих представителей стран Америки и Европы, чилийцы всегда выслушают, спросят, скажут, если что-то понравилось, посоветуются, возьмут на заметку. И сами в вопросах строительства очень компетентные люди. Поэтому когда от них пришло встречное приглашение посетить их страну — мы его с удовольствием приняли.

— Что в этой стране вас больше всего удивило?

 

— То, что по ментальности эти люди похожи на нас. Но уровень жизни у них на несколько порядков выше. Как оказалось, благодаря государственной политике последних двадцати лет. А до этого ведь сходная с нашей была ситуация. Вопиющая бедность, разруха, голод и... «вперед, к победе мировой революции».

Я тогда задался вопросом: какие же меры были приняты, чтобы поднять государство из руин? Неужели только диктаторство Пиночета, о котором дискутируют до сих пор?

— Пока мировой суд размышляет над вопросом, судить или не судить Пиночета, сами чилийцы разделились на два лагеря — его ярых противников и не менее страстных приверженцев. А вы сами на чьей стороне?

 

— О Чили я знал, по большому счету, только то, о чем трубила советская пропаганда, и потому больше склонялся к тому, что Пиночета правильно судят. Но после того как посетил страну и основательно изучил основные козыри его политики, то усомнился в большинстве доводов его противников. Оппоненты говорят, мол, Пиночет диктатор, враг чилийского народа. А я думал себе: «Какой же он враг, если миллионы людей из беспросветной бедноты вытащил? Экономику реанимировал. И она заработала, да еще как!». Оказывается, одним из главных постулатов политики Пиночета стала пенсионная реформа, благодаря которой миллионы чилийцев в рекордные сроки смогли обеспечить себя жильем, в будущем — достойной пенсией, всем, что необходимо для дома, да еще принести немалую прибыль государству. Появились средства, на которые стало возможным эффективное развитие социальной сферы.

Я рассуждал так: пусть даже не его идея с созданием пенсионных фондов, но именно он ее реализовал. Придумать идею — это, что называется, «дар божий». А ее воплощение — труд самый адский, тяжелый, рутинный, медленный и утомительный процесс. Вон сколько гениальных идей либо «уходят в небытие», либо пылятся в архивах. Надо обладать железной волей, светлой головой и потрясающей работоспособностью, чтобы идею воплотить. И я решил попытаться использовать чилийский опыт в своей работе в Украине.

— Это удалось сразу?

 

— Сразу ничего не бывает. А тем более в нашей стране.

Шел 1994 год, по всей стране с треском разваливались всевозможные пирамиды типа «МММ». Они исчезали вместе с деньгами своих доверчивых вкладчиков, коими в общей сложности оказалась солидная доля людей средне- и малообеспеченных. Естественно, наше предложение о покупке квартир в кредит было встречено, мягко говоря, враждебно-настороженно. Но отступать было некуда: позади — сорокатысячный коллектив строителей, который на то время сидел без работы. Получить квартиру, стоя в государственной очереди, в то время было практически невозможно. Госзаказов не было. Мы возводили один-четыре дома в год. Представляете, что это значит, если на одном объекте в среднем задействовано около ста человек?

— И тем не менее вы рискнули?

 

— Другого выхода не было. Сами знаете — трудности не приходят по одиночке, а как-то сразу окружают, берут в плотное кольцо, стискивают. И оказываешься как на войне, где либо ты их, либо они тебя — третьего не дано. В моей жизни эта война всегда шла с переменным успехом, но в конечном итоге победа была за мной. В этот раз ситуация была более чем ответственная. Мы должны были победить во что бы то ни стало. Рискнули, как оказалось, не напрасно.

Первый дом строили, еле-еле сводя концы с концами. Сдали в 1996 году. Спасибо Президенту Леониду Кучме, он приехал на его открытие. Выступил с речью, и люди к нам потянулись Мы же со своей стороны своих обязательств не нарушили ни разу. Все, кто нам поверил, вовремя получили качественное жилье в полном соответствии с условиями договора. И особенно приятно, что сегодня наши заказчики — не только состоятельные люди, а, согласно статистическим данным, 5% — студенты, 8% — военные, 15% — рабочие, столько же ИТР и т.д. Совместно с банком «Аркада» мы разработали множество вариантов кредитов на срок от 5 до 30 лет. С предоплатой и без нее.

У чилийцев мы переняли еще одно выгодное начинание — ввели денежное средство, которое не подвержено инфляции, и назвали его «один» — единица инвестирования. Теперь вкладчик, который положил на счет, например, сто гривен, может быть уверен, эта сумма будет расти не только за счет процентов но, и с учетом инфляции. Но мы в некоторых вопросах пошли дальше наших коллег из Чили: там инвестирование идет исключительно в государственные ценные бумаги, а у нас — в конкретное строительство для людей. Кроме того, у нас есть услуга, согласно которой можно открыть льготный детский счет к совершеннолетию ребенка, а также покупать квадратные метры, накапливая их постепенно, а потом, когда наберется достаточное количество, — покупать квартиру. И еще: в Чили отчисления в Пенсионный фонд — обязательны, просто фондов этих несколько, и каждый может выбирать тот, который ему нравится. У нас же пока что это проводится в рамках эксперимента, и, слава Богу, удачно. Это отметил и Президент Украины, рекомендовавший в законе «О детенизации экономики» изучить наш опыт.

— Чилийские коллеги следят за вашим экспериментом?

 

— Очень внимательно! Приезжая в Украину, они радуются нашим успехам бурно, как дети. Советуют, предлагают свою помощь. На День независимости Украины нашу страну посетила чилийская делегация во главе с заместителем министра иностранных дел Эрандо Муньосом. Они подарили нашему Президенту синий чилийский камень — талисман счастья и здоровья.

— Почему же при столь хороших отношениях наши экономические связи настолько неразвиты?

 

— Все дело в расстоянии между нашими странами, которое препятствует быстрым эффективным бизнесконтактам. Товарооборот на сегодня составляет около 12 млн. долл., в основном это различные специи и продукты питания. Но перспективы сотрудничества есть, особенно в области машиностроения, поставок меди и серебра. Уверен: наше сотрудничество со временем будет все более успешным, для этого есть все предпосылки.

— С кем из чилийцев вы особенно дружны?

 

— Со многими, но в особенности с почетным консулом Украины в Чили Филиппом Лиро. Он бизнесмен, профессионал своего дела и прекрасный человек. Когда приезжаю в Чили, всегда меня каким-то очередным новым строительным «чудом» удивить пытается. И, знаете, ему это удается.

— А каким последним своим «строительным сюрпризом» удивили его вы?

 

— В Киеве на Оболони мы построили одну из самых красивых новых площадей — площадь Сантьяго де Чили. Ее украшением стал великолепный памятник в бронзе «Кондор и Гуанако» — орел и лань — символы Чили. Его изваял известный скульптор Валентин Зноба, его сын Николай и супруга Татьяна Голембиевская. В результате получилась тройная польза: и с транспортной стороны, и с познавательной, и с эстетической. Теперь каждый чилиец, приезжая в Украину, обязательно посещает эту площадь.

— Какие дипломатические преимущества дает вам звание почетного консула?

 

— В первую очередь массу «украино-чилийских» хлопот, которые хоть и забирают уйму времени, но чисто по-человечески мне очень приятны. А также дипломатическую неприкосновенность со всеми вытекающими из этого последствиями. Было еще право ставить на машину дипломатические номера, теперь его нет — и слава Богу.

— Почему?

 

— Как-то раз имел неосторожность поехать в Европу на своей машине с дипломатическими номерами. Так меня на каждом посту полицейские на «Интерпол» проверяли. Оказывается, в Европе на дипломатических машинах номера синие, а наши — красные — никому не знакомы. Дорожные инспектора реагируют на них, как бык на красную тряпку. При этом удостоверение почетного консула стражам порядка тоже ни о чем не говорит. Ведь, в соответствии с нормами украинского протокола, выдано оно только на украинском языке...

— А как воспринимают это же удостоверение в Чили?

 

— На «ура». Когда они видят слово «Чили», на каком бы языке оно написано ни было, улыбаются во весь рот и делают «под козырек». И вы знаете, я всегда с удовольствием приезжаю в Чили. И не только потому, что у меня там есть деловые интересы. Главное — это страна, в которой я чувствую к нам, украинцам, не только протокольное внимание, но и ощущаю, что нам чисто по-человечески искренне рады.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно