Отшельник и горы, или Как убежать от благ цивилизации и чувствовать себя вполне счастливым

7 ноября, 2008, 15:27 Распечатать Выпуск №42, 7 ноября-14 ноября

С Олегом Мельниченко мы когда-то учились в университете — вместе посещали военную кафедру. Он уже тогда отличался от остальных студентов философско-созерцательным отношением к жизни...

Олег на фоне своего архитектурного творения Фото: Владимир МАРТИН
Олег на фоне своего архитектурного творения Фото: Владимир МАРТИН
С Олегом Мельниченко мы когда-то учились в университете — вместе посещали военную кафедру. Он уже тогда отличался от остальных студентов философско-созерцательным отношением к жизни. После учебы наши пути разошлись, каждый занялся своим делом. А недавно общие знакомые рассказали об Олеге странные вещи — будто он покинул город, свел к минимуму контакты с семьей, поселился среди гор и живет настоящим Робинзоном: ведет натуральное хозяйство, почти не пользуется инструментами и ежегодно строит для себя необычное жилье.

Когда решил проведать давнего знакомого, увиденное и услышанное оказалось даже интереснее, чем ожидалось...

Олег сознательно отдалился от цивилизации, хотя у него были все возможности остаться в городе и сделать научную карьеру. После окончания биологического факультета успешный студент поступил в аспирантуру, затем была женитьба (жена и 12-летний сын живут в Ужгороде и летом регулярно навещают Олега), работа младшим научным сотрудником в институте биологии... Все это время Олег старался держать связь со «Скалкой» — базой отдыха Ужгородского национального университета, расположенной в 15 километрах от города на берегу Ужа, — где жил в студенческие годы. Когда в 2000 году, уже после закрытия базы, неподалеку создали дачный кооператив, он оформил на себя шесть соток и поселился здесь.

— Попал на «Скалку» на первом курсе, — рассказывает Олег. — И когда увидел этот огромный буковый лес, где еще остались участки первобытного леса, речку с прозрачной водой, вдохнул здешний чистый воздух — сразу понял, что это мое и лучшего места нечего и искать. Закарпатье само по себе очень красивое, а «Скалка» — одна из его жемчужин. В городе мне всегда недоставало пространства, очевидно, из-за того, что родился и вырос в Рахове — самом высокогорном райцентре Украины. Поэтому среди гор чувствую себя более защищенным. Кому-то может показаться, что живу среди джунглей, но на самом деле это в городе господствует закон джунглей со всеми его атрибутами — напряженным темпом, суетой, сплошным стрессом и постоянным ожиданием чего-то неожиданного. А здесь время течет спокойно и размеренно, изменяется только природа, наблюдать за которой — сплошное удовольствие. Говорят, что каждый человек в течение жизни словно снимает фильм, который остается с ним навсегда. Картины, чтобы снимать фильмы, здесь лучше и интереснее, чем в городе.

На «Скалке» Олег живет с ранней весны до первого снега. А на зиму возвращается к семье в город, где работает помощником кузнеца. Он намеренно выбрал работу со свободным графиком и всегда с нетерпением ждет весны, чтобы вернуться на дачу. Хотя посещает ее и среди зимы — почистить огород или зажечь хворост и нейтрализовать пеплом природную кислотность почвы. Олег вместе с отцом расчистил свой участок от криволесья, выкопал колодец (углубляться пришлось аж на восемь метров, работа заняла несколько недель), построил из ветвей и глины небольшой домик и занялся натуральным хозяйством. Практически все он делает своими руками, почти без инструментов, при этом пытается максимально придерживаться здорового образа жизни — питается только экологически чистыми продуктами, в середине октября ходит по земле босиком и даже во время нашего разговора не садится на скамейку, а приседает на корточки, чтобы оптимизировать нагрузку на позвоночник. Какое-то время Олег держал живность — коз, овец, кроликов, даже улей с пчелами. Но уход за животными забирал столько энергии, что хозяин в конце концов решил раздать их людям. Он просто пошел в ближайшее село и начал спрашивать: «Вам нужны коза или овца? Берите просто так». А после этого занялся садом и огородом.

— Утром встаю, когда начинает сереть, — описывает Олег свой ежедневный график. — Зажигаю огонь, варю кофе и какое-то время просто сижу и медитирую. Настраиваюсь на новый дань, планирую его. Затем берусь за работу — с самого утра заготавливаю сено, потом вожусь в саду и огороде. Летом спускаюсь к реке поплавать, иногда и несколько раз в день. Люблю наблюдать за рыбами, их хорошо видно в прозрачной воде. Очень красивые и грациозные создания, ловить их для еды не поднимается рука. Потом готовлю обед. Мое меню почти целиком вегетарианское, из собственноручно выращенных овощей и ягод. А если захочется чего-то дикорастущего, далеко ходить не надо — грибы, например, растут прямо в огороде, разнообразных ягод вокруг тоже хватает. Из города привожу разве что соль и масло, без хлеба спокойно могу обойтись. Основа моей пищи — картофель, капуста и фасоль. Люблю разнообразные зеленые супы, научился варить даже из лебеды (она хороша, пока не зацветет). После обеда собираю и сушу дикие ягоды, прогуливаюсь по лесу. Работаю всегда с перерывами, чтобы работа не обременяла, а была в удовольствие. А если идет дождь, сижу под навесом возле огня и читаю. Вот мое последнее чтиво (показывает на раскрытую книгу «Имя розы» Умберто Эко). Некоторые люди платят бешеные деньги за Канары или Мальдивы, а у меня все здесь даром. Создал для себя собственный парадиз...

Рядом с участком тянется электрическая линия, но подключаться к ней Олег даже не планирует. Принципиально не пользуется и мобильником, предпочитая прямые контакты. Давние друзья такой образ жизни не очень воспринимают, считая Олега чудаком. Как-то на «Скал­ку» приезжал бывший однокурсник, сейчас — успешный бизнесмен, и убеждал «вернуться к людям», обещал помочь с работой. Но в ответ услышал: «Мне здесь интереснее».

— Если у жены неотложные дела и она не может с сыном приехать сюда, иногда не вижу людей и по нескольку недель, — говорит Олег. — Но для меня это не проблема. И еще — я вовсе не убе­жал от семьи, как кому-то может показаться, у нас полная гармония. Кстати, мы с женой даже познакомились на «Скалке» в сту­денческие годы. Конечно, она не возражала бы, если бы я круглый год жил в городе и зарабатывал кучу денег, но принимает меня таким, каким я есть. По моему мнению, цивилизованное общество — пластиковое, очень зависит от технологий и оторвано от природы. Оно мне не нравится, в городе я просто задыхаюсь...

Несколько лет назад у Олега появилось хобби, превратившее его в местную знаменитость, — строительство. Первая хижина, возведенная вместе с отцом, продержалась дольше всего — четыре года. После нее Олег ежегодно собственноручно строит для себя новое помещение. Архитектур­ные творения выходят столь удивительными, что посмотреть на них ходят едва ли не туристическими группами. Первым таким жилищем был сплетенный из лозы и обмазанный глиной десятигранник. Внутри был камин, а извне он был покрыт осокой и выглядел весьма живописно. На следующий год появилось нечто похожее на шалаш из сена. По сути это была копна, но устроена таким образом, что внутри можно было безопасно разжечь открытый огонь (дым выходил наружу через сплетенную из лозы и обмазанную глиной дымовую трубу). Впрочем, у «копны» был один важный недостаток — в сене развелись крысы и начали таскать припасы, поэтому с ней Олег расстался без особого сожаления. Следующей была очень оригинальная мазанка с глиняной крышей. Весной ее стены и крыша поросли дер­ном, и на расстоянии мазанка напоминала покрытый травой холм. Ее Олег тоже разобрал, чтобы построить что-нибудь новое. Каждое свое жилище «архитектор» фотографировал на память, но фотографии, к сожалению, не сохранились. В прошлом году на «Скалку» наведался какой-то визитер, отрекомендовался дизайнером, выпросил у Олега фото вместе с негативами, чтобы использовать в своей работе, и бесследно исчез...

Нынешняя архитектурная фантазия, очевидно, самая интересная — это полутораэтажное глиняное сооружение, которое стоит на шести колоннах и поднимается над землей метров на семь, вызывая удивление и восторг у изредка проходящих людей. В главную комнату этого «дома» надо подниматься по лестнице, ее площадь — примерно пять квадратных метров. Сверху обустроен чердак-мансарда для хранения разных вещей, а будет венчать сооружение укрытая вязанками осоки крыша. Жилище пока не закончено, поэтому хозяин попросил не снимать его «в полный рост».

— Несколько лет назад меня начало интересовать, как жили наши пращуры в доисторические времена, — объясняет свое увлечение Олег. — И постепенно я стал экспериментировать, пытался вос­создать их образ жизни. Кое-что прочитал в специальной литературе, что-то позаимствовал из исторических романов. Жили­ща, похожие на мое настоящее, строят в Амазонии. Я сделал его практически без инструментов. Каркас поставил из ветвей, скрученных ботвой, а стены вымесил из самана. Глину мешаю босыми ногами, постепенно добавляя вырванную с корнем траву, — такой саман крепче будет держаться. Когда раствор готов, начинаю наносить его пласт за пластом на каркас. Работа длительная, но я не спешу. Внизу, между колоннами — место для огня, который будет подогревать пол комнаты. Я очень люблю открытый огонь, могу долго смотреть на него, это интереснее, чем, например, телевизор. Главное помещение кому-то может показаться небольшим, но на самом деле места в нем хватит не только мне, но и жене с сыном. Там будет даже камин. Теоретически можно было построить что-нибудь еще больше, но зачем? Много комнат мне не нужно — в них все равно невозможно быть одновременно. С крышей придется немного повозиться. В этом году было несколько паводков, осока возле берега заилена, поэтому нужно ею запастись заранее, а то сгниет. А пока жилище не готово, ночую на открытом воздухе под навесом. На землю стелю овечью шкуру, на которой можно лежать даже на снегу, сверху укрываюсь несколькими одеялами. И хотя ночная температура в эту пору не более пяти градусов, мне не холодно, потому что нагретые костром глиняные колонны постепенно отдают свое тепло. В этом доме планирую пожить до морозов и несколько месяцев в следующем году. А потом снова придумаю что-нибудь новое. Строить — это моя карма...

Под влиянием неспешного, размеренного рассказа о жизни на «Скалке» возникает впечатление, что Олегу среди дикой природы удалось найти то, чего не найдешь в городе с его напряженным темпом, — внутренний покой и душевное равновесие. И хотя природный парадиз находится совсем близко от цивилизации, здесь никогда не бывает автомобильных пробок или уличной преступности, сюда не доходят «месиджи» отечественных политиков с их беспрерывными распрями, а тому, кто ведет натуральное хозяйство, не страшны последствия глобального финансового кризиса. Для человека, живущего в гармонии с природой, ночевка под открытым небом, под треск хвороста в костре дает намного больше наслаждения, чем удовлетворение амбиций в вечной гонке за благами цивилизации, имеющими сомнительную ценность.

Впрочем, любые ценности, как известно, весьма относительны. Активному, деятельному человеку, привыкшему находиться в водовороте событий и не представляющему себе жизни без Интернета, неделя робинзонады показалась бы целой вечностью. Такой урбанист, очевидно, в конце концов завыл бы от скуки. Олегу это не угрожает.

— Большую часть времени провожу наедине, — говорит он. — У меня натура отшельника, я больше люблю наблюдать за цивилизацией, чем принимать в ней участие. В психологии есть такое понятие homing — место, где человек чувствует себя как дома — уютно, комфортно и легко. Для меня это место здесь...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно