Отечественная война в фунтах стерлингов

1 октября, 2010, 14:19 Распечатать Выпуск №36, 1 октября-8 октября

Отколь оную сумму взять? Деньги — одно из лучших достижений человечества. Даже изобретение колеса не сравнится с открытием поистине фундаментальным: для всеобщего процветания необходим всеобщий эквивалент!..

Отколь оную сумму взять?

Деньги — одно из лучших достижений человечества. Даже изобретение колеса не сравнится с открытием поистине фундаментальным: для всеобщего процветания необходим всеобщий эквивалент! И за призывы создать общество без денег следует привлекать к уголовной ответственности. Ибо его главным регулятором автоматически станет именно насилие. А поскольку без денег дело обязательно приведет к тоталитаризму, то и насилие будет тотальным.

Деньги необходимы, поэтому их изобретали везде и повсюду, в той или иной форме, можно даже сказать, что развитие денежных отношений — самый быстрый и естественный способ достижения светлого будущего. Деньги демократичны по своей природе. Поэтому в авторитарном обществе с ними возникают проблемы.

Не в том смысле, что их вечно не хватает. Хотя да — деспотиям вечно не хватает средств. С одной стороны, их чрезмерная значимость не по нраву абсолютным властителям, и они всеми способами борются с необходимостью платить, пытаясь повелевать даром, так сказать. Что в итоге обходится обществу очень дорого. С другой, совсем без денег обойтись неспособны даже диктатуры. На что уж свирепы и последовательны были большевики, но и им пришлось идти на поклон к капиталу и спасать свою власть НЭПом, то есть финансовым рычагом.

Или возьмем финал правления их предтечи Петра I, на триста лет предопределившего будущее России. Он так закрутил гайки государственного механизма, что и сейчас не раскрутишь — заржавели намертво. Великий царь как будто бы добился всего, чего хотел, — и регулярную империю построил, и приличествующий оной флот, и даже окно в Европу прорубил (дверь отворять он и не собирался). И лишь одно никак ему не давалось — бездефицитный бюджет. Денег в казне порой не было вообще! То есть абсолютно.

В конце «славных» дней Петра, несмотря на непомерный рост налогов, порчу монеты и великую бережливость царя, финансовые дела пришли в столь неудовлетворительное состояние, что в феврале 1723 года последовал указ: «для настоящей нужды в деньгах давать приказным людям и им подобным в жалованье вместо денег — сибирскими и прочими казенными товарами… когда придет какая нужда в деньгах, на дело необходимое, искать способу отколь оную сумму взять; а когда никакого способу не найдется, тогда разложить оную сумму на всех чинов Государства, которые жалованье получают (кроме иностранцев, мастеровых и нижних воинских чинов)… дабы никто особливо не был обижен, но общее бы лишение для той нужды все понесли»…

Н-да! Но, невзирая на все старания, денег не хватало, как, впрочем, и хлеба — петровские реформы сильно подорвали сельское хозяйство зародившейся империи. Уже через месяц после выхода этого указа велено было также «вычесть из жалованья у всех служащих четвертую часть, удержать хлебное жалованье, давать половинные рационы генералитету и офицерам…»

Как видите, завершались дни Петра не столь уж и славно. И это стало традицией. Печальное финансовое наследство оставлял каждый самодержец, кроме разве что рачительного Александра III. Поэтому приходилось прибегать к займам и субсидиям. И если с займами все понятно, это обычный финансовый инструмент, с которым сталкивался в своей жизни почти каждый, то на что получали субсидии, средства безвозвратные? Как правило, ими оплачивали воинскую доблесть. Или «пушечное мясо», тут уж все зависит от точки зрения.

Русский штык — напрокат

До Екатерины II займов России никто не давал — страна не внушала доверия. Потому и искали субсидий. Так, в 1747 году обязались за деньги выставить армейский корпус для защиты ганноверских владений короля Великобритании Георга II. Появление россиян на Рейне ускорило заключение 30 апреля 1748 года Аахенского мира, завершившего войну за австрийское наследство. В 1755 г. канцлер Бестужев заключил с послом Вильямсом «субсидную конвенцию», по которой обязались держать на лифляндской границе 55 тысяч войск и 40—50 галер. А еще за 500 тыс. фунтов стерлингов единовременно плюс 100 тысяч ежегодно двинуть в Европу армию в 80 тысяч штыков. «Железный канцлер» Отто фон Бисмарк как-то заметил, грубовато, но верно: «Политика Англии всегда заключалась в том, чтобы найти такого дурака в Европе, который своими боками защищал бы английские интересы».

Традиция зарабатывать на жизнь копьем и шпагой стара как мир. Вспомним древнегреческих гоплитов, варягов, итальянских наемников (отсюда и итальянское слово condotta — контракт о найме на военную службу), всесокрушающих швейцарцев, а также немецких ландскнехтов. Особенно широко использовались наемники во время первого общеевропейского конфликта — Тридцатилетней войны (1618—1648). В первую очередь, знаменитым генералиссимусом, командующим имперской армией Альбрехтом фон Валленштайном. Десятки тысяч наших запорожских казаков в этой войне также приняли весьма деятельное участие. Причем обслуживали зачастую интересы различных сторон конфликта — они сражались в Чехии, Моравии, Словакии, Силезии, Лотарингии, Фландрии...

Уже в XVIII веке лидером среди держав, использующих наемников, стала Великобритания. Островное положение, как и ее «деревянные стены» — борта военных кораблей, избавляли от тягот содержания серьезной регулярной армии. А широкомасштабная торговля приносила громадные средства в казну. Известно, что с восставшими американскими колониями британцы воевали в значительной мере «руками» солдат, проданных ландграфом Гессен-Кассельским Фридрихом II (это были уроженцы не только Гессен-Касселя, но и Нассау, Вальдека, Брауншвайга…). Их число доходило до 30 тысяч. Лишь 17 тысяч из них вернулись в Германию, до пяти тысяч остались в США, но более шести тысяч кондотьеров погибли, в основном от болезней. Оплата производилась «кровавым долларом», или штернталером ландграфства Гессен-Кассель. Монета чеканилась в 1776—1779 годах, и стала куда большим раритетом в Европе, чем в США.

Все чаще практиковалось наемничество и на государственном уровне — аренда корпусов и целых армий! Вот и войны с Наполеоном оплачивала Великобритания. В соответствии с англо-российским договором от 29 декабря 1798 года на британские субсидии — в 225 тысяч фунтов стерлингов сразу и ежемесячных взносов по 75 тысяч — император Павел I обязался отправить против Франции 45-тысячный корпус Римского-Корсакова. Условия договора, однако, соблюсти не удалось, и в корпусе никогда не было более 35?000 человек списочного состава. Поэтому «английское правительство полагало учинить расчет с удержанием той суммы, которая причитается к вычету, ссылаясь на обещание государя получать субсидии на то число войск, которое действительно будет налицо». Павел I «простил» британцев и, «не приступая к расчету, определил все оные деньги (т.е. недоплаченные субсидии в количестве 463 тысяч фунтов стерлингов) на заплату здешних долгов в Голландии…». Инцидент урегулировали лишь при императоре Александре I.

Мало того, под давлением Англии главнокомандующим объединенных австро-российских войск во время Итальянской кампании был назначен опальный Александр Суворов! Так что зря Александр Васильевич хулил Британию, мол, «англичанка гадит», именно она организовала и оплатила его лебединую военную песню!

На такое заключение наводит одно из писем Суворова к графу С.Р.Воронцову, российскому послу в Лондоне. Говоря о «патриотическом участии» Воронцова в назначении его, Суворова, главнокомандующим, он пишет: «не могу я описать ощутительную признательность к оказываемому благоволению Его Великобританского Величества в избрании моем на предлежащий мне трудный подвиг».

Даже после неудач Швейцарского похода Суворов мечтал о Париже! Он вел по этому поводу совещания с английским уполномоченным Викгамом и передал ему довольно подробные предложения по наступлению на Францию со стороны Италии. Лондонский кабинет одобрил план Суворова, сообщил его в Вену и Петербург как свое собственное предложение, вызывался давать субсидию на российскую армию в 80 тысяч штыков, только бы она состояла под начальством Суворова. Но 27 декабря 1799 года генералиссимусу был послан рескрипт Павла I: «обстоятельства требуют возвращения армии в свои границы, ибо виды венские те же, а во Франции перемена (Бонапарт сверг Директорию и стал Первым консулом. — Ю.К.), которой оборота терпеливо и не изнуряя себя мне ожидать должно; ...идите домой немедленно».

Так и шла с тех пор русская политика — зигзагами, от Бонапарта к Альбиону и обратно. Наполеон бил, Альбион платил. Он заплатил в 1805 году — и Россия снова вступила в войну. Результат известен — страшный разгром под Аустерлицем. Но борьба затягивалась, и в 1806 г. встал вопрос о дополнительной субсидии в 1 млн. фунтов стерлингов. Все же остановить Бонапарта российские войска не смогли, и потому разочарованный Лондон решил половину суммы предоставить на заемной основе, да еще в увязке с продлением невыгодного России торгового договора 1797 года. К тому же деньги из Англии шли морем лишь в навигацию, поэтому субсидии за ноябрь-декабрь 1805 года и частично за 1806—1807 гг. так и не поступили.

Эти задержки и тяжелейшее поражение 14 июня 1807 года под Фридландом (после еще более кровавой «ничьей» под Прейсиш-Эйлау) заставили Александра I пойти уже 8 июля на подписание Тильзитского мира и примкнуть к континентальной блокаде, которая противоречила российским торговым интересам. Зарубежный товарооборот упал вдвое, настолько же подешевел русский экспорт, а импорт подорожал еще сильнее. Страна чая и самоваров осталась без сахара! И без денег — их стало слишком много. Безудержное печатание ассигнаций привело к их стремительному обесцениванию. Сама жизнь заставила Россию нарушать и обходить нормы континентальной блокады, несмотря на жуткий страх перед Наполеоном и ставя того перед трудным выбором…

Бонапарт сделал его, перейдя 22 июня 1812 года Неман.

Первый ленд-лиз

Гроза 1812 года сильно ударила по военной промышленности России — к зиме уже нечем было вооружать новобранцев. Не говоря о том, что тульские ружья были далеко не лучшими в Европе. Тогда и началась история английских ленд-лизов, не закончившаяся и в XXI веке. Всего в 1812—1814 гг. Россия получила из Великобритании более 225 тысяч ружей. Они поставлялись и на флот, так как, к примеру, на корабле «Три святителя» из положенных по штату 493 ружей годных имелось всего 293.

Что касается субсидий, то уже в 1812 году британский парламент выделил 200 тыс. фунтов стерлингов в помощь жителям сгоревшей Москвы (российское правительство, впрочем, перенаправило деньги на военные нужды), а общий объем платежей за 1813—1815 гг. составил колоссальную цифру — почти 6 млн. фунтов стерлингов серебром! Это примерно 165 млн. руб. ассигнациями по курсу тех лет. По отчету графа Егора Канкрина, который он представил императору Александру I после окончания войны с Наполеоном, весь военный бюджет России составлял 155—157 млн. рублей. Кстати, нечастый случай в мировой практике — этот генерал-интендант действующей российской армии (родом из того же Гессен-Касселя!) без колебаний, жестко боролся с малейшими проявлениями хищений и взяточничества. Но как ни крути, получается, что коварный Альбион, столь нелюбимый русскими патриотами, в значительной степени субсидировал Отечественную войну...

Мало того, в самые тяжелые часы 1812 года ходили слухи, что Россию спасут британские войска! Был даже случай, что входящих в Москву французов встречали хлебом-солью: «Вы англичане?» Об этом говорят записки Адама Глушковского, служителя Новодевичьего монастыря Семена Климыча, московского столяра Ивана Антоновича Адлера...

Михаил Кутузов, изгнав неприятеля из пределов империи и вернув Польшу, дальше в Германию отправляться не хотел. Он писал, что оттуда «вернемся с в кровь избитыми рылами». Почему? Неужели не понимал, что врага надо добивать, иначе все усилия могут пойти прахом? Не стоит недооценивать опытного полководца и блестящего дипломата, все он понимал. В том числе и то, что пока Пруссия и Австрия являются пусть и ненадежными, но союзниками Наполеона, вторжение в Европу крайне рискованно. А также то, что для войны там, где за все надо платить, просто нет денег. Не имперских ассигнаций, а настоящих, конвертируемых талеров, гульденов, фунтов стерлингов и пр.: «В 1813 г. ввиду выступления российских войск за границу оказалась сильная нужда в звонкой монете. Ее могло потребоваться золотом и серебром до 14?500?000 руб., тогда как в Казначействе имелось лишь 4 м. руб. монетою, да с заводов ожидали 1 миллион».

Время шло, 16 апреля 1813 года Михаил Кутузов скончался, наступательный энтузиазм угас, французы перехватили инициативу. И с Францией даже заключили перемирие — Наполеон затем считал его своей самой большой ошибкой. Но в середине июня 1813 года Великобритания предприняла решительные шаги. Лондон обязался поддержать Россию и Пруссию значительными субсидиями. 22 июня Швеция вступила в антифранцузскую коалицию, выторговав себе Норвегию, принадлежавшую верному союзнику Наполеона Дании. А 12 августа и Австрийская империя, жаждавшая реванша за недавние поражения, официально перешла на сторону коалиции.

Согласно конвенции от 3 (15) июня и 18 (30) сентября, Великобритания обязалась платить по 20 фунтов стерлингов за русского солдата. И в 1813 году Россия получила 2 млн. фунтов стерлингов — на стотысячную армию! По большому счету, не на английские ли деньги российская армия вошла в Париж в 1814 году? Вот как надо вести отечественные войны!

В качестве вознаграждения России за участие ее в восстановлении европейского мира английское и нидерландское правительства согласились принять на себя уплату части ее голландского долга. Результатом последовавшего согласия была конвенция 7 (19) мая 1815 г., в силу которой: «Его Величество король Нидерландский принимает на себя обязанность заплатить часть капитала и невыплаченных по
1 января 1816 г. процентов тех сумм, кои заняты Россиею в Голландии… 25 милл. обыкновенных голландских гульденов… А Его Величество король соединенного королевства Великобритании и Ирландии принимает со своей стороны обязанность предложить своему парламенту о доставлении ему средств для уплаты таковой же части оного долга…».

Ленд-лиз продолжается…

Согласитесь, любопытно иногда поглядеть на историю не сквозь страницы школьных учебников и шоры ура-патриотизма, а через объективные очки скучноватого на первый взгляд финансового анализа. Еще любопытнее то, что и сейчас, спустя два века после Отечественной войны 1812 года, оплаченной фунтами стерлингов, ленд-лиз продолжается! В форме весьма значительной финансовой и материальной помощи со стороны Англии и других западных стран, направленной на утилизацию списанных русских ядерных подводных лодок и колоссальных запасов боевых отравляющих веществ, а также очистку радиоактивно зараженных территорий, переработку оружейного плутония и усиление контроля над ядерными объектами. А Россия во втором десятилетии века XXI уже на сэкономленные таким образом миллиарды строит новые ядерные подлодки!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно