ПЛОТЬ И КРОВЬ ИЛЛЮЗИЙ

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Общение в Интернете — самая реальная из иллюзий. Люди знакомятся, общаются и влюбляются, не только не видя собеседника, но даже не слыша его голоса...

Общение в Интернете — самая реальная из иллюзий. Люди знакомятся, общаются и влюбляются, не только не видя собеседника, но даже не слыша его голоса. Вариант ростановской «принцессы Грезы», к которой вечно стремится влюбленный трубадур Жоффруа Рюдель, с той только разницей, что встреча порой совершенно не входит в планы собеседников. Конечно, интернетные друзья иногда выходят на связь, устраивают «чатланские» вечеринки, бывает, что в Интернете находят реальных, а не виртуальных любимых людей, но все это — немногочисленные исключения из правил.

А главное правило общения в Интернете гласит: здесь ты такой, каким хочешь быть. Ты — скульптор, который лепит из виртуальной паутины собственный образ и преподносит его окружающим, романист, который пишет для интернетного собеседника красивую, но, главное, читабельную историю собственной жизни. В виртуальном пространстве неудачник становится королем, и именно таким его воспринимают окружающие. В Интернете каждый человек творит миф из самого себя, и возможности для этого у него самые неограниченные.

Я, к примеру, была свидетелем такого случая. Молодой человек писал письма интернетным красавицам, но ни разу в жизни не видел ни одну из них. Переписка была самая возвышенная, признания в любви — одно трогательнее другого. Парня явно зашкаливало от эмоций, но эта буря чувств разрушила его собственную и вполне реальную семейную жизнь. Виртуальная жизнь окончательно затмила для него повседневность. Как же это произошло?

Дело в том, что в виртуальной жизни он, подобно многим другим, ощущал себя увереннее, чем в реальной. Ведь именно в интернетном пространстве можно с хлестаковской «легкостью необыкновенной» завоевывать виртуальные любовные твердыни и завязывать один роман за другим. Правда, нет никакой гарантии, что от имени Юли или Маши романтически настроенному молодому человеку не пишет какой-нибудь бородатый мужик, приславший фотографию красивой молодой девушки. И делает он это просто так, для прикола, чтобы скрасить собственное, по-видимому, недостаточно веселое существование.

Вообще в Интернете много «приколистов». Хочешь быть Юлей, стройной блондинкой лет 25-ти, хотя на самом деле ты отнюдь не стройная брюнетка в возрасте за сорок, и зовут тебя, скажем, Изольдой Тихоновной, — пожалуйста. Интернетного собеседника можно уличить во лжи, только будучи, скажем, сотрудником спецслужб. В остальных случаях приходится верить ему на слово. И если Изольда Тихоновна всю жизнь мечтала быть Юленькой и только в Интернете обрела эту ни с чем не сравнимую возможность — делать нечего, пусть резвится… Главное, относиться к виртуальной откровенности с изрядной долей юмора.

Создание мифа о самом себе начинается с выбора интернетовского «ника». Можно, конечно, называться собственным именем, но иногда так не хочется быть Аней или Колей, если не возбраняется называться, скажем, Барбарой Стрейзанд или Томом Крузом. «Ник» — даже не псевдоним, а виртуальное кредо личности. В нем — квинтэссенция мифа о самом себе, верхушка интернетовского айсберга, подводная часть которого порой не видна и непонятна не только виртуальным собеседникам «Тома Круза» и «Барбары Стрейзанд», но и им самим.

Нереализованные желания, неизжитые комплексы — все это зачастую воплощено в «нике». Иногда, впрочем, встречается и обратное — с помощью «ника» человек характеризует и оценивает свои реальные желания и возможности. В этом случае он не создает миф о самом себе, но выплескивается в общении, договаривает то, что не договорил близким людям, исповедуется виртуальному собеседнику, которого, возможно, никогда не увидит в реальной жизни. Эффект здесь порой бывает такой же, как при исповеди священнику или в беседе с психоаналитиком, — человек вывернут наизнанку и может начать жизнь с чистого листа.

Виртуальное пространство — это сад иллюзий. Здесь влюбляются даже не с первого взгляда, а с первого письма. Главное — создать иллюзию того, что виртуальный собеседник — ваш единственный близкий человек на Земле, а друзья и домочадцы — всего лишь случайные попутчики. И нет ничего удивительного в жизнеспособности таких басен: ведь при нежелании общаться интернетный собеседник просто не выходит на связь, а не хлопает дверью или орет благим матом. Словом, не подает на развод и не выясняет отношения, а уходит по-английски — тихо и бесшумно. А это, согласитесь, радует, хотя и одновременно смущает. Ведь где потом найти заплутавшую в дебрях Интернета любимую душу?

Желающие поднабраться адреналина выходят в специальные «блатные» чаты, где человеку мирной профессии можно появиться только под «ником» Есенин. Подростки торчат в секс-чатах, интеллектуалы изощряются в остроумии, заходя, скажем, в специальные виртуальные клубы любителей лимериков, — словом, каждый развлекается как может. А в это время мир задыхается от одиночества.

Со стороны такая ситуация, конечно, выглядит комично: человек сидит у компьютера, ест — изредка, пьет — иногда, с друзьями и близкими почти не общается. Словом, «зачем мне еда и зачем мне подруга, // С компьютером мы понимаем друг друга, // С компьютером мирно живем…». А между тем смешного здесь мало. Блуждая в саду иллюзий, мы забываем о реальном мире. Собственно говоря, в реальном мире мы порой бываем проездом. А в виртуальном — живем постоянно. Как говорится, сознание определяет бытие. Правда, порой от бытия не остается и камня на камне. А жаль… После прогулки в саду иллюзий так хочется забрести в реальный сад, где тебя ожидает самое настоящее счастье.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно