ОЗЕЛЕНЕНИЕ

12 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

Открылся кабак в охранной зоне Черниговского национального архитектурно-исторического заповедника, рядом с действующими и превращенными в музей храмами домонгольской эпохи...

Открылся кабак в охранной зоне Черниговского национального архитектурно-исторического заповедника, рядом с действующими и превращенными в музей храмами домонгольской эпохи.

Уничтожен сад, выращенный учениками черниговской школы-лицея № 16. На месте вырубленного зеленого оазиса стремительно воздвигаются «крутые» особняки.

Приостановлено приведение в исполнение «комбинации века» — строительство в районе проспекта Мира грандиозного подземного центра (нужного полунищему городу, как корове седло). Против абсурдной и незаконной затеи (реальные инвесторы которой неизвестны даже налоговикам) восстали все — общественность, прокуратура и губернатор. Но радоваться победе здравого смысла не стоит: хорошо проинформированные люди утверждают, что сомнительных идей в черниговской мэрии ещё много.

«Я вас умоляю…»

Пожалуй, таких плевков в лицо ещё ни один губернатор на Черниговщине не получал. Люди, облеченные, очевидно, более реальной властью, чем он, наглядно показали главе облгосадминистрации Валентину Мельничуку, чего стоят добрые намерения против крепкой коррупционной спайки. Валентин Васильевич лично, перед камерами местного телевидения поставил росчерк на подписном листе пикетчиков, выступавших против дурацкого «метрограда». Прошелся по Чернигову с городским архитектором госпожой Мазур, тыкая её носом во все нагромождения градостроительного абсурда последних лет (телевидение показало и эту процедуру). Вне всякого сомнения, и смотревшие передачу, и готовившие её понимали: власть бросает перчатку не зодчим, изувечившим древний город, а определенному кругу лиц, научившихся извлекать из происходящего колоссальные дивиденды.

Офицеры спецподразделения по борьбе с коррупцией, попытавшиеся когда-то выполнить по отношению к Мазур служебный долг, больше в органах не служат (хотя расследование санкционировал Киев). С журналистами она поступает ещё проще: никаких интервью и т.д. И всё равно — простое перечисление столичных и местных изданий, писавших о её художествах, страницу текста займёт. Рассказывало о ней и «Зеркало недели».

А недавно в областной газете появился очень необычный для Чернигова документ. За подписью пресс-службы облгосадминистрации, придававшей тексту официальный статус, был опубликован отчет о заседании правления областной организации Союза архитекторов. Грамотно, четко и без эмоций предъявили начальнице городской архитектуры «черную метку». За уничтожение (кстати, под навороченные особняки) лесопарка Яловщина. За обезображенные «market»-ами и «shop»-ами проспекты. За «абсолютно непрофесійний підхід при будівництві торгових павільйонів та організацію ринку на площі Героїв Сталінграда» и многое другое (о чем, кстати, мы подробно писали в статьях «Градостроительная вакханалия», «Жабки и бабки») — вынесли ей коллеги единогласное недоверие. Завершалась же напоминающая судебный вердикт петиция цитатами из письма губернатора Валентина Мельничука городскому голове Александру Соколову. «Не реагувати на такий стан справ неможливо, тому що це шкодить розвитку архітектури древнього Чернігова. В ситуації, яка склалася, обласна адміністрація вважає недоцільним подальше перебування Мазур Т. Г. на посаді головного архітектора. Просимо розглянути вказане питання і про прийняте рішення повідомити облдержадміністрацію».

Это была кульминация событий.

А развязки не последовало. Просьбу первого лица региона не удовлетворили. Хотя рассмотрели. (Кто и где рассматривал — о том разговор отдельный.)

В своём письме Мельничук ссылался на множество жалоб от жителей города. Можем засвидетельствовать: их действительно было очень много. Порубленные общественные сады, проданные коммерсантам под магазины детские площадки, рюмочные, затыкающие подъезды жилых домов вызывали взрывы возмущения вплоть до митингов и пикетов. Если мы, журналисты, вопиющими сигналами такого рода завалены — можно представить, что в губернаторской канцелярии делается. Теперь самому Мельничуку впору на беспредел жаловаться. Только куда?

Надо сказать, что разделение властей на городскую и областную, законодательную и исполнительную в Чернигове весьма иллюзорно. Монтескье бы в гробу перевернулся, если бы такое воплощение своей теории о независимости властных ветвей узрел. Всё решают неформальные связи. Как любил говаривать пестовавший монстра круговой поруки прежний глава облгосадминистрации Николай Бутко, «треба працювати системно». Тогда по свистку областного руководства и городская архитектура примчится ремонт в непокорном учреждении запрещать. И городская же милиция неподдающихся в работу возьмёт. И суд «по понятиям» рассудит. Но та же система начнёт действовать против любых попыток навести порядок. От кого бы они не исходили. Просьбами её не проймёшь.

Около года назад мы писали о жутковатой истории — сооружении в охранной зоне национального архитектурно-исторического заповедника «Чернігів стародавній» распивочной. Жутковата она была не фабулой (хоть само по себе строительство кабака рядом с древнейшими в стране храмами — штука скандальная), а подробностями. Противоречащее законам и здравому смыслу разрешение дало, само собой, городское управление архитектуры. Министерство культуры тоже выдало разрешительный документ. Даже два. За одной подписью, с одинаковой датой и номером. Но разного содержания. (Первый разрешал временное разборное сооружение, а не то, что фактически уже было воздвигнуто. Второй дозволял всё.) Госстрой, в чьём ведении находится заповедник общемирового значения, вообще ни о чём не спросили. Здравомыслящий и порядочный сотрудник областного управления охраны памятников попытался стройку остановить. Выяснять причину его упрямства пришел офицер из милицейской спецслужбы по борьбе с оргпреступностью...

Всё это было при прежнем региональном руководстве. После статей в «ЗН» стройка замерла. Милиционеру (историку по образованию) предъявили служебное несоответствие. Кстати, не за конкретные грехи, а за недостатки вообще. Пришел новый губернатор — после позорной отставки (с возбуждением уголовного дела) прежнего. И — строительство рядом с древними соборами возобновили! Сейчас — уже закончили. Мы заглянули в этот павильон, окрашенный с торца зеленой краской и малость похожий в таком ракурсе на общественную уборную. Словно в насмешку, его украшает рекламный вензель черниговского пивзавода. Того самого, директором которого был совсем недавно нынешний областной руководитель, кавалер церковного ордена святого равноапостольного князя Владимира второй степени Валентин Мельничук…

Судьба же сотрудника милицейской спецслужбы, по неведомо чьему приказу «крышевавшего» питейное предприятие (сам он по рангу крышей такого рода быть не мог), сложилась столь же счастливо, как и у стройки. 19 июля прошлого года появился приказ о его увольнении. 20 июля была подписана новая редакция приказа, где он уже не упоминался. Служит сейчас упомянутый милиционер, по нашим данным, в Киеве. С чем столицу и поздравляем. Но интереса к нему в связи с этой статьёй у нас нет. Его использовали чисто инструментально. Куда интереснее те, кто остался в черниговских коридорах власти.

«Зелёные призраки»

…Их называют «зелёными человечками» (особ женского пола — «зелёными барышнями». Выражение «зелёная барышня» мы впервые услышали от пенсионера СБУ применительно к даме — руководителю городского масштаба). Берут они только «зеленью» (существуют надежные схемы перевода денег на счета, но и «налом» народ не брезгует). Анекдотом в среде силовиков стала история о том, как одна героиня приняла «зелень» прямо на улице. Проблемы свои не опасаются обсуждать по телефону, прямо называя расценки.

Надо сказать, в Чернигове скверная телефонная связь. Хочешь не хочешь, а периодически в чьи-то разговоры включаешься. Как-то наша знакомая услышала в трубке щелчок, а следом — такой диалог:

— Нужно убрать одну точку в Александровке (очевидно — торговое предприятие в элитном районе. — Авт.). Кто может сделать?

— Сколько дашь?

(Оглашается сумма.)

— А, тогда — S (прозвучало имя одного из руководителей высшего ранга). А что за точка?

— Ведомственная.

— За ведомственную S может не взяться…

Дальше наша знакомая слушать не стала. Но и услышанного хватило, чтобы понять: никого и ничего собеседники не боятся.

Даже «засвеченные», побывавшие уже под колпаком правоохранительных органов чиновники ведут себя так, словно никаких силовых структур (кроме им подконтрольных) не существует. А ведь такая вольница говорит о многом… У нас есть все основания утверждать: органы охраны правопорядка (в особенности — спецслужбы) владеют информацией о положении дел на Черниговщине. Поверить в элементарное неумение огромного количества профессионалов сыска довести собранные факты до стадии судебного следствия — невозможно.

Но за много лет учреждения, призванные бороться с оргпреступностью и коррупцией, не раскрыли у нас ни одного резонансного преступления. (Так называемые «заказные» расследования — когда кланы используют силовиков в своих разборках — не в счет, мафия от таких игр только крепчает.) Не сделали ничего, что оправдало бы сам факт их существования.

Наверное, символом происходящего могло стать сооружение в центре Чернигова пресловутого «метрограда». Судите сами.

Подземная Хитровка

Ни с того ни с сего в маленьком городке кто-то возжелал построить подземный торгово-развлекательный комплекс площадью в пару кварталов. Грандиознее, чем «чудо» на столичном Майдане Незалежности. И зарплаты, и цены, и возможности окупить такое строительство в Киеве куда выше черниговских. А вот комплекса похожего нет.

Сооружать эту «диковинку» подрядили киевский Метрострой (а кого же ещё? Опыта не то что рытья — эксплуатации таких «катакомбных» объектов с искусственным климатом на Полесье не существует). Молниеносно появился проект. Пошла массированная психическая атака: телевидение запустило целый сериал о «Чернигове подземном». Была отпечатана даже специальная брошюра.

Но нигде ни разу не промелькнули имена тех, кто в действительности собирался инвестировать строительство. Ещё большей загадкой оставались источники капиталовложений. Пару раз умело запускались слухи о местных банках и киевских благодетелях — но, как говорится, сведения не подтверждались. В лучшем случае речь шла о посредниках. У бизнесмена, взявшего на себя публичную и представительскую сторону дела, деньги имелись разве что на оплату услуг телохранителя для сына-школьника. Но никак не на «подземное диво».

И ещё — абсолютно непрозрачной оставалась логика загадочных строителей. Ведь Чернигов — не просто маленький городок. Это городок угасающий.

Население убывает по экспоненте. Здесь практически ни у кого нет высоких зарплат и у очень многих — работы. Люди носят грошовый ширпотреб с базара и потихоньку травятся дешевой водкой. Заводы — мертвы, окрестные села — в запустении, вузы превратились в фабрики безнадёжных иллюзий. Не хватает средств на самое важное. Скажем, на то, чтобы подлатать канализацию и расчистить русло Десны. (Возможно, киевлянам интересно будет узнать, что река, из которой они пьют, превращается в болото. Черниговский речной трамвай не может выйти за городскую черту: исчез фарватер, мелко. Реки, как и дороги, требуют ухода. А денег нет.) Из Чернигова люди попросту бегут (и не из-за отсутствия заведений торговых и развлекательных! Кабаков и лавок хватает).

Мировой опыт доказывает: строить в таких городах что-то грандиозное и бесполезное — бессмысленно. Многие пробовали: и «папа Док» на Гаити, и — незадолго до свержения — шах в Иране. Ни у кого не вышло. Да и славы им (особенно гаитянскому душегубу-диктатору) архитектурные новации не прибавили. Слишком уж очевидно выпирала из-за нарядных макетов «городов будущего» так называемая «сицилийская» схема отмывания грязных капиталов. (Стройка — идеальный для такой надобности объект: у кого взяли, сколько затрачено и сколько «отмыто» — в жизни никто не разберется.)

Когда мы спросили у одного из руководителей местной налоговой инспекции, откуда на стройку денежки и отчего вдруг такая щедрость, он в ответ достал всё ту же рекламную брошюру. И признался, что верить в добропорядочность стройки не верит, но знает не более нашего.

Одним из самых рьяных поборников «метрограда» стал черниговский мэр Александр Соколов. Пробивал он экономически и социально абсурдную идею с энергией отбойного молотка…

Аргументы в пользу строительства выдуманы были неталантливо и наскоро (реклама МММ по сравнению с ними — пиаровский шедевр):

— Строители города получат рабочие места. (Очень ненадолго, стройку ведь к зиме завершить хотели.)

— Коммерсантам будет где торговать. (А им и так есть где: на поверхности торговых точек навалом, оплачивать же безумно дорогую эксплуатацию «бункера» кому охота?)

— В город придут инвестиции, и не всё ли равно, откуда они придут?

Последняя мысль проталкивалась в порядке агитации неофициальной, и заключалось в ней особое лицемерие. Вопрос ведь иначе должен формулироваться: не откуда, а для чего? Что, мало крови выпили из черниговчан нежданные анонимные «подарки»? Разве не в нашем городе дарили пациентам психбольницы дорогие фрукты зимой (а потом со счета медучреждения исчезала эквивалентная сумма денег, предназначенная для покупки лекарств, и среди лишенных рифампицина душевнобольных-туберкулезников начинался мор?) Не нам ли всучивали бездарный и безумно дорогой «евроремонт» городского центра, превративший тенистый сквер им. Попудренко в каменную плешь? Не под флагом ли благотворительности и общественной пользы создавались всевозможные мошеннические фонды и «неприбуткові підприємства»?

Как говорят англичане, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. И применительно к Полесью никто этого принципа не отменял.

В общем, черниговчане всё поняли… Были собраны десятки тысяч подписей против стройки. Одна из них, как было сказано выше, принадлежала главе облгосадминистрации Мельничуку. Да только рука губернатора, публично подписавшая под восторженные возгласы электората петицию, оказалась вялой и немощной. Чем и воспользовался мэр Соколов. И депутаты горсовета под его предводительством слаженно постановили: «строить»… Не будем повторять слухи о том, чего это стоило заинтересованным лицам. Не станем также радоваться тому, что, проанализировав допущенные нарушения (в том числе и природоохранного законодательства), стройку притормозила прокуратура. Мы другое хотим подчеркнуть. Жить в Чернигове и не видеть, что «подземная Хитровка» тут не нужна, — невозможно. Не знать, что если загадочный инвестор, решив свои проблемы до окончания стройки, исчезнет, бросив на съедение Фемиде посредников, то бюджета едва ли хватит котлован засыпать (о завершении «метрограда» речи не будет) — тоже нельзя. Особенно если ты причастен к городскому самоуправлению.

И тем не менее противоречащий украинским законам, интересам края и воле его жителей план был легитимизирован решением депутатского корпуса.

Как это называется?

…Это называется «прокрутить через Совет (исполком)». На уровне исполнительных органов «вопросы» решаются просто. Но и с депутатами особых осложнений не возникает. Тех, кто не имеет или не приобрел личной заинтересованности в абсурдном решении, обычно дезинформируют. В ход идут все виды обмана — от элементарного надувательства до классической лжи через умолчание. (Скажем, объясняют необходимость реконструкции городского центра тем, что у многоэтажек скоро карнизы на головы прохожим обвалятся, а начинают крушить исправные тротуары, неумело мостить улицы декоративным кирпичиком.) Не хотим оскорбить черниговские демократические институции, но экономические преступления их волей освящаются достаточно часто.

Порой несправедливость, заложенная в таких решениях, дремлет десятилетиями. Но рано или поздно непременно проявляется чередой чьих-то несчастий. Вот пример. Путем несложных манипуляций государственный жилой дом по улице Червоногвардейской, 5 превратили в ведомственное общежитие (даже не весь дом, а только один подъезд). Затем уже всё строение было передано разорившимся ведомством — торговым центром «Дружба» — в счет уплаты долга предприятию «Инвальплюс». (Реквизиты нового владельца звучат благородно: «Підприємство Всеукраїнської організації інвалідів «Союз організацій інвалідів України...») Происходило всё с явными нарушениями закона (документы изобилуют элементарными передергиваниями). Жизнь обитателей многоэтажки превратилась в кошмар. Инвалиды (или их «шестерки») оказались тренированными ребятами, бывшими ментами. Они установили в доме особый паспортный режим. Мы располагаем показаниями жительницы спорной недвижимости Людмилы Степанец о фактах применения к людям физической силы. Выволакивали из квартир, вынуждали подписывать бумаги… Цель — перепродажа жилплощади.

Она уже началась. Расследуется ситуация сейчас на уровне Генеральной прокуратуры и парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. А первопричиной происходящего стало, мягко говоря, ошибочное решение Черниговского облисполкома, принятое… 14 лет назад!

В общем-то небольшой и давний просчёт, дремавший в бумагах, как вирус в организме, обернулся сегодня криминальной драмой. Хотя изначально речь о мелочи шла, о статусе жилого подъезда. Можно лишь представить себе, каким боком вылезет центру разоренной и вымирающей области (судя по демографической ситуации, Черниговщина как административная единица своё отживает) строительство подземного «пригорода».

А ведь запросто могли бы запуститься с этим «потёмкинским подземельем». Особенно если вправду нужно оно как «прачечная» для грязных купюр. «Зеленые человечки» умеют лгать, выжидать и добиваться своего, как никто другой.

Рубить или сажать?

Взять хотя бы историю с садом школы-лицея №16. Произошла она у нас на глазах: мы живём совсем рядом.

…Решение, принятое втихаря несколько лет назад, терпеливо дожидалось своего часа. Прежнее руководство — областное и городское — могло позволить себе практически всё. От чаепитий в узком бандитском кругу до милицейского штурма неугодного учреждения под предлогом поиска бомбы… Но даже эти герои прошедшего времени не рискнули завалить один из последних школьных садов. Оставить учащимся элитного компьютерного лицея для отдыха проезжую часть — высадив по соседству то ли шесть, то ли восемь «новоукраинских» особняков. Слишком уж нехорошо отреагировал Чернигов на подобное строительство в зоне уничтоженного пионерлагеря. Слишком уж печальна школьная статистика последних лет.

В прошлом году первые классы школ приняли 3500 детей.

В этом — 2900.

Если так пойдет дальше, через пять лет набора не будет вовсе.

…Сад смело, как взрывной волной. К площадке даже подъездные пути предусмотрены не были. Многотонные грузовики пошли по аллеям студенческого городка Черниговского государственного технологического университета. Тут уже университетское руководство схватилось за головы. Мало того, что лицей территориально прилегает к университету (а потому уничтожаемый сад был естественным дополнением к университетскому комплексу и возможным резервом его развития). Тяжелая техника — как сказал нам проректор, машины военного типа — создавала опасность и для людей, и для коммуникаций.

«Звертаємо Вашу увагу, що рух на вищезгаданій ділянці загрожує життю і здоров’ю студентів і працівників університету, оскільки ширина дороги до 4 м, а тротуари не передбачені. Крім того надмірне навантаження на дорожнє полотно спричиняє до руйнації інженерних мереж, що в декількох місцях перетинають дорогу», — писал в обращении на имя мэра Соколова ректор Александр Денисов (исходящий номер документа 402/04 — 1020).

Осмелимся усомниться в том, что люди, раздающие школьные сады под элитные особняки, допускающие существование неогражденной новостройки рядом с учебными учреждениями, могут быть озабочены чьим-либо здравием, кроме собственного.

… Нельзя не сказать, что дела со здоровьем детей на Черниговщине очень неважные. «Раньше я никогда не хоронила своих учеников. А теперь это случается два-три раза в год», — сказала нам директор средней школы № 1 (английской, самой престижной в городе) Людмила Геращенко.

Новая административная элита — это вам не партийная номенклатура. Ей притворяться любящей детей, тратить на это силы и средства — не резон. Успеть бы своё снять — и ладно... А для того чтобы шероховатостей на этом пути не возникало, нужно бороться за каждого нужного человека на нужном месте, за каждую притершуюся деталь отлаженного механизма…

После обращения губернатора с просьбой (!) об отставке городского архитектора Татьяны Мазур состоялся так называемый «градостроительный совет».

Мы — и не только мы — писали (см. статью «Градостроительная вакханалия»), что никакого совета в Чернигове нет. Да и госпоже Мазур советы не нужны. Профессиональные архитекторы либо эти тусовки игнорируют, либо на них не приглашаются. Собирается определённый круг лиц.

Нам неизвестен точный список присутствовавших на сей раз. Однако известно, что «протестантов» не было. Что говорилось о них и об их петиции много плохого, а о Мазур — много хорошего. Что слово имел градоначальник Александр Соколов, и очень-очень госпожу Мазур своим красноречием поддержал. Так что губернатору Валентину Мельничуку грех обижаться. По крайней мере, часть его просьбы Соколов выполнил: прошение рассмотрел.

Значит ли всё это, что железные метростроевские кроты таки начнут подкоп под центр старинного (может даже, наидревнейшего, историки тут ещё не сказали последнего слова) украинского города? Стольного града Чернигово-Северского княжества, где и лопатой копнуть человеку, несведущему в археологии, лишний раз боязно?

Всё возможно. Но на всякий случай у городских властей есть ещё один неплохой вариант. Реконструкция черниговского Вала. Вал, как и знаменитый пятигорский Провал, на ремонт которого стрелял мелочь у легковерных великий комбинатор О. Бендер, реконструировать можно до бесконечности. Несколько лет назад пушки на этом оборонительном сооружении с места на место уже перетягивали. (После пришлось уценить утратившие соответствие реальности видовые открытки.) Здесь можно миллионы «освоить». Совершенству ведь нет предела. Лишь бы команда верная была. Планы реконструкции Вала уже озвучены городской властью по телевидению. Так что какие бы мольбы из резиденции губернатора ни долетали, главный архитектор и героиня многочисленных газетных статей Т.Мазур — при работе. А хоть бы даже и убрали её (как фигуру во всех отношениях засвеченную и компрометирующую) — ничего бы это не изменило.

Грандиозная авантюра по «перестройке» Чернигова в потемкинскую деревню была затеяна при прежнем губернаторе Бутко. Соколов, прежде чем стать мэром, ходил у него в заместителях. Ах, как слаженно сметали тогда все препятствия областная и городская властные ветви! Всё было — от молниеносных десантов иногородних строителей, за день превращающих центральный сквер в лесосеку, до анонимных звонков непослушным археологам («смотри, как бы кирпичик на голову не упал»).

Бутко в телевыступлениях сравнивал реконструкцию города с болезнью. И хвалил мэрию за то, что она тоже этой хворью заразилась.

От болезней либо выздоравливают, либо помирают. Если же экономический иммунитет региона подорван, к непредсказуемым последствиям может и малая болячка привести. Беда Чернигова в том, что болен город серьёзно. И лечить его — некому.

…А может, и хорошо, что главный архитектор Т.Мазур никуда не делась. Не ушла с работы и не сменила место жительства. Рано или поздно придется ведь разбираться в причинах и следствиях содеянного с нашим краем. И здесь свидетельства должностного лица, столь тесно знакомого с сутью происходившего, могут оказаться просто бесценными.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно