ПЕТЬ МОЖНО НАУЧИТЬ ЛЮБОГО - Социум - zn.ua

ПЕТЬ МОЖНО НАУЧИТЬ ЛЮБОГО

1 июня, 2001, 00:00 Распечатать

«Когда люди поют?» — спрашивала одна из героинь суперизвестного фильма «Ирония судьбы, или С легк...

«Когда люди поют?» — спрашивала одна из героинь суперизвестного фильма «Ирония судьбы, или С легким паром» и изрекала простую и мудрую сентенцию: «Когда они счастливы...» Елена Тарасова, заведующая хоровым отделением столичной детской музыкальной школы №5 им. Л.Ревуцкого считает, что пение открывает душу.

 

— Вначале было пение, потом — слово. То есть человек сначала издавал звуки. Младенец говорит «агу», первое свое неосознанное слово, — и звучит оно распевно… Природа слова в общем-то вокальная.

— Не потому ли советуют петь ребенку? Начиная со времени, когда он находится в утробе матери...

 

— Наверное, это нужно еще и потому, что в пении заложена большая энергетика. Проводился такой эксперимент: экстрасенсы измеряли энергетику разных фильмов, сказок, слов. Самым светлым оказался старый фильм «Золушка» — вспомните, сколько там песен. У колыбельных песен тоже светлое начало, идущее от материнской любви, от магии слова, и они действительно предполагают пение от души.

— Слушая мамины песни, малыш начинает ей подражать. А с какого возраста можно начинать учиться пению?

 

— Думаю, ограничений нет. У меня пели четырехлетние дети. Малыши еще не закомплексованы, они все артисты. Перед зеркалом пляшут, поют, перед гостями... Еще не успели испортить в себе творческое начало.

— А если взять более ранний возраст?

 

— Тогда возможно только активное слушание хорошей музыки, вряд ли можно говорить об осознанном воспроизведении песни, даже мелодии. И потом, нельзя утомлять маленького ребенка.

— Раньше заниматься в музыкальных школах было престижно, теперь же появились другие приоритеты…

 

— Да, у нас в основном тренируют мышцы, мускулатуру. Но если уж говорить о здоровье, то пение, особенно хоровое, его колоссально улучшает. И ко мне приходят дети, которые откровенно так и говорят: «Мне велел петь доктор». Я уважаю таких докторов.

Прежде всего пение тренирует легкие. Легкие певца подобны легким пловца. Пение вырабатывает осанку — нужно уметь держать спину ровно. У меня занималась девочка с врожденным недостатком: была плохо развита грудная клетка, рос горбик. И если она в силу каких-то обстоятельств переставала петь, ей было тяжело дышать. Этому ребенку нужно было заниматься пением постоянно по жизненным показаниям.

Лемешев благодаря пению жил с больными легкими. Певцы, кстати, меньше подвержены астме, заболеваниям бронхов и легких. И еще, в загазованной среде, в которой мы живем, ничто так не профильтрует наши легкие, как пение.

А духовное развитие, а творческое начало! Ребенок, который занимается в хорошем хоре, получает заряд положительной энергии через музыку, слово. На занятиях мы говорим о стиле, эпохе, о композиторе, поэте — создателях песни. В Древней Греции считался необразованным человек, не умеющий петь в хоре — именно в хоре.

Так что на месте имущих родителей я бы подумала, что необходимо ребенку для полноценного развития...

— Однако же вопрос: куда пойти учиться пению?

 

— Следует для начала определиться, что родители хотят для ребенка: сделать его звездой, чтобы он ездил с хором за границу, или воспитать всесторонне образованным и духовно богатым. Во-вторых, я бы посоветовала родителям дать возможность детям самим делать свой выбор. Некоторые страдают от непонимания родителей. Ко мне приходят десятиклассницы — с хорошими вокальными данными, но музыкально совершенно неграмотные. «Что ж так поздно?», — спрашиваю. Отвечают: «Мама не разрешала». Потом в большинстве случаев родители признают, что были неправы, благодарят. Ведь в процессе занятий дети меняются на глазах. Я всегда говорю: «У меня такие хорошие дети!» И уверена, что быть такими им помогает музыка.

— Неоднократно констатировалось, что все дети рождаются талантливыми и до определенного возраста могут и петь, и рисовать и т.д...

 

— Все дети рождаются со слухом, за исключением тех, у кого нарушения патологические — то есть глухонемых.

— И куда же слух девается потом?

 

— Его просто не развивают. Например, в садике музыкальному руководителю не всегда есть время заниматься индивидуально с каждым ребенком. Гудит себе, ну и пусть гудит. Единственное требование: пой громче.

Есть более тонкий слух, есть менее тонкий. Есть абсолютный слух, хотя не скажу, что это особое достоинство — дети поначалу плохо интонируют (правильно воспроизводят мелодию). Они, как правило, слышат абсолютный звук. В хоре же интонация должна быть обостренной.

— А как развивать слух? И с какого возраста?

 

— Да хоть с пеленок. Как говорить с ребенком, так и петь.

Некоторые дирижеры берут в хор детей, которые хорошо слышат: неважно, мол, какой голос, главное, чтобы слышал и чисто воспроизводил мелодию. Для меня же все-таки главное — наличие голоса чистого тембра. Хотя чистый тембр (голос без сипоты) сейчас встретишь крайне редко. Наверное, тут и радиация повлияла на связки, и акселерация — дети растут быстрее, нежели развивается гортань. Но если у ребенка тембр хороший и он правильно интонирует, то в хоре начнет петь. Здесь практически все дети развиваются. Маленькие «гудочники» в течение полугода начинают петь.

— То есть дети, у которых слух не развит, но есть голос?

 

— Точнее говоря, это дети, у которых нарушена координация между слухом и голосом. Но в процессе обучения этот недостаток исчезнет. Есть ребята, которые с удовольствием поют в хоре, — подстраивают свой голос под общее звучание, а индивидуально начинают фальшивить, другие же самостоятельно поют чисто, а фальшивят в хоре. Очень трудно сохранить все индивидуальности и создать из них хор, в котором дети не калечили бы свои природные голоса. Но это для меня — идеал хора.

— В музыкальной школе дети изучают классический репертуар. Ну, выступят они на паре-тройке концертов в этой же школе. А во дворе, в школьной компании свои же одноклассники, друзья просят спеть что-нибудь общедоступное и интересное, скажем так, широкой массе. А этот репертуар далек от классики... Потом этого ребенка спрашивают: «А зачем ты мучаешься?»

 

— Вне музыкальной школы все ученики поют эстрадный репертуар — запрещай или не запрещай. И делают это неплохо — ведь уже в определенной степени владеют вокалом и теоретически, и практически.

Недавно моим ученицам предложили записать кассету: установка была такой — голос не нужен, техника все сделает. Я не стала запрещать. Кассету записали. Через полгода — болезнь связок. Теперь я работаю с ними как доктор.

— Даже так?

 

— И не только. Занятия в хоре — это еще и изучение истории, культуры разных эпох. Хороший дирижер — как режиссер. Он должен досконально знать эпоху, стиль и преподнести это исполнителям, а через них — слушателям. Скарлатти или Бетховен, Глинка или Моцарт — это не только музыка, но архитектура, живопись, наряды, которые тогда носили. Вот поем мы кансону ХVІІ века. Я объясняю, что взяли темп очень быстрый. Да, но ведь здесь написано allegro (быстро), возражают ученицы. Но allegro ХVІІ века это andantino (чуть быстрее, чем умеренно ) века ХХІ: в ХVІІ веке люди по-другому спешили, по-другому одевались, соответственно были другие жесты, более плавные, менее угловатые...

— Насколько такие произведения интересны сегодня?

 

— Я просто поражаюсь, как это интересно. Мы делали сольные концерты старинной музыки — выходили в костюмах, со свечами... Хоровую духовную музыку, классику воспринимают по-разному, но, смею заметить, она доставляет слушателям удовольствие.

Нас не нужно учить с ноля, у нас колоссальное наследие — в украинской музыке были сложные хоровые партесные концерты Веделя, Березовского, Бортнянского, которые дали толчок развитию симфонического жанра. Уровень музыкального письма был очень сложный. Женское пение в то время не допускалось, пели дети (у мальчиков такой же диапазон, как у женщин) и мужчины.

Это было время, когда религия и церковь составляли основу основ сознания. Музыкальные произведения писали для церкви. Тот, кто пел в церкви, пел со смирением — обязательно. Пою во славу Божью, а не славлю себя.

На смену слаженному хору (как писал Бунин о наших любительских хорах: «Я обожаю слушать украинские хоры — они поют, как в церкви») пришла массовая песня. Новая религия с новыми вождями, новыми богами, и мы дружными рядами в одинаковой форме начали петь, превознося другие ценности — «не создавай себе кумира»...

— Но эти песни мы поем до сих пор.

 

— Безусловно, ведь столько чудесных песен было создано Дунаевским, Хренниковым, а песни военных лет! Дети, между прочим, их очень любят. Кстати, часто музыка писалась на одни слова, а в свет выходила с другими. Пишет Дунаевский музыку на слова Лебедева-Кумача, например: «Весна наша прекрасная». А цензор сидит и правит: «Сталин наш родной». Музыка Дунаевского не просто отражала дух времени — она шла впереди, потому ее до сих пор любят и поют.

Что касается хорового пения, особенно а капелла, его нужно было уничтожить как идущее от церкви и заменить новым хором, соответствующим новой религии. Правда, стали «позволять» народные хоры. Они и сохранили нам украинскую народную песню. Хотя это тоже пугало вождей, ведь все нации должны были слиться воедино. Достаточно было выйти на сцену сельского клуба в вышиванке и спеть родные украинские песни, чтобы исчезнуть из села на следующий же день.

Сейчас говорят: когда хорошему человеку плохо — это блюз, когда плохому хорошо — это попса. Видите, как интересно получается?

— Сколько детей нынче поет в переходах, причем порой так здорово...

 

— Ой, это такие артисты, я своим ученикам говорю: поезжайте и послушайте. Это своя особая школа — цыганское надрывное пение. Но мы так, как цыгане, спеть не сможем, не получится. У нас звук мягкий.

Я знаю, что мои ученики умеют отличить плохое пение от хорошего, вокальное от антивокального. Вот еще чем хорошо музыкальное воспитание — мы готовим если не исполнителей, то слушателей стопроцентно. Такому ребенку будет интересно и в филармонии, и в оперном театре, и просто жить в мире звуков. Кроме того, мы воспитываем и их родителей, приобщаем к миру прекрасного.

— Но есть и обратная сторона медали: каждый, кто поет в хоре, мечтает стать солистом и блистать. Для этого же нужно ой как много — и талант, и деньги, и везение, и многое другое. А заниматься и разочароваться — не каждому под силу...

 

— Есть яркий, талантливый ребенок. Есть ряд причин, по которым он не может раскрыться. Родители хотят быстрого, легкого результата. Но звездами становятся единицы. По моим наблюдениям, толк получается из детей, которые привыкли трудиться, идут ровным, не звездным путем.

А что касается отдачи — приведу один пример. Хор «Фрески Киева», в котором я тоже пою, был в Голландии на гастролях. Голландцы очень любят петь. Причем зачастую жена поет в одном хоре, а муж в другом. Когда один идет петь к себе в хор, другой сидит с детьми. И у каждого есть свое любимое кафе, куда приходят общаться и где с удовольствием тихонечко поют. Мы тоже сидели с ними в кафе, нас попросили спеть. И самая разношерстная публика — от рокеров до панков — не просто слушала, «обалдевала» от нашей музыки. Еще была у нас памятная встреча в Роттердаме в клубе миллионеров. Миллионеры вначале с упоением слушали, как мы поем. А потом встали и спели восьмиголосный мотет, который по техническому уровню был гораздо сложнее. (Представьте себе нового русского, поющего в хоре!) Они утерли нам нос!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно