ОЧЕРЕДЬ В МАВЗОЛЕЙ ЛЕНИНА ПРЕКРАСНО СМОТРИТСЯ ИЗ КОСМОСА САМЫЙ БОЛЬШОЙ СЕКРЕТ ЦРУ: ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

29 сентября, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 29 сентября-6 октября

«Корона»... Все, что с ней было связано, считалось первостепенным государственным секретом. Как ее ...

«Корона»... Все, что с ней было связано, считалось первостепенным государственным секретом. Как ее конструировали, кто именно, какие фотокамеры на ней установлены, фамилии операторов и переводчиков, все-все было засекречено, вплоть до названия «Корона». А самым секретным являлось то, что именно эта первая в мире система спутников-шпионов фиксировала на фотопленке.

В статье, помещенной на страницах «Нью-Йорк таймс», обозреватель Уильям Дж. Брод подчеркивает, что «Корона» стала ярким порождением холодной войны. Не мудрено, что о ней хранили гробовое молчание. 35 лет секретные службы США бдительно следили, чтобы ни одно слово о «Короне» не просочилось во внешний мир. Будто ее и не было вовсе.

Завеса тайны спала лишь в феврале 1995 года, когда президент Клинтон рассекретил тысячи фотографий и документов, относящихся к «Короне». Словно открылись шлюзы, и хлынула волна откровений и воспоминаний пионеров заоблачного шпионажа со всеми взлетами и падениями этой самой засекреченной космической программы США.

Вышла 360-страничная книга, в которой опубликованы многие ранее секретные документы. Под эгидой ЦРУ и университета Джорджа Вашингтона в мае сего года состоялся двухдневный семинар. На нем тайное сделали явным и продемонстрировали широкой публике уникальные достижения разведывательных спутников.

Каковы же они, эти достижения?

С 1960 по 1972 год 95 спутников, входивших в систему «Корона», работали на американскую разведку, делая с орбиты ценнейшие фотоснимки земной поверхности. Спутники были новейшим словом техники тех лет. Это не должно удивлять, ведь над ними бились лучшие умы нации, включая Джеймса Киллиана мл. — научного советника президента Эйзенхауэра, Джеймса Бейкера — выдающегося астронома из Гарварда, и Эдвина Лэнда — эксперта корпорации «Полароид», возглавлявшего группу консультантов ЦРУ.

Спутники-шпионы в начале 60-х помогли в Америке рассеять страхи об отставании от СССР в производстве межконтинентальных ракет. В 1963 году они сообщили о противоракетном оружии, которое разработала тогда Москва, а в 1964 году — о готовности Китая испытать первую атомную бомбу. Благодаря чудо-спутникам в 1967 году удалось подсчитать, что в ходе Шестидневной войны Израиль уничтожил по крайней мере 245 самолетов в Египте, Иордании и Сирии.

Помимо чисто разведывательных задач, спутники оказались задействованы в таких амбициозных проектах, как программа «Аполлон» с высадкой человека на Луне и создание космических телескопов. «То, что мы делали, — вспоминает один из творцов «Короны» Джеймс Пламбер, — до нас не делал никто в мире. Мы шли неведомыми тропами».

Шли, преодолевая синдром неудач. Никак не удавалось заполучить с орбиты проявленные пленки. Одну из них удалось вернуть на Землю, но она упала на «территорию противника», в советский леспромхоз, где ничего не подозревавшие лесорубы искромсали на мелкие кусочки позолоченную кассету-футляр, в которой находилась секретная пленка.

После множества безуспешных попыток лишь в августе 1960 года специалистам ЦРУ удалось-таки получить снимки с орбиты. Это была удача! Фотокамеры запечатлели территорию СССР площадью 1,6 млн. кв. миль. Для сравнения: это куда больше, чем наснимали знаменитые самолеты-шпионы «У-2» за все четыре года разведывательных полетов. А всего спутники «Короны» сфотографировали более чем 750 млн. кв. миль земной поверхности, что многократно превышает ее площадь.

Кстати, объектом съемок избирались не только зарубежные регионы. Космические снимки территории США легли в основу многих географических карт, выпущенных как для военного ведомства, так и для широкой публики.

На майском симпозиуме ЦРУ, где история «Короны» открылась во всем драматизме, были и возгласы изумления, и улыбки, и даже слезы. Как поведала координатор симпозиума Кэрол Майнор, «люди, положившие жизнь на создание спутников и только сейчас впервые увидевшие снимки, не могли сдержать нахлынувших чувств».

Открылись и забавные детали. Многие считали, что название программы заимствовано из астрофизики. Короной, как известно, называется внешняя часть солнечной атмосферы. Все оказалось намного прозаичней: один из авторов проекта всю документацию печатал на пишущей машинке марки «Смит-Корона».

Как отмечает далее Уильям Брод, спутники-шпионы появились в тот момент, когда Запад охватил панический страх перед неведомой мощью СССР. В 1953 году Москва произвела взрыв водородной бомбы, а четыре года спустя запустила первую межконтинентальную ракету. Вскоре советские лидеры заявили, что, объединив обе технологии, они получили новое могучее оружие, подтверждающее историческое превосходство коммунизма над капитализмом.

Бывший консультант ЦРУ Лоренс Хьюстон вспоминает, что «нехватка информации (о военных достижениях СССР) вселяла в нас ужас. Мы не знали ничего».

С 1956 года в воздушное пространство Советского Союза стали вторгаться американские самолеты-шпионы «У-2». Но их результативность для разведки оказалась весьма низкой, а риск непомерно велик, что позднее подтвердил громкий международный скандал со сбитым летчиком Пауэрсом.

Старт программе «Корона» дал президент Дуайт Эйзенхауэр, когда в феврале 1958 года распорядился начать разработку спутника для фотографирования Земли из космоса. К проекту оказались привлечены крупнейшие американские фирмы и корпорации. Строительством спутников занялся «Локхид Миссилс энд Спейс», ракет-носителей — «Даглас Эйркрафт». Фотокамеры изготовили «Итек» и «Фэрчайлд». Специальную пленку разработал «Истмен Кодак», а возвратные кассеты — «Дженерал Электрик».

Пробные запуски спутников начались год спустя на калифорнийской базе ВВС Вандерберг. Чтобы закамуфлировать истинные цели испытаний, правительство США объявило о начале серии экспериментов по изучению атмосферных явлений ближнего космоса. Много хлопот доставила близлежащая железная дорога. Запуски строго подгадывались под интервалы движения поездов.

Начало было тяжелым. Одна ракета взорвалась прямо на полигоне. Три потеряли траекторию при запуске. Два спутника сошли с нужных орбит. Одна кассета была преждевременно катапультирована. Три фотокамеры оказались неисправными.

Ученым и конструкторам пришлось изрядно попотеть. Капризная пленка почему-то рвалась и застревала в кассете. «Кодак» заменил ацетатную основу на новую, «полиэстер». Позднее эта новинка получила широчайшее коммерческое применение.

После четырнадцатого запуска в августе 1960 года пришел успех. Самолету ВВС США С-119 удалось «поймать» спускающуюся на парашюте кассету весом 20 фунтов. Среди снимков на этой пленке длиной в полмили оказались столь важные, как фотография базы советских бомбардировщиков на мысе Шмидта — крайней оконечности советского северо-востока. Этот аэродром (всего в 400 милях от Аляски) был долгое время объектом пристального интереса американских военных стратегов.

Благодаря фотоснимкам «Короны» место досужих домыслом стали постепенно занимать бесспорные факты. К сентябрю 1961 года, после пяти успешных запусков спутников-шпионов, американцы убедились: в арсенале Москвы отнюдь не 140 — 200 межконтинентальных ракет, как считалось ранее, а порядка 10 — 25.

Фотокамеры совершенствовались с каждым запуском. Место примитивной КН-1 заняла сначала КН-3 с усовершенствованным объективом и более четким фокусом, а затем и КН-4 с двумя камерами, дающими стереоэффект. В августе 1963 года запустили модель КН-4А с двумя кассетами, на которые было намотано 160 футов фотопленки.

Зоркость космических фотокамер была поразительной. Сначала разрешающая способность снимков была 40 футов, затем 25 футов, а к 70-му году она достигла 6 футов! Достаточно сказать, что на снимках Московского Кремля и его окрестностей видна тонкая ниточка очереди в мавзолей Ленина.

Не обходилось без накладок. Время от времени проявленная пленка оказывалась полузасвеченной, покрытой какой-то дымкой. Виной тому статическое электричество, которое накапливалось на борту спутника, а потом неожиданно разряжалось.

Для решения этой и других задач тогдашний заместитель директора ЦРУ по науке и технологии Алберт Уилон собрал сильную команду ученых, включая военного аналитика Ричарда Гарвина и Сиднея Дрелла из Стэнфордского университета.

К 1964 году американская разведка получила от «Короны» точные данные о расположении всех 25 пусковых площадок советских межконтинентальных ракет. Методика их обнаружения была отработана настолько филигранно, что очередную площадку засекали еще в момент строительства.

«Мы потратили на космические программы от 35 до 40 миллиардов долларов, — заметил как-то президент Линдон Джонсон. — Уже одно то, что они дали космические фотографии, десятикратно оправдывает финансовые вложения. Мы точно знаем, сколько у врага ракет. Мы не тратим лишние деньги. Мы избавились от ненужного страха».

«Успех «Короны» бесспорен», — пишет в «Нью-Йорк таймс» Уильям Брод. Он приводит мнение нынешнего директора ЦРУ. «Налаженный поток разведывательной информации, начатый запусками «Короны», — заявил Дж. Дойч на майском симпозиуме разведывательного управления, — помог изменить ход холодной войны и, возможно, оказался в техническом плане решающим для предотвращения мировой ядерной катастрофы».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно