ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ ГИМНАСТИКА — СРЕДСТВО ОТ КОНЦА СВЕТА - Социум - zn.ua

ОЗДОРОВИТЕЛЬНАЯ ГИМНАСТИКА — СРЕДСТВО ОТ КОНЦА СВЕТА

15 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Наше время богато на апокалипсические ожидания. Любому из нас в определенные минуты кажется, что все катится в тартарары и ничего не осталось в этом мире жизнеспособного и прочного...

«Оздоровительная гимнастика» перед Мариинским дворцом в Киеве
Практикующие и Верховная Рада
«Оздоровительная гимнастика» перед Мариинским дворцом в Киеве
 

Наше время богато на апокалипсические ожидания. Любому из нас в определенные минуты кажется, что все катится в тартарары и ничего не осталось в этом мире жизнеспособного и прочного. Каждого из нас повергает в подобное состояние что-то свое: размеры озоновой дыры, очередной информационный выброс «правды о власти», визит в районную поликлинику. Неудивительно, что почти все новейшие религиозные и квазирелигиозные течения старательно акцентируют именно на ощущении близкого конца света и претендуют на то, что некоторых из нас — разумеется, не всех — они могут спасти. А учиться надо безотлагательно ввиду близости катаклизма...

Вопрос в том, у кого учиться. И тут современность предлагает необыкновенный выбор: можно податься как в традиционную церковь, так и во что-нибудь эдакое. Почему-то в традиционную искатели спасения теперь идут редко. А вот во всякие более-менее экзотические течения — куда охотнее.

Поэтому, наверное, новейшие религии множатся, как правило, прибывая к нам из-за рубежа. Не так давно довольно громко заявило о своем приходе в Украину еще одно новейшее ориентальное течение — фалуньгун.

Что это такое?

Этот вопрос возникнет у любознательного читателя, но однозначного вразумительного ответа он не получит. Вот что говорят о себе сами участники движения.

Фалуньгун, также известна как Фалунь Дафа, — это древнейшая система совершенствования души и тела, впервые публично представлена в Китае учителем Ли Хунчжи в 1992 году. Метод фалуньгун адаптирован к современной жизни. Он очень демократичен и доступен каждому. Здесь вы не найдете ограничений по возрасту, усложняющих и отягчающих многие ориентальные течения сложных текстов и изнурительных упражнений, выворачивающих суставы, здесь нет установленных ритуалов на манер традиционного христианства, нет никаких культурных или этнических ограничений. Это для всех — для тебя и для меня. И главное, на чем настаивают адепты, — это не религия, не секта (что вы, как можно!). Это не религия хотя бы потому, что здесь нет пожертвований, ритуала, поклонения определенному божеству, нет духовенства, званий, иерархии (во всяком случае, в привычном разумении), нет инициации, членства и т.д.

Так что же это, наконец?

А вот что: Фалунь Дафа — это настоящая, истинная наука. Совершенствование по Фалунь Дафа раскрывает правду о человеке, о существовании жизни во Вселенной. Фалуньгун — это практика, практика и еще раз практика...

Об истине

Известно, что последователи фалуньгун преследуются в Китае как участники вредоносной секты. Китайское правительство распространяет материалы, обличающие эту вредоносность и пытаются убедить мировое сообщество в том, что фалуньгун — очередная тоталитарная секта, деятельность которой может принести большой вред.

Действительно, массовые самосожжения в знак протеста, убийства и самоубийства, совершенные в состоянии транса, способны напугать нежного западного обывателя. Но ведь все это только приписывают фалуньгун китайские власти. А сами адепты и, главное, Учитель Ли утверждают, что в учении Фалунь Дафа ничего подобного нет. Принцип «Истина. Доброта. Терпение», положенный в основу учения, противоположен всему, в чем обвиняет их официальный Пекин.

Конечно, разобраться, кто на самом деле был виновником того или иного инцидента в Китае, — дело напрасное. Но проанализировать, что именно представляет собой «школа самосовершенствования», с именем которой связано столько кровавых страниц и которая теперь обосновалась на нашей земле, — наша обязанность. А поэтому обратимся к первоисточнику, каковым почти в любом учении есть Книга.

Прежде всего хотелось бы выяснить, является ли фалуньгун религиозным образованием. Как известно, участники движения отрицают это, называя фалуньгун «наукой», «оздоровительной программой», «путем самосовершенствования» и т.п. Но истории известны примеры религиозных образований, которые нарочито не признавали себя религиозными. Таковы сайентологи, последователи трансцендентальной медитации, уфологи и т.п. Как правило, все они претендуют на то, чтобы называться наукой (сайентологи, ТМ) или «оздоровительной программой» (различные йоги). Также не является показателем наличие или отсутствие определенного божества, которому поклоняются все члены общины. Не было четко определенного заоблачного бога ни у уфологов, ни у Храма солнца, ни у печальной памяти Аум Сенрике. Более того, как правило, «живому гуру», создающему свою «школу», либо сразу, либо на определенном этапе начинают мешать какие бы то ни было боги, т.е. авторитеты, которые выше него самого, — так было с Белым Братством и культом Шри Чинмоя. Поэтому отсутствие сверхъестественного божества при явном обожествлении лидера движения — скорее повод задуматься, чем действительно признать это движение «нерелигиозным».

В том, что Ли Хунчжи — обожествляемый лидер, сомнений нет. Достаточно обратить внимание на некоторые его высказывания. Вот несколько цитат «из Учителя».

«Если бы я не взял в истории всё на себя за вас, вы вообще не могли бы заниматься совершенствованием; если бы я не взял всё на себя ради всех живых существ во Вселенной, они бы распались в ходе истории; если бы я не взял всё на себя ради мирских людей, они бы не получили шанс жить в этом мире сегодня».

«Это то, о чём можно дать вам знать, о еще большем вам пока знать нельзя. Величие учеников Дафа заключается в том, что вы существуете здесь одновременно с Учителем в период Исправления Законом, защищая Закон».

Мессианизм создателя школы налицо. Он один имеет власть определять, кто поступает «правильно», а кто нет, кто совершает зло и «будет опущен вниз, и не сможет больше возродиться», а кто спасется. Более того, Учитель один знает, в какой момент произойдет вселенская катастрофа, и только в его власти предотвратить всеобщую гибель, как это уже неоднократно делали те, кто был до него. Более того, Учитель был «избранным» с самого начала — еще в детстве, в нежном возрасте он постиг совершенство, получил власть над людьми и по своему желанию мог стать невидимым. Вот и скажите, что нет у фалуньгуна «реального божества».

Цели адептов также можно характеризовать как абсолютно религиозные, поскольку они стремятся к перерождению в высшую божественную сущность, — согласно Учителю, «добившийся Полного Совершенства будет Буддой, Даосом и Богом, окруженным лучезарным сиянием, и примет изумительное обличие Бога, обладая всеми чудотворствами Великого Закона Будды, не имея более человеческого образа».

Что же до отсутствия ритуальных практик и иерархии, то это вопрос спорный. Люди, воспитанные на церковной культуре, часто не отделяют веру от вполне определенного ритуала. Но люди, потерявшие связь с определенной церковной культурой, чаще всего уже не в состоянии воспринять ритуал как необходимый атрибут веры. Часто приходится слышать фразу о том, что «верить можно и не ходя к таинствам». Такое «свободное от ритуала» сознание легко воспринимает «неритуализованные» религиозные практики — и на этом играет масса современных неорелигий, поглощающих секуляризованные общества. «Нет ритуалов и иерархии» не только у фалуньгун, но и у основной массы харизматических церквей. Поэтому «отсутствие видимого ритуала» — не аргумент, когда существует определенная (причем довольно четко регламентированная) практика. Вот еще одна строчка из документов Фалунь Дафа: «повторяйте движения учителя точно, ничего не прибавляя». Более того, если вы хотите практиковать, вам нужно научиться медитации, а для этого надо обратиться к учителю, который тем самым получает власть над вашим сознанием. Разумеется, ради вашего же блага — вы же сами хотите усовершенствоваться, но пока не знаете как... Да, здесь нет инициации, рукоположений и прочих условностей. Но иерархия по степени «продвинутости» в самосовершенствовании — налицо.

Таким образом, мы все-таки вынуждены признать — несмотря на уверения управления по делам религии Киевгорадминистрации, что в случае с фалуньгун мы имеем дело с очередным новейшим ориентальным религиозным течением, а не просто школой «оздоровительной гимнастики», которая так охотно «показывает физические упражнения, организует выставки и пресс-конференции, раздает листовки на улицах и вообще ведет себя довольно активно. Недаром же Учитель Ли говорит: «...я не говорю о лечении болезней, я не занимаюсь этим... я помогу тебе в очищении организма, но сделаю это только для тех, кто пришел действительно самосовершенствоваться по методу практики, пришел действительно учиться Закону».

О доброте

Разобравшись в том, что фалуньгун — это религиозное течение, осталось выяснить, насколько оно безобидно. Не для китайского правительства, разумеется, а для нас. Конечно, история секты, которую, предполагается, должны изучить чиновники от религии прежде, чем зарегистрировать ее в Украине, мало о чем может сказать — новые условия жизни диктуют новые методы. И секта, «деструктивная» с точки зрения тоталитарного государства, совсем не обязательно окажется деструктивной в государстве не тоталитарном. Поэтому обратимся не к истории фалуньгун, а к «священным текстам».

«Практикующие ведут нормальную жизнь и активно участвуют в обществе», — утверждают адепты. И мы не можем не заметить, что они действительно активны. Что и неудивительно: распространять учение — их «почетная обязанность». Также предполагается, что они должны быть активны в вопросах, связанных с положением в Китае: адептов призывают влиять на политические круги своей страны, чтобы те в свою очередь влияли на китайское правительство. Впрочем, политика, согласно фалуньгун, — грязное дело. Касательно общества в целом — это «хорошая среда для самосовершенствования» и ничего более. А хороша она тем, что генерирует привязанности, в преодолении которых и состоит основное испытание практикующих. Идея в общем не нова — разве что адаптирована к современному быту. Привязанность может вызывать все, что угодно, — собака, деньги, семья, даже собственное тело. Все это, как вы понимаете, — помехи, данные нам свыше для испытания на твердость. Все это должно быть оставлено практикующим.

Практикующие и Верховная Рада

Впрочем, для истинного практикующего это несложно. Особенно в том, что касается других людей. Учитель ясно дал понять: «Самосовершенствование учеников Дафа превышает уровень людей, самосовершенствующиеся познали правду высших уровней, их знание превосходит уровень обычных людей... Если вы ничем не отличаетесь от простых людей, как вы можете оставаться практикующими?». Сверхчеловеку и правда нет дела до людей, их страстишек, их любви к тебе, их боли по поводу твоей квазибуддийской «невозмутимости». Между прочим, такой «эзотерический разрыв» с некогда близкими людьми специалисты считают одним из признаков тоталитарной секты.

Еще интереснее выглядит положение о «привязанности к жизни»: «Ученики... Фалунь Дафа устраняют пристрастия ординарного человека, в том числе и пристрастие к самой человеческой жизни, тем самым они достигли состояний высших живых существ... Если практикующий сможет освободиться от мысли о жизни и смерти в любых обстоятельствах, тогда силы зла непременно будут бояться его... Вы будущие просветленные существа, которые становятся Буддами, Даосами и Богами, и вам нет дела до приобретений и потерь в этом мире, поэтому вы можете освободиться от всего». Прочитав эти пассажи, начинаешь подозревать, что подобным образом настроенные люди и впрямь способны в грош не ставить человеческую — в том числе свою собственную — жизнь. Вполне допускаю: «Учитель совсем не это имел в виду». Но где гарантия, что каждый практикующий в каждом уголке мира поймет его адекватно? Китайское правительство обвиняет фалуньгун в насильственной смерти 200 человек. Учитель утверждает, что это не могло случиться среди его истинных учеников. А что если есть еще и «неистинные»? Это, конечно, вне его компетенции...

Между прочим, подобные «разночтения» приводят к появлению и «двойного смысла». Например, если вы прочитаете, что «продвинутые» в самосовершенствовании не страдают недугами, — это совсем не значит, что их не мучат гастрит или мигрени. Просто это называется «аккумуляция кармы», а от кармы, как известно, не лечат. Поэтому лечиться не надо — надо практиковать еще более усиленно. Вполне возможно, что лично учитель Ли никогда в жизни не произносил проклятий на лекарства: просто в системе Фалунь Дафа лекарств нет так же, как нет болезней. Если у вас грипп — смотри пункт первый. На сегодняшний день, по официальной версии Китая, более 1400 людей умерли в результате отказа от лечения. Впрочем, Учитель говорит, что это клевета...

О терпении

Один из российских сайтов последователей фалуньгун опубликовал «курс молодого бойца» в виде анкеты. Есть там такой пункт: «Что я могу сделать, чтобы помочь распространению правды о фалуньгун и ситуации в Китае?». Вопрос не праздный. Почти все адепты фалуньгун сильно озабочены ситуацией в Китае. Гораздо сильнее, чем любой кришнаит положением в Индии. Китай тоже обеспокоен положением с фалуньгун. Ему постоянно напоминают о существовании этой секты не только изнутри, но и снаружи. Не секрет, что вопрос соблюдения прав человека в Китае вызывает повышенный интерес мирового сообщества. А уж когда речь заходит о свободе совести — тут только ленивый ничего не скажет.

Китай, видимо, оказался совершенно неподготовленным к идеологической атаке. Хотя власти могли предположить, что «реформа реформу за руку ведет», и преобразованиями в экономике все не закончится. Не привыкшие к мысли о том, что «инженером душ» может оказаться не коммунистическая партия, власти не сумели придумать ничего лучше репрессий. Впрочем, фалуньгун тоже нашли применение — у китайского правительства появился внутренний враг, требующий новой сплоченности, новой мобилизации, нового вдохновения, которое давно уже не подпитывалось ничем существенным. В свою очередь фалуньгун и лично Ли Хунчжи получили венец мученичества, которого не хватало для завершения образа мессии. Теперь учитель и адепты с полным правом могут сравнивать себя с гонимыми на заре юности христианами и буддистами. Впрочем, в отличие от предшественников, они не стесняются называть всех противостоящих «демонами» и обещать им все казни египетские, поскольку они есть «зло», а «чаша терпения переполнилась». Мировое сообщество, залившись умильными слезами, требует от Китая «прекратить этих безобразий» и награждает пострадавших Учителя и адептов самыми престижными премиями в области защиты прав человека. Китай же, увлекшись своей ролью последней цитадели на пути вестернизации, уверенно закручивает гайки инакомыслию, ужасаясь не столько массовым смертям, сколько тому, что китайцы проводят несанкционированные демонстрации и пикеты. Что ж, каждому свое...

А что же нам?

Фалуньгун в Украине обосновалась сравнительно недавно. На данный момент собраны незначительные (до 300 человек) группы адептов учения в Киеве, Днепропетровске, Харькове, Краматорске и Львове. Но представители этой религиозной организации прилагают максимум усилий для распространения своих идей, используя при этом методы, в некоторой степени не согласующиеся с действующим законодательством нашей страны.

Секта сразу позиционировала себя в Украине как «нерелигиозную организацию», что позволило ей избежать регистрации в Управлении по делам религии. Кроме того, нерелигиозный статус позволяет членам секты проповедовать на улицах, в спортивных школах, выставочных залах и прочих местах, изначально для религиозной пропаганды не предназначенных.

Что характерно, адепты даже не считают нужным скрывать свои более чем спорные действия и активно распространяют информацию о них. К примеру, Жанг Цуинг, китайская художница, в интервью журналистам газеты «Днепр вечерний» абсолютно открыто заявила, что приехала пропагандировать «систему Фалунь Дафа» в Украине. Но если подобная информация для «внешних» СМИ еще отличается некоторой сдержанностью и акцент старательно делается на страданиях членов секты в Китае, то во внутренних информационных средствах можно увидеть более интересную в этом плане информацию, поданную гораздо более жестким и энергичным тоном. Например, так «Ученики Фалунь Дафа г. Крамоторска распространяют закон на соревнованиях по восточным единоборствам. ...После короткого разговора с председателем Ассоциации восточных единоборств нам любезно предоставили 20 минут в перерыве между соревнованиями для представления Фалунь Дафа публике. ...Также нам разрешили установить стенды и раздавать буклеты в холле перед спортивным залом. ...Многие спортсмены из разных городов в этот день получили возможность узнать о Дафа.

Благодаря обмену опытом на сайте «Прозревшая мудрость» мы заранее уразумели важность идеи «воспользоваться удобным случаем» для распространения и поправления законом. Ученики имели правильный настрой, и всё прошло гладко и эффективно».

Впрочем, можно традиционно отмахнуться от всего этого, ссылаясь на сравнительно малую численность последователей секты, что, кажется, и делают уважаемые представители нашего Госкомрелигии. На запрос автора статьи касательно регистрации и правомерности действий проповедников фалуньгун в Украине чиновник ответил тоном удивленным и даже обиженным: «А почему это мы должны заниматься фалуньгун? Они же не регистрированы у нас. Да и было о них всего-то два «сигнала» — выставка художницы да физкультурные упражнения возле памятника Сковороды». Подобная «глубокая осведомленность» в стране, уже пострадавшей от деструктивных культов, вызывает, мягко говоря, удивление. Опасность для психического и физического здоровья даже незначительного количества граждан должна бы волновать соответствующие государственные структуры.

С другой стороны, не стоит упускать из виду то, что на фоне откровенно параноидальных практиков «экстремистов от религии», каковыми являются те же Белые братья, Аум Сенрике или Храм Солнца, члены фалуньгун поначалу воспринимаются как достаточно «умеренные» представители несколько эклектичного культа, не отпугивающие «отягощенных гуманизмом» окружающих открыто тоталитарной или фанатичной риторикой. Благодаря этому потенциально возможно осуществить вербовку огромного количества новых членов. А условия для этого сегодня в Украине близки к идеальным. С одной стороны, большинство как традиционных, так и экзотических восточных учений, попавшие в Украину ранее, сейчас заняли определенные, весьма небольшие социальные ниши (причем первые — в основном среди восточной же диаспоры), и не ведут активной проповеднической и экспансионистской деятельности. Но грандиозная вспышка интереса к подобным практикам, последовавшая вскоре после развала Советского Союза, говорит о наличии у нас значительного количества людей, готовых в своих исканиях обратиться к нетрадиционным религиозным культам.

С другой же стороны, христианские конфессии, доминирующие в Украине, частью вообще не занимаются активной проповеднической деятельностью, ограничиваясь уже существующими сферами влияния, частью проповедуют на традиционных для себя территориях. Межконфессиональное противостояние в украинском православии, часто проявляющееся в публичных взаимообвинениях священнослужителей, также не прибавляет популярности и престижа традиционным церквам. В то же время значительная часть страны (юг и восток, где плотность населения гораздо выше, чем, к примеру, на западе) остается как бы в состоянии «религиозного вакуума», при котором множество интуитивно-религиозных людей не могут найти адекватных способов удовлетворения своих духовных нужд. Кроме того, еще со времен Советского Союза вследствие антирелигиозной пропаганды в сознании многих жителей Украины традиционная религия, со своими обрядами, канонами и правилами, вызывает в лучшем случае чувство неловкости. А фалуньгун, с демонстративно «нерелигиозной» внешней направленностью, позволит им быть вовлеченными в культовое служение, поначалу оставаясь в рамках «просто физических и духовных упражнений».

Таким образом можно констатировать существование достаточно обширных кругов потенциальных членов секты фалуньгун в Украине. При активной политике на расширение, которую проводит ее руководство, можно не сомневаться в том, что будут предприняты попытки обращения максимального количества адептов. В подобной ситуации полная бездеятельность украинских государственных органов, ответственных за мониторинг и регламентацию религиозной жизни в стране, кажется более чем странной. Принимая во внимание далеко не безоблачные отношения фалуньгун и руководства Китая, можно, не вдаваясь в выяснение подробностей конфликта, засвидетельствовать, что члены секты способны активно влиять на государственную политику и в своих требованиях использовать самые крайние меры. Кроме того, элементы религиозной практики, обычные для стран Востока, в украинском обществе могут послужить фактором жесткого внутреннего напряжения. К таким элементам, по-видимому, следует отнести практику ухода детей из семьи, отказ от приема лекарств по религиозным мотивам, снисходительное отношение адептов к согражданам, способное вызвать резко негативную ответную реакцию, и многие другие.

Естественно, говоря о необходимости определенных мер для контроля деятельности секты в Украине, автор не имеет в виду какие-либо жесткие и репрессивные мероприятия. Но страна, пережившая «Белое Братство», не может позволить себе быть легкомысленной. Украинское законодательство в его сегодняшнем виде позволяет религиозным организациям регистрироваться в виде общественных и полностью избегать какого-либо мониторинга своей деятельности со стороны государства. При определении статуса организации, по-видимому, необходимо руководствоваться не ее регистрационными документами, а результатами реальных проверок ее деятельности — только в таком случае можно будет достаточно точно определить ее статус.

Кроме того, представляется весьма желательным дать законодательно подкрепленное определение «деструктивных религиозных течений».

Нам остается лишь надеяться, что украинскому обществу, равно как и государственной власти, удастся удержаться на тонкой грани разумного баланса между обеспечением права на свободу совести и абсолютно необходимой защиты своих граждан от возможного деструктивного влияния нетрадиционных религиозных культов.

Знак «Фалунь» представляет собой свастику — характерную для культур Индии, Китая, Древнего Египта разновидность креста. Свастика — от древнеиндийского svastikah, что означает «быть счастливым» — солярный символ, знак свет и щедрости, известный с эпохи палеолита. Свастика также встречается в средневековой Европе — у германских и скандинавских народов, в иудейских храмах Палестины, у североамериканских индейцев.

«Вращающемуся Фалунь присущи свойства Вселенной. Он является воплощением Вселенной. Фалунь системы Будды, Инь и Ян системы Дао, в десятистороннем мире все без исключения отражены в Фалунь». (Ли Хуньчжи «Чжанфалунь»)

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно