ОПЕКУН ГОГОЛЯ

28 марта, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №12, 28 марта-5 апреля

Дмитрий Прокопович Трощинский (1754—1829) — один из немногих выходцев из так называемой Малороссии, достигших высших эшелонов власти благодаря труду и настойчивости, честному служению высоким идеалам...

Д.П.Трощинский
Д.П.Трощинский

Дмитрий Прокопович Трощинский (1754—1829) — один из немногих выходцев из так называемой Малороссии, достигших высших эшелонов власти благодаря труду и настойчивости, честному служению высоким идеалам. На протяжении царствования трех императоров он был приближенным к трону и не осрамил своего имени в тяжелейшие времена. К тому же в большей степени благодаря Дмитрию Трощинскому сын Украины Николай Гоголь стал известен миру.

Предки Д.Трощинского были запорожскими казаками, а один из них, атаман Матвей Трощинский, — зятем гетмана Мазепы. Дмитрий получил образование в Киевской духовной академии, дававшей в XVIII веке основательные знания. По окончании учебы Дмитрий Прокопович пошел на гражданскую службу, став в 1773 году полковым писарем. Со временем его взял на должность секретаря князь М.Репнин, который был российским чрезвычайным и полномочным послом в Константинополе. С тех пор Д.Трощинский долго не разлучался с Репниным, который, возвратившись в Россию, руководил многими губерниями. 12 февраля 1786 года Д.Трощинский получил звание коллежского советника, а через год в Киеве его отрекомендовали Екатерине II как надежного чиновника. Та порекомендовала Дмитрия Прокоповича на службу графу Безбородько. Императрицу интересовала карьера молодого и способного служащего, и в 1794 году она наградила его орденом Св. Владимира 2-й степени, а еще через два года удостоила звания действительного статского советника.

Однажды Екатерина II поинтересовалась, сколько он имеет дохода от скромного имения в Украине. «Нисколько, — ответил Дмитрий Прокопович. — Все отдаю родным». Императрица повелела принести планы западных губерний и молвила: «Выбирай что хочешь».

Д.Трощинский указал на городок Кагарлык Киевской губернии, что неподалеку от днепровской пристани Ржищев. Этого Екатерине II показалось маловато, и она отдала ему Кагарлыкское староство и Вербовецкие и Хремтявские земли в Подольской губернии.

Император Павел I, ценя Д.Трощинского, наградил его орденом Александра Невского, командорским крестом Ивана Иерусалимского и удостоил генеральского чина тайного советника. Однако служебная деятельность чиновника не была беззаботной. Семейная хроника Трощинского свидетельствует:

«Однажды, приехав в сенат, Дмитрий Прокопович увидел подписанный государем указ о новом, весьма беспощадном налоге. Представив, какое недовольство это вызовет в России, Дмитрий Прокопович не сдержал своих эмоций — разорвал указ и уехал домой. Велел складывать ценности в карету и начал одеваться в дальний путь, ожидая приказа отправляться в ссылку в Сибирь. Однако такого приказа не последовало.

Император вызвал Трощинского к себе. Тот знал, что ничего хорошего в таких случаях от Павла ожидать не приходится. Хоть и бледный, он уверенной походкой вошел в кабинет императора, объяснил причину своего поступка. Павел успокоился и, обнимая его, со слезами на глазах вымолвил: «Дай Бог мне побольше таких людей!»

Прошло немного времени, и Александр I назначил Д.Трощинского министром удельного департамента. Пятидесятилетний Дмитрий Прокопович все чаще стал подумывать об отдыхе, возвращении в родные места на Полтавщину. Туда он поехал в 1806 г., получив щедрый пансион. Земляки гордились им, избрали его губернским маршалом. Восемь лет жил Дмитрий Прокопович в любимом селе Кибенцы Миргородского уезда. Однако после Отечественной войны вспомнили незаменимого прежде служаку, который, как выяснилось, крайне понадобился столице. Летом 1814 года его вызвали в Санкт-Петербург и назначили министром юстиции.

«Не жалійте мене, — напишет он родным на Полтавщину, — не нарікайте на мене, якщо не відповідатиму на листи, в моєму мовчанні знаходьте ту радість, що зайнятий я по службі і на користь гноблених, голос яких тривожить мою душу...»

В 1817 году Д.Трощинский ушел в отставку с пансионом 10 тысяч рублей в год. Прожив пять лет в Санкт-Петербурге, он едет в родные Кибенцы. После службы ему принадлежали из 70 тысяч десятин земли, более шести тысяч душ крепостных крестьян, дома в столице и Киеве. Понимая, что жизнь подходит к концу, Дмитрий Прокопович щедро дарил нажитое тридцатилетней службой родственникам и ежегодно содержал в учебных заведениях не менее десяти стипендиатов.

Неоценимую помощь оказал он семье Гоголей—Яновских. Василий Афанасьевич работал у Трощинского секретарем, а будущий автор «Ревизора» и «Мертвых душ» благодаря ему смог получить образование и сделал первые шаги по службе. Дмитрий Прокопович ежегодно платил за обучение Гоголя-младшего в Нежинской гимназии 1200 рублей серебром. «Примите от меня, бескорыстный благодетель, благодарность в семь слабом выражении, омоченном слезами, проистекающими от чувств моего сердца, наполненного беспредельной к вам преданностью и совершеннейшим почтением, каковое свидетельствуя вам от всего нашего семейства, имею честь быть вашей всепокорнейшей слугой», — писала мать Николая Гоголя Мария Ивановна.

После того как Д.Трощинский умер в своих родных Кибенцах, мать сообщит Николаю Гоголю в столицу, что покойный не брал от нее денег, а говорил, что записывает долг, который она отдаст в лучшие для нее времена. Подсчитав долги, Мария Ивановна поняла, что это огромная сумма — более 4 тысяч рублей.

Этих средств они бы не выручили, даже продав имение в Яресках. Тогда Николай Гоголь окончательно постиг душевное величие старого царского служаки, кавалера многих орденов, бывшего министра юстиции.

До этого молодой Николай Гоголь во многом не понимал Дмитрия Прокоповича, однако называл его великим человеком. В сентябре 1826 года в письме просил сообщить, когда в Васильевку приедет Д.Трощинский, умолял мать этот приезд детально описать. «Мне с интересом хочется знать даже мельчайшие подробности, особенно, что понравится в Васильевке Дмитрию Прокоповичу, что он там найдет хорошего...»

Умирая в феврале 1829 года, Д.Трощинский напишет матери Николая Гоголя: «Благодарствую за доставление случая сделать вам угодное и заключаю быть другом и путеводителем юного Николая Васильевича...»

Спустя несколько месяцев Николай Гоголь под псевдонимом В.Алов напечатает свою поэму «Ганс Кюхельгартен». Получив отрицательный отзыв в журнале «Московский телеграф», Николай Гоголь вместе со слугой скупит в книжных лавках все экземпляры поэмы и сожжет. Не выдержав насмешек знакомых, Николай Гоголь собрался за границу — в немецкий городок Любек. Для этого понадобились большие средства. Николай Васильевич использует 1450 рублей, которые его мать передавала в опекунский совет, и, скрывая творческую неудачу, напишет маменьке о перевороте в своей судьбе, влюбленности в неземную женщину, которая якобы часть Бога, из-за которой он страдает...

Со временем о затруднительном положении Николая Васильевича узнал потомок Д.Трощинского — его племянник Андрей Андреевич Трощинский. Суровый генерал забудет о своей скупости и гордыне, отыщет в столице Николая Гоголя, уже возвратившегося из Германии, и финансово поддержит его, отметив, что это завещание самого Дмитрия Прокоповича. Уединившийся Николай Гоголь после этого счастливо сообщит маме, чтобы она за него не волновалась: «Я познаю теперь невидимую руку Всевышнего, меня охраняющую: он послал мне ангела-спасителя в лице нашего благодетеля его превосходительства Андрея Андреевича, который сделал для меня все то, что может только один отец для своего сына».

Благородное дело опекунства, начатое Д.Трощинским, продолжало жить...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно