ПЕРЕОТКРЫТИЯ - Социум - zn.ua

ПЕРЕОТКРЫТИЯ

6 июля, 2001, 00:00 Распечатать

Папа Римский Иоанн Павел II, несмотря ни на что, посетил Украину. Более того, он счастливо покинул на...

Папа Римский Иоанн Павел II, несмотря ни на что, посетил Украину. Более того, он счастливо покинул нашу землю, оказавшуюся роковой для двух его предшественников, нашедших на территории современной Украины мученическую смерть (о чем накануне визита неустанно напоминали российские СМИ, симпатизирующие Московскому патриарху). Папа по определению не суеверный, поэтому в Украину все-таки приехал.

 

Папа,
которого мы ждали

 

Папский визит принес нам открытия. Не то чтобы прямо неожиданности какие-то, скорее, констатация известного факта, но неожиданно яркая констатация. Показательная до рези в глазах. Например, нам вне зависимости от нашего вероисповедания или полного отсутствия такового было брошено в глаза то, что мы живем в полицейском государстве. Что наши хваленые 10 лет независимости не наделили нас чувством собственного достоинства, приличествующим человеку. Что наша власть по-прежнему относится к собственным гражданам, как к плебсу, который надо по возможности загнать в стойла и не показывать приличным людям. Папе Римскому, например. Странным образом даже сооружения для «зрителей» на летном поле «Чайки» напоминали как раз хорошо охраняемые загоны для скота. Но это, конечно, только ассоциация…

На Папу Римского, между прочим, не угодишь: старались, убрали с улиц «посторонних», заставили жителей окрестных домов держать окна закрытыми, из подземного перехода на Майдане Незалежности полчаса не выпускали народ, перекрыли центральные улицы (те, что еще не перерыты), «лишних» и вовсе в город не впустили, а капризный понтифик все равно недоволен. Между прочим, от сопровождавших Папу мы слышали, что столь строгих мер к местному населению при приезде понтифика не принимали ни сомнительно демократичные режимы Латинской Америки, ни определенно недемократичный режим Ирака.

Самое неприятное то, что мы и так все это знаем. Что мы это предвидели — что будет давка в метро, что невозможно будет добраться до места работы, что полгорода будет оцеплено и милиционеры будут грубовато-прямодушно объяснять тебе «туда не ходи, сюда ходи». Но наше безразличие оказалось даже выше нашего любопытства. И дело не в том, что «это не наш Папа». Дело в том, что, позволяя поступать так по отношению к себе, мы признаем, что заслуживаем такого отношения. Наша власть в воспитании собственных граждан превзошла все тоталитарные режимы: те держались на страхе, поэтому сами боялись смелых, а наше государство держится на равнодушных, поэтому может не бояться ничего — если даже найдется ненормальный энтузиаст, его запал утонет в общем безразличии, как крик в подушке…

С другой стороны, чего добилась наша власть, вынудив Папу благословлять пустые улицы столицы? Несомненно, она заставила Иоанна Павла II усомниться в своей популярности. В самом деле, приглашали-то они понтифика не для благословения желающих это благословение получить, и — пусть отдохнет Московский патриархат — не для повышения популярности какой-либо церкви или христианства вообще, а для популяризации себя на фоне визита Папы Римского. По мере того как мы становимся все более безразличными, наша власть (что вполне закономерно) теряет критичность в отношении себя. Вот почему-то и нашему Президенту представилось, что Папа со своим визитом станет неплохим фоном для популяризации его, Президента, персоны. Нет, не в Украине — здесь это уже не стоит особого труда. В мире, конечно: несмотря на «происки врагов демократии», Президент Украины принимает главу государства Ватикан, пользующегося, заметьте, высоким моральным авторитетом в мире. Чем наше государство в очередной раз декларирует свой «европейский вектор». Удобно, согласитесь: за Папой и его визитами действительно следят в мире.

Правда, расчеты не оправдались: как бы плохо ни выглядел старый и больной Папа Римский, на его фоне наши до неприличия цветущие «представители элиты» выглядели бледно. Дело даже не в том, что во время речи Президента в Мариинском дворце Папа не мог сдержать зевоту — некоторые представители элиты не могли сдержать зевоту и во время речи Президента тоже. Больше резануло то, до какой степени украинская «высокая элита» не умеет себя вести. То, что она не умеет в большинстве своем связно излагать свои мысли, было особенно заметно на фоне прекрасной украинской речи Папы, для которого украинский не родной и даже не «государственный» язык. Странно выглядела вся эта элита, толпящаяся возле кресла Папы, строящаяся в очередь, дабы пожать понтифику руку или похлопать эдак панибратски по плечу, или расцеловать в обе щеки, или прижать к обширному чреву.

Я понимаю, что Папа нашей стране в новинку, и никто четко не знает, как держаться — ну не целовать же ему руку на официальном приеме... Но есть достаточно государственных чиновников больших и маленьких, которые могли выяснить тонкости ватиканского протокола еще до визита и провести короткий ликбез… А как, например, оценить поведение Президента, который вышел под конец литургии к импровизированному алтарю, на котором только что произошло освящение Святых Даров, и с официальным видом пожал Папе руку, поднятую для благословения? А как отнестись к его опозданию на литургию во Львове, оцененное даже терпеливыми представителями Ватикана как нарушение всех и всяческих правил — и светских, и церковных? Вот вам и еще одно «переоткрытие» визита Папы: лицо нашей элиты то ли не умеющей себя вести в принципе, то ли уже давно и прочно потерявшей чувство необходимости демонстрировать свою культуру хотя бы «на людях». И ведь что характерно: представленная в Мариинском «элита» состояла главным образом из политиков. Поэтому я бы не стала вслед за многими СМИ говорить о том, что украинская политическая элита выиграла от визита, поскольку на нее посмотрел весь мир: картина глазам мира открылась довольно невыигрышная.

Неприятно писать об этом, но лицо нашей журналистики тоже мельком «переоткрылось» на фоне папского визита. Даже зная не понаслышке специфику работы журналиста, неприятно было отмечать, что курили во время литургии только в журналистском секторе. Что «телебарышни» использовали «паузы» в службе — т.е. моменты, когда никто не говорит в микрофон (а это были моменты освящения даров и общих молитв) — для записи «стендапов» с не совсем грамотными текстами. Что комментатор УТ-1 использовал те же «паузы» для того, чтобы сообщить аудитории об эксклюзивных правах на трансляцию визита и о том, что трансляцию эту сейчас смотрит весь мир. Есть повод задуматься над соотношением светскости, компетентности и этичности в собственной работе. Ведь мы часто сами не замечаем, как становимся ничуть не менее циничны в своей деятельности, чем те люди и те ситуации, с которыми мы сталкиваемся по долгу службы…

 

Две Украины

 

Конечно, столица место официоза. Здесь близко к власти, здесь зона повышенной ответственности, здесь ради того, чтобы не допустить людей в город, изначально завысили число потенциальных паломников. В результате Папа вел службы для полупустых секторов на огромном летном поле, а паломники, как в старые добрые времена, ночевали под открытым небом, плутали ночью по лесам и полям Киевской области, то есть испытывали лишения, как и приличествует паломникам в «святую землю», каковой в данном случае выступила негостеприимная столица нашей Родины.

Я теперь знаю точно: есть две Украины. Это тоже, между прочим, «переоткрытие» визита Папы. Я вот только еще не уверена в том, как именно она делится. Я даже думаю, что всякий раз она делится по-новому: когда на «столицу и все остальное», когда на «Восток и Запад». Вот теперь она поделилась на Киев и Львов. Причем в данном случае это даже не столько географическое деление, сколько культурное. Во Львове, между прочим, паломников было куда больше, чем в Киеве. А что касается рвения правоохранителей, то тут доходило даже до большего абсурда, чем в столице. В Киеве, например, не было репетиций проезда «папамобиля» по улицам города. Здесь не предлагали беременным женщинам ложиться в больницу заранее, равно как и всем неуверенным в своем здоровье, потому что «скорые» в дни визита не будут обслуживать горожан. А ведь если над этим задуматься — ужас берет: умирающего человека оставят умирать, потому что проезд по городу закрыт, а медики заняты обслуживанием визита главы церкви, который в свою очередь постоянно акцентирует на «внимании к маленькому человеку», братской любви и взаимопомощи…

Так что во Львове режим был не слабее, чем в столице. В этом плане Украина, безусловно, едина и неделима. Но тем не менее там собралось огромное количество паломников, на улицах, по которым должен был проезжать Папа, было многолюдно. Публика шумела, а особо слабонервные рыдали от счастья, что дожили до этого светлого дня. То, что я в начале статьи писала о равнодушии, ни в коей мере не касается «львовской части» визита. Происходившее во Львове заставило думать, что общее отупение и равнодушие еще не затянуло нас окончательно и бесповоротно. Что есть какие-то силы, способные заставить наших людей быть вместе во имя чего-то высшего и в то же время человечного. То, что происходило на папских литургиях, сбивало с толку даже доблестных правоохранителей, впервые, кажется, видевших такие собрания людей — масштабные, экстатичные и совершенно неагрессивные. В результате люди в униформе недоуменно крутили головами и с видимым любопытством заглядывали в чаши-дароносицы.

Львов был тоже «переоткрыт» этим визитом. В качестве столицы католической Украины. Между прочим, часть населения Центральной и Восточной Украины и даже России поехала на встречу с Папой именно во Львов, минуя Киев. Потому что столица украинского католицизма там — и это выше географических соображений. Львовский триумф Папы был на самом деле триумфом религиозности одного региона нашей страны. Возможно, триумфом его культурной самоидентификации. Заметьте, Папа встречался в Киеве с «элитами» и прочими должностными лицами, а во Львове — с людьми, как бы отделив тем самым царство кесаря от царства духа. В Киеве он был усталым и отстраненным, а во Львове он был весел и пел трогательные песенки, как и полагается «среди своих».

Смешно вспомнить хлопца в шароварах и дивчину в веночке, подносивших Папе подарки в Киеве — это «официальное» воплощение Украины. Никому не пришло в голову, насколько неуместен был здесь этот казацкий колорит. И насколько резко эта неуместность дала почувствовать, что в нашей «единой и неделимой» существует действительно как минимум две Украины, несводимые к единому культурному знаменателю. И судя, например, по празднованию Дня молодежи в Киеве и во Львове, пришедшегося как раз на время пребывания в этих городах понтифика, культурная граница между двумя Украинами размоется еще не скоро.

Конечно, я не снимаю ответственности с тех, кто мог (и должен был попытаться) подготовить заинтересованных людей к достойной встрече в Киеве. Можно было, наконец, теснее сотрудничать или хотя бы общаться с властями и убедить их не перегибать палку с мерами безопасности, в результате чего «на Папу» не пошли в Киеве многие желающие. Полностью разделяю претензии к подготовке, высказанные уважаемыми представителями католических церквей. Но кому эти высказывания адресованы? Судя по всему, все силы церкви по подготовке «человеческих ресурсов» пришлись как раз на Львов. Что еще раз выделяет этот город и регион в нечто особое и отдельное. Мы лишний раз могли убедиться в этой «особости» и «отдельности». В данном случае на примере живого проявления религиозности. Причем не религиозности, замешанной на фанатизме и политиканстве, которая заставляет кидаться под лимузины владык и выбрасывать из церквей «других» христиан, но позитивной религиозности, которая дает возможность плакать от счастья и верить в чудо. Именно такая ипостась религиозности, возможно, делает людей лучше...

 

Церковный треугольник

 

В центре внимания во время пребывания Папы в Киеве находилась также Украинская православная церковь Московского патриархата. При этом особый интерес вызывали даже не возможные пикеты или «крестные ходы протеста», а то, кто и каким образом будет приветствовать Папу на украинской земле от имени православия. Состоится ли тот экуменический диалог, о котором так долго говорили католики и СМИ. Спешу успокоить болельщиков московской команды: диалог не состоялся. Папа не сливался в молитве ни с канонической, ни с какой-либо другой православной конфессией Украины, хотя представители УПЦ КП и УАПЦ присутствовали на его службах «в зале». Но также «в зале», хоть и «на галерке», можно было приметить и представителей УПЦ. Правда, невысоких чинов.

С представителями разных конфессий Папа Римский встретился в Колонном зале им.Лысенко по инициативе Госкомрелигии. Здесь можно было видеть насколько проиграл митрополит Владимир с политической точки зрения, проигнорировав эту встречу. Впрочем, патриарх Филарет, в отсутствии «канонического» владыки имевший право первого слова от имени украинского православия, тоже ничего не выиграл. Несмотря на то, что в своей речи патриарх декларировал открытость к экуменическому диалогу, означенный диалог не случился. Зарубежная пресса поспешила объявить о «провале» ватиканской экуменической политики на Востоке, ссылаясь на то, что представители УПЦ не встретились с Папой. Но папский глашатай Х.Наварро-Вальс поведал, что Папа — реалист и потому не ждал столь легкого решения проблемы, а надежду на то, что диалог все-таки состоится, он не оставляет. В конце концов и сам Папа, и кардинал Любомир (Гузар) принесли свои извинения за все обиды, нанесенные верными их церквей представителям других конфессий. Ждем ответа...

Несколько насторожили слова предстоятеля УГКЦ о том, что объединить греко-католиков и православных в Украине «может только чудо» — еще до недавнего времени УГКЦ вела диалог с УПЦ КП и УАПЦ. Однако за последнее время ситуация несколько изменилась. Две православные конфессии, кажется, нашли опору в Константинопольском патриархате, до сих пор занимавшем крайне осторожную позицию в отношении Украины. Совершенно не исключено, что они должны быть в этом благодарны, в частности, Папе Римскому, приехавшему-таки в Украину и тем самым подтвердившему ее статус и католической страны тоже. Авторитет католической церкви на нашей земле после визита понтифика достаточно высок: политики и журналисты сумели придать этому визиту смысл «вхождения в Европу», а католики смогли по крайней мере на примере одного региона продемонстрировать привлекательное лицо католицизма. Поэтому православным конфессиям есть над чем задуматься, учитывая наличие в нашей стране немалого количества «стихийных христиан», не причисляющих себя (пока) ни к одной конфессии. Может быть, в частности, и потому УПЦ КП и УАПЦ поспешили прийти к согласию, а Константинополь не преминул это согласие принять. И вот уже поговаривают об объединительном соборе не как о чем-то далеком и малореальном, а как о чуть ли не свершившемся факте. Остается ждать и надеяться, что столь спешное объединение не приведет к очередному расколу, а идея Украинской поместной церкви не выродится в создание какой-нибудь УПЦ (объединенной).

По-видимому, в ближайшее время мы будем наблюдать некоторую поляризацию церковных сил между «тремя Римами». На какое-то время, следуя призыву понтифика, скроют взаимную неприязнь или, скорее, взаимное недоумение греко- и римско-католики — галичане и поляки. Папа так много слов посвятил этому примирению и призывам забыть былые обиды, что истинные католики не могут остаться глухими к подобному призыву. На какое-то время успокоятся также страсти греко-католиков по автокефалии. Скорее всего, популярность этих конфессий — в первую очередь УГКЦ — будет расти и в связи с обещанной разработкой социальной программы. Папа Римский пообещал, что в следующем году состоится Собор УГКЦ, посвященный тяжелому социальному положению жителей Украины, на которое церковь не может взирать равнодушно. Хочется верить, что такой Собор состоится.

УПЦ КП и УАПЦ, как уже было отмечено, будут усиленно добиваться константинопольского покровительства, поскольку становится ясно, что приводить в порядок каноническую жизнь церкви придется — на одной национальной идее церковь уже не выедет, а конкуренты подпирают…

УПЦ по своему неплохо вышла из положения. Без больших политических выигрышей, зато и без особого риска быть непонятой. Москва еще раз убедилась в том, что за УПЦ можно быть спокойным. Именно это, впрочем, скорее всего пошатнет положение «московской» церкви в Украине — промосковские настроения постепенно затухают. Впрочем, это «в людях», а наши православные церкви по-прежнему ориентируются больше на власть. Так что подождем выборов вместе с УПЦ…

 

* * *

 

В первой своей проповеди на украинской земле в день, когда католики празднуют рождение Иоанна Крестителя, Папа Римский отметил, что видит в этом знак провидения: в начале его паломничества он обращается к фигуре посланника, готовившего дорогу Христу. Папа, видимо, предложил себя в качестве такого светоносного посланника. И, между прочим, это нашло живой отклик в душе народной. Это еще одно — последнее «переоткрытие», которым я хочу поделиться: наше страстное ожидание чуда. Ожидание, которое высказывали все, начиная с Президента, заканчивая паломницей из Луганской области: вот приедет Папа, благословит нас и жизнь у нас наладится. Помните, такие ожидания чуда сопровождали нас всю нашу жизнь. Почему-то нам свойственно верить, что только чудо способно изменить нашу жизнь. Почему-то мы всегда сбрасываем со счетов себя, свои силы, возможности, таланты. Мы ждем чуда. А может, в этот раз оно и правда произойдет? И переоткрытия сменятся преображением…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно