ПЛЕННИКИ СТРАХА

23 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 23 февраля-2 марта

25-летнего Николая никак нельзя было отнести к социальным неудачникам. Напротив, он с отличием закончил институт, получил престижную и хорошо оплачиваемую работу...

25-летнего Николая никак нельзя было отнести к социальным неудачникам. Напротив, он с отличием закончил институт, получил престижную и хорошо оплачиваемую работу. Но... вот тут-то и начались неожиданности. Прежде общительный, жизнерадостный молодой человек менялся на глазах: стал нервным, молчаливым, скрытным. Сторонился друзей и знакомых, все свободное время проводил, запершись в своей комнате. И однажды наотрез отказался выйти из нее. На расспросы родных отвечал лишь одно: «Мне страшно!» Психотерапевты поставили Николаю диагноз «социофобия». Этот термин можно перевести как «страх перед обществом (социумом)». Диагноз, кстати, ныне не столь уж редкий.

Социофобия — «болезнь отличников»?

 

Первые симптомы необъяснимого, давящего страха Николай В. почувствовал, поступив на новую работу. Казалось бы, нужно радоваться: он так добивался этой должности, прошел строжайший конкурсный отбор. Но вместо радости юношу мучило беспокойство. Он постоянно боялся сделать что-нибудь не так, не справиться со своими обязанностями, показаться некомпетентным. Первое время волнение казалось вполне естественным, но шли месяцы, а оно не проходило — напротив, только усиливалось. Телефонные звонки вызывали ускоренное сердцебиение и Николаю приходилось делать над собой усилие, чтобы снять трубку: а вдруг абонент задаст вопрос, на который он не сможет ответить правильно? Даже при самом обычном разговоре с начальником у Николая дрожали руки и срывался голос. Между тем, никаких объективных причин для беспокойства не было: его знания и квалификация сомнений ни у кого не вызывали. Молодой человек и сам это понимал, но... продолжал волноваться. Напрасные тревоги измотали его как морально, так и физически. Он все больше времени проводил дома, забыв о друзьях и развлечениях, уютно и спокойно чувствовал себя лишь в кругу родных. И вот однажды молодой человек просто не нашел в себе силы выйти из дому в этот враждебный и пугающий мир.

— Если социофобию не лечить, она постепенно изменяет привычки, образ жизни, характер и социальный статус человека. Боясь каких-либо контактов с социумом, он понемногу начинает ограничивать и контакты с окружающими: меньше встречаться с друзьями, знакомыми. Затем, как правило, оставляет работу или учебу и постепенно становится вообще асоциальным, — говорит заведующий Центром психотерапии и медицинской психологии с отделением пограничных состояний Киевской городской клинической психоневрологической больницы №1 Леонид Юнда. — Некоторые наши пациенты, страдающие социофобией, месяцами и даже годами не выходили из своих квартир — окружающий мир внушал им безотчетный страх. При этом люди прекрасно понимали всю необоснованность этого страха, но пересилить его не могли. Обычно социофобия имеет глубокие психологические корни — заниженную самооценку, нерациональную иерархию ценностей и другие личностные особенности, разобраться в которых может лишь опытный специалист.

— Логично было бы предположить, что от этого явления чаще страдают так называемые «социальные неудачники», либо представители неблагополучных слоев населения. Если они постоянно сталкиваются с теми или иными социальными проблемами, значит, у них гораздо больше причин испытывать страх перед жизнью?

 

— Это не совсем так. Определенное давление со стороны общества испытывают абсолютно все, хотя и в разной мере. Вообще жить в социуме и быть полностью свободным от него невозможно. Поэтому рано или поздно все сталкиваются с теми или иными проблемами. Но вот реакция на них зависит прежде всего от самой личности. Одно и то же неприятное обстоятельство — не приняли в институт, уволили с работы и т.п. — кого-то сломает, другого — напротив, закалит, а третьего оставит равнодушным. Нельзя во всех наших бедах винить социум. Очень многое зависит от психологических особенностей самого человека. У Николая причиной развития фобии явились как раз не социальные проблемы или жизненные обстоятельства, а свойства его характера. Он с детства стремился быть самым лучшим, лидером во всем. Но при этом любые неудачи, на которые другой бы и не обратил внимания, воспринимал крайне болезненно. Зацикливался на какой-то ошибке и боялся ее повторить, постоянно мысленно возвращался к неудачам, от чего те фиксировались в памяти. Психотерапевты называют такой тип поведения «синдром отличника». Привыкнув быть первыми, отличники часто боятся получить более низкую оценку. И этот постоянный страх перед возможной неудачей сильно влияет на нервную систему, снижает ее резервы. В результате повышается тревожность, неуверенность в своих силах. Именно поэтому, как ни странно, отличники особенно уязвимы для разного рода фобий.

После курса лечения Николай вновь приступил к работе. Мы помогли ему избавиться от нерациональных страхов, трезво оценить свои возможности, повысить самооценку. Теперь он спокойно отвечает на телефонные звонки, разговаривает с начальником и коллегами, восстановил связи с прежними друзьями. Но стремление «быть первым, отличником» у него осталось, а значит, время от времени он вновь может испытывать беспокойство. Личность изменить нельзя, но можно помочь ей выработать правильный стиль поведения в той или иной ситуации. Развитие социофобии могут спровоцировать и сильные психотравмирующие ситуации. Например, молодой хирург ошибся на операции и с тех пор боится взять в руки скальпель. Если ему своевременно не помочь, то страх закрепится и может перерасти в социофобию. Или другой пример. Одна из наших пациенток страдала руброфобией (боязнь покраснеть). Молодой симпатичной женщине этот недостаток казался роковым: «Во-первых, я плохо выгляжу, а во-вторых, все думают, что раз я сильно краснею — значит, говорю неправду!». По этой причине она уклонялась от встреч с людьми, выбирала работу, требующую уединения — телефонисткой, надомницей — и постепенно превращалась в отшельницу. Первопричина явления все та же — низкая самооценка, неуверенность в себе. Лечение таких пациентов требует глубокой и кропотливой психологической работы.

— Все мы время от времени испытываем чувство тревоги. Боимся потерять работу, беспокоимся о родных и близких. Как же отличить обычное беспокойство от навязчивого страха?

 

— Грань между нормой и патологией действительно размыта. Ведь, по сути дела, страх и тревога — абсолютно естественные чувства. Даже более того, без них жить невозможно. Уже доказано, что у людей, никогда не испытывающих страха, ослаблен инстинкт самосохранения. Поэтому они чаще становятся жертвами несчастных случаев и преступлений. Так что беспокоиться иногда даже полезно. Но в меру и только если для этого есть основания, — продолжает Леонид Юнда. — Например, кто-то из ваших родственников или знакомых лечится от рака. Естественно, вас тревожит собственное здоровье. Первый шаг в такой ситуации — посещение специалиста и соответствующая диагностика. Вот результаты анализов показали, что вы здоровы. После этого человек с нормальной психикой успокаивается, а склонный к развитию фобии — начинает ходить по другим врачам и постоянно проверяться, не веря диагнозу. Этот страх является необоснованным, для него нет никаких объективных причин. Следовательно, нужно лечить не выдуманную болезнь, а вполне реальную фобию.

 

Лучшие психотерапевты — родители

 

На сегодняшний день специалистами описаны десятки тысяч разнообразных фобий. Они касаются абсолютно всех сфер жизни и деятельности человека. Наиболее распространены страх высоты, замкнутого или открытого пространства (клаустрофобия и агорофобия), публичных выступлений, сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний и т.п. Ежегодно этот список пополняется новыми названиями. К примеру, после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году у наших соотечественников все чаще стали регистрировать радиофобию. Несколькими годами позже актуальной стала СПИДофобия. Можно сказать, что наши страхи растут и развиваются вместе с цивилизацией, они — зеркальное отражение ситуации в обществе.

— Если говорить об официальной статистике, то она выглядит обнадеживающе: пациентов, страдающих от фобий, сегодня регистрируется меньше, чем в предыдущие годы. Но эти цифры не отражают реальной ситуации, — считает главный психиатр Главного управления здравоохранения Киева, заместитель главного врача по медицинским вопросам Киевской городской клинической больницы №1, кандидат медицинских наук Вячеслав Мишиев. — Видимость уменьшения заболеваемости происходит по двум причинам. Во-первых, идет значительный отток больных от профессиональных специалистов к знахарям и целителям. А во-вторых, тяжелая социально-экономическая ситуация не дает людям возможности и времени лечиться. Ведь фобии, особенно в начальной стадии, не вызывают физических страданий — лишь дискомфорт и душевные муки. Поэтому многие смиряются с этим состоянием в надежде, что «само пройдет». Но со временем фобии лишь усиливаются и в конце концов могут захватить человека целиком. Он уже не властен над собой: он — пленник страха. К сожалению, нам все чаще приходится сталкиваться с пациентами в столь запущенном состоянии, что они уже утрачивают трудоспособность. Кстати, ни один знахарь настоящую фобию еще не вылечил: лишь снял на время какие-то внешние проявления заболевания, но через какое-то время оно возобновляется. Необходимо комплексное лечение: медикаментозное, психотерапевтическое плюс обязательная психологическая коррекция. И мировая, и отечественная практика свидетельствуют о том, что фобии полностью излечимы. Осознав и проанализировав причины своих страхов, люди быстро восстанавливают утраченные связи с социумом и начинают жить обычной жизнью.

По мнению специалистов, к развитию фобий склонны от 3 до 4,5% женщин и 2—3% мужчин. Существует природная предрасположенность к заболеванию в виде сниженных резервов нервной системы и других индивидуальных особенностей психики. Фобии могут развиваться в любом возрасте, но особенно опасными считаются пубертатный период (12—14 лет) и период инволюции (после 45). Однако даже наличие природной предрасположенности и других неблагоприятных факторов вовсе не означает, что человек обязательно станет «пленником страха». Очень многое зависит от семейного воспитания, правильного поведения самого человека и тех, кто рядом с ним. Очень часто толчком для развития тех или иных фобий является конкретный случай. К примеру, вам вдруг стало плохо в метро или другом транспорте, либо вы неудачно выступили на собрании — и вот уже негативный эпизод закрепился в сознании. Теперь мысль о метро, автобусах, либо публичных выступлениях вызывает ужас и появляется стойкое нежелание куда-либо идти. Особенно опасно, если подобный случай произойдет в детском, либо подростковом возрасте. Ребенок с устойчивой нервной системой, возможно, переживет его спокойно. А вот мнительному, тревожному необходима помощь близких людей. Прежде всего спокойно, не драматизируя, обсудите поразившую ребенка ситуацию и постарайтесь понять, почему это произошло. Ключевой фразой родителей должно быть: «Не волнуйся, ничего страшного не произошло!» А затем вместе выработайте тактику преодоления этой неприятности: если в следующий раз ситуация повторится, нужно будет делать то-то и то-то. Детально отработайте с ребенком план действий — пусть заново мысленно проиграет опасную ситуацию, но уже с положительным финалом. Эта познавательная терапия придаст его мыслям позитивный настрой. Кстати, этот довольно простой механизм психологической защиты — анализ тревожащей ситуации и выработка действий, направленных на ее улучшение, — поможет и взрослым.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно