ОНИ ВНОВЬ УЧАТСЯ ГОВОРИТЬ СЛОВО «МАМА»

8 февраля, 2002, 00:00 Распечатать

Их в семье пятеро — пятеро мальчишек. И они очень хотели, чтобы у них была сестричка. Однажды младш...

Их в семье пятеро — пятеро мальчишек. И они очень хотели, чтобы у них была сестричка. Однажды младшие Ларионовы услышали в школе разговор, что в их Старосамборском районе будет проводиться эксперимент — создаваться детский дом семейного типа. Решение пришло быстро. Оставалось уговорить маму с папой.

Ларионовы-старшие — 40-летние Люба и Володя две недели ходили с «головной болью» — ведь уже своих пятеро растет, куда там детский дом! Тем более для Львовщины дело новое. Но в конце концов решились. «Наверное, такова специфика многодетных семей, объяснить это трудно», — считает Люба.

Первыми летом прошлого года порог своего нового дома в Добромыле переступили две девочки из Червоноградской школы-интерната на Львовщине — Рая и Маруся. Позже, в канун нового 2002 года приехали Маричка, Вероничка и Наталочка (их так теперь называют в семье) — родные сестры-погодки (1991, 1992, 1993 годов рождения). Они знают, что где-то во Львове живет их мама, она даже один раз приезжала в Червоноград, но — чтобы написать отказ от своих дочерей.

…Помню, как когда-то впервые переступила порог одного из государственных львовских детских домов. Ко мне со всех сторон бросились 3—5-летние малыши, у каждого в глазах надежда: «А ты — моя мама?» И как бы хорошо и «по-домашнему» ни организовывали взрослые жизнь сирот в детских домах и школах-интернатах, как бы ни задабривали планово-парадными благотворительными акциями, ничто не заменит им, пусть даже самую бедную, но семью.

На Западе это поняли давно. И большинство больших сиротских детских «обителей» реорганизовываются в семейные дома, шефствует над которыми государство, хотя и добровольных помощников также хватает. В Украине этот процесс пока только начался.

Как всегда, не хватает средств. Есть более глобальные проблемы. А когда же ждать, если с больными, исковерканными душами сироты идут во взрослую жизнь? Таких детей у нас более ста тысяч! Поэтому, чтобы перевести проблему из теоретической плоскости в практическую, нам взялись помочь международные благотворительные организации, имеющие немалый опыт работы в этой сфере. В частности, международная благотворительная организация «Надежда и жилье для детей в Украине и Белорусии» (Великая Британия) и Европейская детская благотворительная организация (ЕДБО).

Сегодня в Украине создано 97 домов семейного типа, 45 из них (в 11 регионах) — под опекой организации «Надежда и жилье для детей». Она же оказывает помощь и наиболее талантливым детям-сиротам. Успешнее всего создаются детские дома семейного типа в Киевской области. Начали с двух, а за два последних года их количество увеличилось еще на 15.

…В двухэтажном новом семейном детском доме четыре спальни — наверху, внизу — тоже четыре комнаты: игровая, гостиная, спальня родителей, столовая с большим общим столом, рядом — кухня, ванная, два туалета. Очень уютно и просторно. И дом, и ремонт, и мебель, и бытовую технику покупали представители «Надежды и жилья для детей». Есть возле дома приусадебный участок с фруктовыми деревьями, кустарниками, виноградом и розами.

Процесс подготовки длился полтора года. Подбирали родителей, обучали, отбирали детей серьезно и ответственно. (По условиям, общее количество детей — родных и приемных — не должно превышать десять человек.) Представители ЕДБО считают, что в Добромыле отрабатывалась модель детского дома семейного типа для всей Западной Украины. Вначале на эксперимент согласились девять семей. Некоторые отпали сразу, другие — в процессе отбора, и в финале оказались лишь две семьи. И если Ларионовы были в себе уверены, то вторая сошла с дистанции в самый последний момент.

— И хорошо, что это случилось еще до того, как в семью попали приемные дети, — говорит менеджер проекта от ЕДБО Виктор Подолинный.

Семья Ларионовых, в отличие от других, сразу согласилась на проведение всех исследований и проверок. Помимо специального тестирования, проводимого по современным британским методикам, предусматривалось создать карту семьи вплоть до третьего поколения, исследовать отношения между родителями, детьми, выяснить их отношение к появлению в семье чужих детей. Беседовали со школьными учителями, соседями и т.д. Вся жизнь Ларионовых была словно под микроскопом. Но дружные, веселые, трудолюбивые и неунывающие Ларионовы все воспринимали нормально. Не ради какого-то эксперимента, а потому, что твердо решили увеличить свою семью.

Главный воспитатель (и единственный, кто получает за это небольшую зарплату — порядка 140 грн.) — папа Володя. Мама Люба — сменный телефонист в воинской части, так что раз в три дня уходит на дежурство. А все остальное время — с детьми. Конечно, еще многому предстоит девочек научить, многому переучить. Помогают родителям старшие сыновья: 20-летний Евгений и 18-летний Владимир. Саша, Юра и Сережа — школьники, так что девочкам репетиторы по всем предметам обеспечены. Когда мужской половине семьи Ларионовых был задан вопрос, находят ли они с девочками общий язык, ребята покровительственным тоном ответили: «Да, нормально». А от себя, со стороны могу сказать, что в их отношениях не чувствуется скованности и натянутости, напускного радушия и напускной чрезмерной любви. Все просто, естественно и по-человечески. Чуть ли не с первого дня девочки, как само собой разумеющееся, стали называть Любу и Володю мамой и папой. Не стесняются, не жмутся по углам, а свободно «тусуются» с мальчиками. Самостоятельно убирают в своих комнатах, помогают родителям — в общем, как в обычной семье. И по всему чувствуется, очень рады, что наконец-то обрели ее.

Первое время, словно боясь поверить в свое счастье, девочки бегом неслись со школы домой, чтобы окунуться в атмосферу семьи, а не казенной обители. Был случай — Рая упала. Врачи предложили Любе положить девочку на несколько дней на обследование в больницу. Услышав это, Рая так схватила маму Любу за руку, так прижалась к ней, а в глазенках были такие испуг и страх все вновь потерять, что, посоветовавшись с врачами, Люба все же рискнула забрать девочку домой.

Люба и Володя настаивают на том, чтобы в школе к девочкам не относились, как к сиротам: «У них уже есть семья, и если возникают какие-то проблемы, вопросы, вызывайте родителей. Теперь мы несем за них ответственность». Ларионовы даже не стали читать личные дела интернатских детей. Зачем? Ведь теперь у них началась совсем иная жизнь...

Но заметим, — и это очень важный момент: хотя девочки и обрели новую семью, но статус детей-сирот они не теряют.

Организовать, создать семейный детский дом — нелегко, и без поддержки международных финансовых доноров администрации горного района области это было бы просто не под силу. В дом для увеличившейся вдвое семьи Ларионовых было вложено 24 тыс. долл. США. Но «вливания» закончены, и теперь уже наша местная власть (в лице районного отдела народного образования и социальных служб) должна взять опеку над семьей. А это — ни много ни мало — по нормативам 25 тыс. грн. в год на каждого приемного ребенка. На 2002 год «вбить» в районный бюджет средства, необходимые для финансирования детского семейного дома Ларионовых, помог нардеп Орест Фурдычко, баллотировавшийся по этому округу и ранее открывший в районе детский дом, где живут 65 сирот (к слову, пребывание ребенка в приемной семье обходится государству в несколько раз дешевле, чем в детском доме или интернате).

Организация «Надежда и жилье для детей» готова выделить средства на обустройство в области еще не менее одного детского дома семейного типа. Свои услуги гарантирует и ЕДБО. Остальное — за нами.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно