Пауль Фридрих фон Фурхерр: «Под гуманитарной помощью мы понимаем не только посылки с одеждой»

6 июля, 2012, 13:30 Распечатать Выпуск №24, 6 июля-27 июля

«Сохранять веру, помогать бедным». Это самая главная идея, которую Мальтийский орден реализует.

Состав иностранного дипкорпуса в Украине пополнился еще одним посольством. Вновь назначенный посол Суверенного Военного Мальтийского Ордена Пауль Фридрих фон Фурхерр — не новичок в дипломатии, хотя в своей жизни успел побывать и топ-менеджером крупного концерна, и частным адвокатом, и судьей в одной из земель Германии. Посол еще не до конца перебрался в Киев из Минска, где он служил последние восемь лет. Он говорит по-русски, тщательно подбирая слова, упорно оставляя простор для интерпретаций, и это, как обычно, возбуждает дополнительное желание узнать побольше о цели его миссии именно здесь и именно теперь. 

— Проясните, пожалуйста, недоразумение. Мальтийский орден — это что: государство или общественная организация (вроде Красного Креста)? А если государство, то как объяснить, что оно не имеет своей территории?

— Во-первых, Мальтийский орден — это государство, а в нем есть подразделения, отвечающие за благотворительность. Во-вторых, у Мальтийского ордена есть территория. Как вы знаете, Рим стоит на семи холмах. На одном из них — Ватикан. Рядом — холм Авентин, там — экстерриториальная земля Мальтийского ордена.

— Есть ли еще примеры такого маленького государства с такими большими амбициями?

— Я уж не знаю насчет амбиций в буквальном смысле — ни у правящего князя, главы государства, ни у правительства ордена их нет. Другое дело — духовные амбиции, но, боюсь, это прозвучит неудачно.

— Благотворительная деятельность вроде бы не вызывает вопросов (хотя в Украине случаются казусы). А вот что касается международной активности и дипломатии?

— Думаю, что эти два направления нужно разделить. Лозунгом Мальтийского ордена уже более тысячи лет является «Сохранять веру, помогать бедным». Это самая главная идея, которую Мальтийский орден реализует. Кроме гуманитарной помощи… нужно понимать, что под гуманитарной помощью мы понимаем не только посылки с продуктами или одеждой… Ну вот, хороший пример: когда на Гаити случилось землетрясение, первыми, кто там оказался в составе подразделения Task Force, был Мальтийский орден, потом уже подтянулись ООН и все остальные: США и так далее. Task Force замечательно организован, в нем не имеет значения ни религия, ни национальность. Тут нужно помнить, что, собственно, Мальтийский орден — католический, его членами могут быть только католики. Но что касается организаций, в него входящих, там нет никаких ограничений. 

Орден также активно занимается международной дипломатией. Если к нему обращаются за решением деликатных неполитических проблем, мы всегда готовы помочь. Мы сами не проявляем инициативу, но откликаемся на просьбы выступить посредниками, и тому есть много примеров.

— Вы так обтекаемо выражаетесь… Можете назвать эти примеры?

— Я бы не хотел конкретизировать, это не в моей компетенции. Скажем так: в мире немало конфликтов, и в разрешении многих из них, где задействованы международные организации — ООН и другие, — принимает участие Мальтийский орден. Подробнее не стану рассказывать. Один из принципов ордена — неразглашение конфиденциальной информации, это вопрос доверия. Одна из причин, по которым к нам обращаются, — это репутация и доверие.

— В таком случае можете объяснить мотивацию: зачем вам это нужно?

— Я уже процитировал наш девиз «Сохранять веру, помогать бедным». Мы исходим из того, что в мире всегда есть конфликты. Где конфликты, там бедность. Значит, там поле для нашей работы. Я уже сказал, что в нашем понимании гуманитарная деятельность — это не только распределение еды, одежды и лекарств. Это собирательное понятие много может в себя включать. В первую очередь, права человека, которые не вполне соблюдаются во многих странах. Или организация здравоохранения. Или несовершенное законодательство. Диапазон достаточно велик.

— В таком случае как орден видит свои цели в Украине, как она есть по состоянию на сегодняшний день?

— Во-первых, хочу подчеркнуть, что открытие посольства Мальтийского ордена в Киеве состоялось по инициативе украинской стороны. Это важно, потому что во многих государствах, с которыми мы поддерживаем дипломатические отношения, наша работа осуществляется из соседних стран. Тут никакой загадки: вопрос денег и ресурсов. В данном случае украинское правительство приглашало нас неоднократно и настойчиво, вот почему мы открыли представительство.

Орден пришел в Украину не вчера. Мы были достаточно активны на Западе страны во времена Австро-Венгерской империи. Если говорить о более свежей практике, мы присутствовали в виде дочернего организма — «Мальтийцев Германии», принимая участие в различных благотворительных программах. Наша немецкая организация — это очень эффективный, отлаженный организм с немалыми ресурсами. Он как раз сосредоточился на помощи Румынии, Украине и еще буквально двум-трем странам. Я только прибыл в вашу страну и пока знакомлюсь с обстановкой, но мы хотели бы расширить нашу деятельность, включив не только Западную Украину, но и Центр, и Восток. Мы надеемся, что нам пойдут навстречу как местные власти, так и простые люди. Помощь Мальтийского ордена пользуется в мире безупречной репутацией, надеюсь, здесь будет то же самое.

А что касается остальных вопросов, то Украина как государство существует всего двадцать лет, неудивительно, что в ней есть ряд открытых проблем. Некоторые можно помочь решить средствами дипломатии.

— Раз такое дело, как вы оцениваете современное состояние Украины как страны и как государства?

— Знаете, у меня есть собственный девиз — правило, которое я сам себе выработал и которому неизменно следую: «Никогда не комментируй страну, в которой работаешь как дипломат». Это не значит, что у меня нет своего мнения. К тому же я недавно назначен. Я много знаю об Украине, но в общем я приехал сюда учиться и составить свое представление о положении вещей. Разумеется, есть немало информации, есть результаты встреч с моими коллегами, послами европейских государств, но я всегда стараюсь полагаться на собственные впечатления. Пока что складывается представление, что украинские власти не столь заинтересованы в контактах, как ожидалось (учитывая, прежде всего, украинскую инициативу в установлении дипломатических отношений). Это не критика, это констатация. Все-таки у меня это не первое место службы в качестве посла, и в других странах готовность к разговорам была несколько выше. Надеюсь, что ситуация изменится.

— Логично было бы предположить, что раз уж вас пригласили, то будет сделан следующий шаг, и соответствующие высокие функционеры с украинской стороны захотят как минимум встречаться…

— Заметьте, это вы сказали!

— Хорошо, тогда я переформулирую свой вопрос. Как вы оцениваете нынешние перспективы Украины как страны и как государства — на основании того, что вам уже известно?

Я не хочу делать комплиментов, ограничусь фактами: Украина — самая большая европейская страна; ее население — 46 или 47 миллионов человек, было больше, сейчас меньше. Украина в принципе — очень богатая страна, большинство населения прекрасно образовано. И самое главное: Украина всегда была частью Европы с ее культурой. Понятно, что Украина имеет региональное своеобразие. За двадцать лет разницу не удалось преодолеть, но это вопрос времени и терпения.

— Поскольку вы озабочены вопросами прав человека, трудно обойти обвинения в адрес нынешней украинской власти: процессы, которые многие считают политически мотивированными, правосудие, которое многие считают предвзятым… Вы готовы высказаться по этому поводу?

— Вы же понимаете, что любое посольство будет отслеживать подобные вопросы, тем более что я сам по образованию юрист. Но от конкретных высказываний я воздержусь. Вместе с тем, я уверен, что многие конфликты удалось бы смягчить с помощью диалога. Из истории мы хорошо знаем последствия ситуаций, когда кто-то оказывается в изоляции, и возможность влияния с обеих сторон заблокирована. Всегда можно найти выход из тупика, оставаясь при своей точке зрения. В частности, наш орден располагает кадрами дипломатов, которые найдут приемлемое решение.

— Мальтийский орден — католический орден. Исходя из вашего девиза, намерены ли вы заниматься прозелитизмом, то есть распространением христианства в его католическом варианте в стране, где есть минимум три православные конфессии, одна Греко-католическая церковь и немало римо-католических приходов, не говоря о протестантах?

— Исходя из моего предыдущего опыта, могу заверить, что орден очень близко сотрудничал с Православной церковью в Беларуси, у меня сложились по-настоящему близкие, дружеские отношения с митрополитом Минским Филаретом. Мы не намерены вмешиваться в противоречия между церквами в Украине, у нас прекрасные отношения с греко-католиками, у нас замечательные отношения с еврейской общиной. Мы надеемся их только развивать. В конце концов, все мы, в первую очередь, люди, а затем уже представители той или иной конфессии. К тому же следует различать задачи отдельно ордена в целом, отдельно его правительства и отдельно его дипломатов.

— В Украине, исходя из предыдущего опыта, по-разному относятся к иностранным благотворительным организациям. Многие считают, что это форма вмешательства в дела страны, другие полагают, что иностранная помощь неизбежно будет разворована. Как вы рассчитываете преодолеть недоверие?

Бывает трудно доказать, что наша помощь нужна прежде всего не нам самим. Точно так же, как бывает трудно понять, почему гуманитарные грузы, предназначенные для беднейших граждан страны, должны облагаться пошлиной. Недавно меня пригласили посетить в качестве консультанта бельгийскую организацию Malta International. Я приехал в офис, как обычно, в костюме с галстуком, вижу: по коридору бегают пожилые люди в джинсах, таскают коробки с гуманитарной помощью. Меня подводят к одному из них, знакомят: «Вот брат короля, его королевское высочество принц Саксен-Кобург-Готский. А вот принц Габсбург». Они волонтеры, дважды в неделю они приходят сюда работать бесплатно. Они снаряжают грузовик с необходимыми вещами, который едет через всю Европу, а на границе его останавливают на несколько дней и требуют деньги… Это происходит в Молдавии, в Румынии, в Украине. За что деньги? Вот этим я планирую заняться здесь. Другое дело — возможные злоупотребления. Знаете, у нас такая строгая отчетность, такая тщательная бухгалтерия, что не потеряется ни одно евро, ни один доллар. Ис-клю-че-но.

— Возможно, вам известно, что в Украине действуют самозваные представители различных орденов, которые раздают свидетельства, грамоты, паспорта — разумеется не бесплатно. Как вы намерены поступать с ними, если они посягнут на репутацию ордена?

— В Словакии, где я работал, один посетитель посольства похвастался, что тоже является мальтийским кавалером. Я хорошо знал всех трех мальтийских рыцарей в стране и поинтересовался происхождением его титула. Оказалось, он купил за немалые деньги «мальтийский паспорт» в Ужгороде. Пришлось посоветовать ему забыть о деньгах, иначе первый же пограничник (а тогда между Словакией и Австрией еще была граница) обеспечил бы ему крупные неприятности. Он отдал паспорт мне, и я переслал его в Интерпол. Если подобные случаи будут вскрываться, я буду просить содействия украинского МВД.

— Вы также, вероятно, слышали о распространенной в Украине конспирологии: кто боится «вашингтонского обкома», кто «масонов», кто «мирового правительства». Вам приходилось уже сталкиваться с подобными фобиями?

— Знаете, мы не болтуны, но поскольку собственного интереса в нашей деятельности нет, то и скрывать нам особо нечего. На предыдущем посту я прямо говорил работникам спецслужб, которые меня «вели»: «Ребята, заходите в офис, поговорим. Нечего вам мерзнуть, нечего тратить государственные деньги. Скажите прямо, что вас интересует?» Конечно, есть сумасшедшие, которых не переубедишь. В Минске ко мне подходит человек: «Почему вы курите?» Я отвечаю: «Потому что мне вкусно». «Вы, наверное, католик?» «Почему вы так думаете?» «Потому что все беды от католиков: курение, наркотики, разврат, проституция». «Кто вам это рассказал?» «Я сам читал книгу. Да и в церкви так говорят». Конечно, переубеждать сумасшедших — не моя задача.

— Вы впечатляюще говорите по-русски. А украинский собираетесь выучить?

— Непременно! Я хочу понять Украину по-настоящему. Я ведь приехал сюда надолго.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно