ОН ОБЛАДАЛ ДАРОМ РАСПОЗНАВАТЬ ДУШУ ЗЕМЛИ

26 сентября, 2003, 00:00 Распечатать

После 75-летнего юбилея Юрия Химича и незадолго до его смерти 23 июля я побывал в киевской студии Юрия Ивановича, расположенной прямо за Трапезной церковью Киево-Печерской лавры...

После 75-летнего юбилея Юрия Химича и незадолго до его смерти 23 июля я побывал в киевской студии Юрия Ивановича, расположенной прямо за Трапезной церковью Киево-Печерской лавры. Был чудесный июльский день. Мы смотрели на юг по течению Днепра на купола и церкви Ближних и Дальних пещер и на зеленые жестяные крыши переходов между ними.

«Нигде в мире нет такого красивого места», — сказал Юрий Иванович. Вот уже который раз он смотрел на эту панораму и все равно замечал, как неповторим каждый вид, открывающийся перед глазами. Его тянуло рисовать каждый день, потому что каждый день приносил новый тон или оттенок цвета, который просто необходимо было запечатлеть на холсте.

Я горжусь тем, что Юрий Химич был моим другом. Мы познакомились благодаря его искусству. Это произошло в 1993 году, спустя некоторое время после моего приезда в Киев в качестве посла США в Украине. В Музее истории Киева проводилась выставка его работ. Ничего, подобного его живописи, я никогда раньше не видел.

Одна из картин, на которой София Киевская была изображена в обрамлении цветущих каштанов и характерных для художника пышных розовых облаков, поразила меня, как и еще несколько изображений Святой Софии и других киевских церквей.

И мы познакомились. Я с удовольствием обнаружил, что он так же полон жизни, как и его картины. Передо мной был художник, который глубоко понимал красоту своей страны, смог отразить в своих картинах самую сущность церквей, речушек, ветряных мельниц, древних могильников и развалин, гор, деревьев и цветов и с помощью кисти перенести всю свою страсть и жизненную силу на практически любую плоскую поверхность, которая была под рукой, будь то обратная сторона афиши, кусочек картонной коробки или клочок бумаги.

Мы проводили много времени вместе в течение тех четырех с половиной лет, что я был послом США в Украине, и после того, во время моих частых визитов в Киев. Вместе мы пересмотрели тысячи его картин — отражение всей его жизни и творчества, восторженного и проницательного: Украина, Россия, другие республики Советского Союза, начиная от Средней Азии и кончая Крайним Севером, Хельсинки, Прага, Ростов Великий и многие другие места, по которым он скитался.

Как такое возможно, чтобы художник рисовал церкви в самый разгар репрессий и тирании? Он был свободен духом во всех отношениях, невзирая на обстоятельства, в которых ему пришлось жить. Конечно же, он не был угрозой для государства. Его считали великим художником и почитали как в юные годы, так и на протяжении всей его жизни.

Юрий Иванович подарил мне акварель, которую сделал в Самарканде. На ней запечатлены жара и полупрозрачный свет Средней Азии, о которых мне известно не понаслышке. Художник объяснил мне, что картина писалась всего несколько минут, так как воздух был настолько сух, а солнце палило так нещадно, что акварельные краски засыхали и затвердевали почти сразу же после того, как он разводил их водой. Он буквально уловил жару и свет и запечатлел их своими молниеподобными мазками. В юные годы Юрий Химич был признан одним из лучших художников-акварелистов Советского Союза.

Украину он писал постоянно, путешествуя по городам и селам, где была хоть одна церковь или хоть один памятник архитектуры, — от Каменец-Подольска, где он родился 12 апреля 1928 года, до Чернигова и Львова и от Карпат до Крыма, где он проходил военную службу в Севастополе, и впоследствии часто проводил летний отпуск со своей семьей.

Сейчас я понимаю, как много я узнал об Украине от Юрия Ивановича. Я тоже побывал в его сопровождении в Бахчисарае, Судаке, Херсонесе, Софии Киевской, Выдубичском монастыре, Чернигове, Переяславле-Хмельницком, Львове, Карпатах и во многих других достопримечательных местах. Он обладал даром распознавать душу местности.

Он декламировал стихи, которые написал в то же время, что и картины, которые он мне показывал. Он подробно рассказывал о скитаниях своей семьи во время Великой Отечественной войны, делясь всеми тяготами и болью. Он говорил о своих возлюбленных, вдохновивших его на создание картин. Иногда он делал едкие замечания по поводу политической и экономической ситуации в стране и добродушно пародировал речи украинских политиков, которые слышал по радио.

После долгого и напряженного дня в посольстве, где я ломал голову над путаницей украинской политики, я частенько вырывался из офиса, чтобы выпить чашечку чая и пообедать вместе с Юрием Ивановичем, его женой Валентиной и их кошками. Кошки были просто изумительные. Химич и его кошки понимали друг друга с полуслова, демонстрируя взаимное уважение и понимание.

Мне очень повезло, так как Юрий Иванович показал мне тысячи своих картин. Пожалуй, я их видел больше чем кто-либо еще, за исключением его жены Вали и сына Миши, замечательного художника, чей талант отец взращивал и глубоко уважал. Мой дом полон картин, которые продолжают дарить мне великое наслаждение.

Я очень надеюсь, что картины Юрия Химича сохранятся в его музее в Киеве. Они заслуживают того, чтобы ими восхищались многие поколения украинцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно