Остап Гоголь, стражник подольский

11 декабря, 2009, 15:27 Распечатать

Историю мы обычно изучаем по учебникам, а запоминаем по книгам, которые могут быть очень далекими от реальных исторических событий...

Историю мы обычно изучаем по учебникам, а запоминаем по книгам, которые могут быть очень далекими от реальных исторических событий. А из чего рождаются книги, выяснить бывает очень сложно, поскольку авторское воображение любую мелочь может превратить в настоящее художественное полотно, давая критикам безграничное пространство для интерпретаций: «В этом произведении автор хотел показать...».

Что показывал выдающийся украинец, гениальный русский писатель Николай Гоголь в повести «Тарас Бульба», мы вроде бы знаем: украинскую историю (которую режиссер Владимир Бортко, тоже украинец, в недавней экранизации «Тараса Бульбы» без каких-либо угрызений совести практически превратил в российскую историю, получив за это награду от Компартии; впрочем, речь не об этом, хотя, наверное, и об этом тоже). Но откуда он брал материал для своего произведения, нам достоверно не известно.

Хотя мог бы — и из семейных преданий. Похоже, это был неиссякаемый источник не только фольклорных, но и приключенческих сюжетов. Ведь, по мнению многих исследователей, родовые корни у Николая Гоголя — подольские, из села Гоголи (ныне Виньковецкого района Хмельницкой области). Во всяком случае, хмельницкий краевед Евгений Назаренко, который более 40 лет исследует историю родного края, не сомневается: казацкий полковник Остап Гоголь, игравший с 1648 по 1679 года важную роль в событиях, которые разворачивались на Правобережной Украине, — первый известный предок Николая Гоголя. И именно повороты его судьбы и детали его биографии могли вдохновить талантливого потомка на создание удивительных характеров и сюжетных линий знаменитой повести о казаках. Да и объяснить кое-что о самом Николае Гоголе, его характере и выборе.

Первые упоминания об Остапе Гоголе появляются в 1648 году, когда началась освободительная война украинства против шляхетского угнетения. Он был среди повстанцев на востоке тогдашнего Подольского воеводства, позднее создал казацкий отряд, который быстро перерос в полк, а после отступления с Подолья основных сил Богдана Хмельницкого стал «стражником подольским», организовывал народное сопротивление против шляхты. Тогдашние польские авторы считали полковника Остапа (Евстафия) бывшим свинопасом, промышлявшим разбоем, — дескать, оттуда его воинственность, хитрость и ловкость. Тем не менее известно, что Остап Гоголь был человеком образованным, что тоже повышало его роль среди казацкой старшины. Но прежде всего на это влияла сабля в полковничьих руках, которую боялась вся шляхта на Подолье.

В январе 1654 года Остап Гоголь был на Переяславской раде и одобрил действия Богдана Хмельницкого. Но после его смерти, когда 18-летний гетман Юрко Хмельницкий поступился перед московским царем многими украинскими вольностями, «полковники Богун, Ханенко, Гоголь та інші, які не були при поставленні в Переяславі Хмельниченка гетьманом, але лишалися з військами на кордоні проти поляків... були вельми незадоволені з тих даних Хмельниченком статей і кріпко нарікали за несправність на старшину» (из летописи С.Величко).

В 1659 году, еле отбив атаку польского войска во главе с С.Потоцким на Могилев-Подольский, который был основной твердыней его полка, Остап Гоголь решил принести присягу царю и обратился к нему за помощью. Но в 1660 году казакам снова пришлось оборонять город своими силами. А еще через три года, после раздела Украины на Левобережную и Правобережную, Подольский полк, оказавшись в составе правобережного казачества, выступил против польского ставленника гетмана Тетери. Восстание было подавлено, но полковника Тетеря помиловал, поскольку он признал его власть.

Однако в 1664 году полк Остапа Гоголя, посланный Тетерей на помощь полякам в походе на Левобережную Украину, так медленно спешил, что вместо участия в наступлении поляков стал свидетелем их отступления и присоединился к воевавшим с поляками повстанцам. Потом, когда поляки перешли в наступление, полковник снова признал власть польского короля и присоединился к Тетере. Хотя в этот раз у него была весьма уважительная личная причина для таких действий: он просил Потоцкого отпустить его сыновей, захваченных во Львове по приказу коронного гетмана. В покаянном письме полковник уверял, что присоединился к повстанцам, чтобы возглавить восстание и со временем прекратить его.

Предательство польской короны пришлось искупить кровью соотечественников-повстанцев, которых разбил полк Гоголя под Красным и Баром. Но уже через год, когда население края снова восстало против польского гнета, Остап Гоголь братается с народом. Восстанавливает связи с левобережным гетманом Брюховецким. Как только вместо Тетери гетманом Правобережья стал чигиринский полковник Петр Дорошенко, Гоголь переходит к нему, помогает разбить повстанцев и в последующие годы поддерживает борьбу Дорошенко за объединение под его булавой всей Украины. Однако Левобережье не восприняло ориентацию Дорошенко на помощь Турции, а Правобережье изнемогало от борьбы с поляками. Земли современных Новоушицкого, Виньковецкого и частично Летичевского районов Хмельницкой области были самой западной казацкой территорией, которая ежегодно подвергалась беспощадным атакам польских войск. Однако полк Остапа Гоголя отбивал все нападения.

В 1672 году Подолье оказалось под властью турок, а Гоголь вместе с Дорошенко — в турецком обозе. Несмотря на то, что в Могилев — центр его полка — турецкий гарнизон не вводился, население края было возмущено турецким ярмом, а Дорошенко потерял авторитет, добытый в беспощадной борьбе с поляками. Когда в феврале 1674 года здесь появилось войско левобережного гетмана Самойловича, Гоголь, вместо того чтобы воевать с ним, уже в который раз присягнул на верность царю московскому. Но как только казаки Самойловича и московские стрельцы отступили за Днепр, а на Подолье пришла армия нового польского короля Яна Собеского, Остап Гоголь, верный себе, налаживает связи с поляками и приглашает в Могилев их залогу. Вдруг — турки тут как тут, и Остап Гоголь вместе с Дорошенко снова у них на службе. Как чувствовал себя полковник, предлагая от лица султана сдаться храбрым защитникам Ладыжинской крепости на Буге, неизвестно. Но уже в октябре 1674 года вместе с Подольским и Брацлавским полками он перешел на сторону польского короля.

Турки и Дорошенко назвали его предателем, а Ян Собеский назначил наказным гетманом Правобережной Украины и пожаловал ему, «благородному Гоголю, могилевскому полковнику, и нынешней жене его, а по их смерти — их сыну, благородному Прокопу, пожизненно» село Ольховец (ныне — село Вильховец Новоушицкого района Хмельницкой области). Фактически эта грамота делала полковника Гоголя (у которого до сих пор не было ни поместья, ни семейного герба) и его сына Прокопа, единственного из детей, оставшегося живым, шляхтичами; а судя по отдельному упоминанию в грамоте о жене полковника, можно предположить, что она как раз была из шляхты. Как при этом не вспомнить любви Андрия Бульбы к прекрасной полячке в повести «Тарас Бульба»?! Кто знает, возможно, эта сюжетная линия родилась не на пустом месте?

Неизвестно, увидел ли Остап Гоголь свое имение. Бесконечные бои с татарами не оставляли времени на хозяйствование. А в мае 1675 года территорию Подольского полка, которую полковнику Гоголю удавалось оберегать силой оружия или хитростью на протяжении 17 (!) лет, захватила турецкая армия Ибрагима-паши. Города Могилев и Рашков были сожжены. Отношение поляков к наказному гетману резко ухудшилось. В марте 1676 года на совете старшин Остап Гоголь посоветовал казакам «гетману заднепровскому поклониться». В августе в этом году остатки разбитого турками полка переправились на левый берег Днепра.

После заключенного в октябре 1676 г. мира Польша отдала Подолье Турции, а для казаков О.Гоголя отвела Дымерское староство на Киевщине. Но поселение на новом месте давалось трудно. Гоголь снова начал переговоры с Самойловичем и даже отрекся от булавы и присягнул на верность царю. Но, не получив от Самойловича, который ему не доверял, ни полка, ни помощи для казаков, остался в Дымере в звании наказного гетмана.

В 1678 году в его ведение перешел Чигирин. Казаки нужны были польской власти для борьбы с турками. Но Остапу Гоголю было уже не до боев. Тяжелобольной, он завещал похоронить себя в казацком Межигорском монастыре недалеко от Киева. Перед смертью, которая наступила 5 января 1679 года, подарил монастырю ценное Евангелие, изданное в 1644 году во Львове. Надпись свидетельствовала, что приобретено оно в 1661 году во Львове вместе с женой Ириной, сыновьями Прокопом и Ильей и дочерью Настасией (вероятно, тогда сыновья поступали во Львовский университет). Евангелие вместе с запорожцами в 1793 году оказалось на Кубани и хранится теперь в архиве Краснодарского края.

Несмотря на то что Остап Гоголь тридцать лет не выпускал сабли из рук и даже держал булаву, историки упоминали о нем неохотно. Не тянул на героя полковник, который переходил из одного лагеря в другой, предавая и своих, и чужих. Хотя истины ради следует сказать, что и те, на чью сторону становился Гоголь, тоже предавали его. Да и не один он принимал решение, а совет полка. И происходило это каждый раз вроде бы с благородной целью: вывести из-под удара территорию и население полка. Однако тактика маятника ни родной край не уберегла от погрома, ни славы и чести не принесла полковнику Остапу Гоголю — типичному (к сожалению) представителю украинской старшины.

Сын Остапа Прокоп так и не смог потешиться королевским даром — Ольховцем: умер в Дымере. После его смерти сыновья, Федор и Иван, закончив Киево-Могилянскую коллегию, переехали на Полтавщину. Почему-то в рядах казацкой старшины им не нашлось места. Они становятся священниками, причем Иван называет себя на польский лад Яном и принимает фамилию Яновский. А вот внук Афанасий, писарь Миргородского казацкого полка, начал добиваться восстановления в правах дворянства. В 1788 году его признали наследственным дворянином с 1674 года — на основе представленной грамоты Остапа Гоголя.

С тех пор он носил двойную фамилию — Гоголь-Яновский. Из рода его брата — известный украинский писатель первой половины ХХ века Юрий Яновский. А в семье сына Панаса, Василия, который тоже баловался написанием комедий, 1 апреля 1809 года родился сын Николай. Именно он прагматично решил строить карьеру в имперской столице и писать свои произведения на господствующем (из его писем к матери — «иностранном») языке. И, сократив свою фамилию до родовой — Гоголь, все-таки прославил ее на весь мир.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно