ОЧАРОВАННЫЕ БЕРЕСТОЙ

4 июля, 2003, 00:00 Распечатать

Со своим будущим мужем, Валерием Вовченко, Елена познакомилась на первом курсе педагогического института...

Со своим будущим мужем, Валерием Вовченко, Елена познакомилась на первом курсе педагогического института. Они жили в одном общежитии, часто встречались на студенческих собраниях, вечеринках. Сдержанный, немногословный юноша поначалу не произвел на нее особого впечатления: на курсе училось много талантливых, интересных людей. Будущие педагоги пели, играли на разных инструментах, писали музыку, стихи... Все изменилось, когда однажды она увидела в руках Валерия кусок бересты. Юноша водил по неровной, сучковатой коре кистью, словно по холсту, создавая удивительный по красоте рисунок. Это так поразило Лену, что она решила поближе познакомиться с симпатичным студентом. Не прошло и года, как они сыграли свадьбу. И сегодня оба убеждены: именно береста помогла им заметить друг друга и соединить судьбы.

В общежитии все однокурсники знали комнату супругов Вовченко: ее отличительной особенностью было множество разных поделок из березовой коры. Правда, были они не очень умелыми, но зато украшали студенческий быт. После учебы ребята вернулись в родную Белую Церковь, стали работать в местном профессионально-техническом училище. Елена руководила хоровым коллективом, Валерий преподавал трудовое воспитание, информатику, черчение. Ребята гурьбой ходили за новыми учителями. Особенно нравился им Валерий: в училище всегда не хватало мужчин, а тут вдруг появился молодой, энергичный, да еще и мастер на все руки! Оба с головой ушли в преподавательскую деятельность, а о своем «берестяном хобби» на время пришлось забыть. Скоро родился их первенец, Богдан. Малыш появился на свет недоношенным, весил меньше двух килограммов. Прогнозы врачей не утешали, молодую мать готовили к самому худшему. Но Лена не хотела сдаваться и никого не слушала. Уговаривала медсестер пропустить ее к сыну, лежащему в отдельном боксе, часами стояла рядом и уговаривала его: «Ты — мой Шварценеггерик, ты — мой Ван Дамм, ты — самый сильный, самый крепкий! Ты справишься, держись, мой малыш!» Богдан выжил, но вскоре последовал еще один удар: врачи поставили мальчику диагноз «детский церебральный паралич». Мальчик мог ходить, но правая рука и нога действовали плохо, реакция оставалась замедленной. Чтобы ухаживать за сыном-инвалидом, Лена окончила курсы медсестер, сама делала ему массажи, закаливала. Работу ей пришлось оставить: упорные занятия с ребенком отнимали все силы и время. Чтобы обеспечивать семью, Валерий вечерами подрабатывал еще и охранником. И в то тяжелое время руки ее, будто сами собой, потянулись к ящичку, где лежала береста. Само прикосновение к березовой коре успокоило, сняло стресс и усталость. Прежде Лена лишь смотрела, как рисует муж, теперь появилось желание сделать это самой. Если удавалось выкроить несколько часов ночного сна, использовала их, чтобы овладеть секретами ремесла.

— Береста меня словно завораживала. Ведь каждый кусочек коры неповторим: разная фактура, цветовая гамма… Я могла подолгу смотреть на них, поворачивать разными сторонами — и вдруг сквозь сучки, пятна и шероховатости явственно проступали очертания церкви, диковинный зверь или лицо человека, — вспоминает Лена. — Береста сама диктовала мне тот или иной рисунок. Оставалось несколькими прикосновениями кисти доделать картину. Но это оказалось не так просто: обычные краски здесь не подходят. Они не держались на коре, просто скатывались каплями, а от рисунка не оставалось следа. Купить специальные материалы тогда не было возможности, поэтому мы почти целый год экспериментировали с разными красками, смешивали их, стараясь найти оптимальный для бересты состав. Как ни странно, тяжелые условия лишь раззадорили нас, подтолкнули фантазию: мы перечитали массу специальной литературы об этом промысле, познакомились с несколькими местными мастерами, которые помогли советом. Мало-помалу освоили разные технологии росписи.

Долгое время творческий процесс происходил на кухне: другого свободного места в квартире Вовченко просто не было. Молодые супруги жили вместе с мамой Валерия. Конечно, тесновато, особенно когда появился второй сын, Роман. Родственники мужественно терпели мусор от коры, пыль и все же порой недоумевали: «Стоит ли тратить столько времени и сил на вещи, которые не приносят дохода?» На свои поделки супруги Вовченко долгое время смотрели как на хобби, щедро раздаривали их друзьям и знакомым. Мысль о том, чтобы попытаться их продать, даже не приходила в головы. Работали просто для удовольствия. Все решил случай: несколько картин Валерия попали на выставку в Германии, где их тут же купили. А вместо гонорара молодым авторам привезли… ящик соков! Они были безумно рады такому подарку, ведь витамины тогда были в дефиците, да и не по карману. Потом знакомая, работающая в художественном салоне, уговорила их показать свои работы. Ребята до сих пор вспоминают, как впервые получили деньги за две проданные картины. И купили на них самое необходимое на тот момент — два килограмма яблок и пододеяльник. Но главное даже не в деньгах: оба были горды тем, что их труд оценили. Очень скоро их стали приглашать на выставки, не только в Украине, но и за рубежом.

— Я долго сомневался, стоит ли бросать работу в училище и с головой уходить в творчество? — говорит Валерий. — Все же преподавательская деятельность дает какую-то стабильность, к тому же мне очень нравилась работа с детьми, я считаю себя педагогом по призванию. Но с другой стороны, у нас обоих почти не оставалось времени на творчество, а труд берестянщика очень кропотлив… Все мои сомнения развеял эпизод в Твери — там проходила выставка моих работ. Ко мне подошла старушка и попросила разрешения просто дотронуться до картины. Долго стояла, приложив к ней ладонь. А потом сказала: «Спасибо тебе, сынок, после твоих картин я раздумала умирать. Захотелось жить дальше». Люди тянутся к нашим работам, потому что здесь соединяются природа и творчество. Именно поэтому наши картины им близки и понятны. И я принял решение сосредоточиться на бересте.

Не будет преувеличением сказать, что треть жизни семьи Вовченко проходит на природе. Недавно их сыновья, Роман и Богдан, написали в школьных сочинениях, что ходить в лес — семейная традиция. Во-первых, необходимо запастись сырьем для картин. А найти нужное дерево — настоящее искусство. Прежде всего, никогда нельзя снимать кору с живой березки! Дерево должно упасть и пролежать как минимум год, тогда прослойка между корой и древесиной перегнивает, и бересту легко снять. Разумеется, сами супруги Вовченко деревьев не рубят — ищут поваленные, срубленные. В этих поисках исходили уже всю Киевскую область. Как правило, сначала на разведку отправляется Валера, он ходит быстро, жене за ним не угнаться. Может бродить по лесам целыми сутками и не устает, даже забывает о времени. Иногда возвращается глубокой ночью, счастливый, и объявляет: «Нашел интересное дерево, завтра идем смотреть вместе!» Обоим случается в день проходить более десяти километров. Но это ерунда, если долгие поиски увенчиваются успехом и они находят «свое» дерево. Бывает, кора очень красивая, фактурная, но сыровата — тогда ждут несколько месяцев и периодически «навещают» дерево, разговаривают с ним: «Здравствуй, березка! Не пора ли тебе в нашу мастерскую? Нет, кора еще не высохла, надо подождать. Что ж, придем попозже. До свидания, березка».

— Самое тяжелое для нас — видеть, что кора срезана с живой березы, — признается Валерий. — Это как нож по сердцу! Даже ради самой красивой картины нельзя заставлять страдать дерево. Природа не терпит неуважения к себе.

Первое время супруги подписывали свои работы «Елена и Валерий Вовченко». Но сейчас работают обособленно. У каждого свой стиль. У Валерия более прагматический подход: обычно он уже в лесу, снимая бересту, четко видит картину, которую нарисует на ней. А Лена более эмоциональна, может несколько месяцев пытливо всматриваться в причудливый узор на коре и фантазировать — что же лучше изобразить. Однажды увидела лицо двухлетнего сына Романа… Ее возмущает то, что многие относятся к коре как к обычному сувениру. Береста имеет и самостоятельную художественную ценность. Лена показывает мне несколько кусочков коры. На одном — темные пятнышки, словно маки в огороде. На других — мартовские коты с длинными хвостами, старое дерево белого цвета. Оказывается, эти рисунки — не рукотворные, именно так выглядела кора, когда ее нашли. Природа сама создает изумительные узоры. Бывает, «художественно» поработал жук. Бывает сучки расположены столь своеобразно, что из их сочетания явственно проступает контур лошади с растрепанной гривой. У Елены собралась уже целая коллекция таких «нерукотворных рисунков» на бересте. Их безыскусственность, бесхитростность завораживают.

Среди самых горячих поклонников творчества Елены и Валерия очень много детей и подростков. Они всегда с удовольствием реагируют на необычный природный материал. Кстати, не только на выставках. Лену часто приглашают вести художественные кружки в школах, училищах. Работа с природными материалами будит фантазию, тренирует глазомер, пробуждает любознательность. У бересты особая энергетика, снимающая головную боль, дающая заряд бодрости. Вполне возможно, что и ее сыну Богдану помогла береста: недавно его самочувствие улучшилось до такой степени, что врачи даже сочли возможным снять группу инвалидности. Богдану сейчас уже девять лет, вместе с Романом, который младше его на год, они учатся в одном классе обычной школы и неплохо успевают. Правда, Богдан все еще ходит прихрамывая, к тому же правая рука плохо работает. Но мальчик научился писать левой рукой. Его упорство и трудолюбие — от родителей. Хотя ни Елена, ни Валерий никогда не читали детям нравоучений, просто оба сына с детства видели, как родители относятся к своей работе. Они постоянно в поиске, постоянно экспериментируют: то покрывают бересту красками, то меняют цвет, снимая с коры слой за слоем. И могут говорить о ней часами.

Материально этой семье и сейчас живется не очень легко. Их не обошли стороной тяготы быта, проблемы со здоровьем близких и другие беды. И все-таки в их небольшой квартире царит удивительная атмосфера творчества, оптимизма, любви и веры в собственные силы. Елена и Валерий с надеждой смотрят на подрастающих сыновей: возможно, они когда-нибудь продолжат их дело. А почему бы и нет? Ведь когда-то существовали целые династии мастеров — художников, скульпторов, кожевников, ювелиров. Они хранили традиции, секреты ремесла, оттачивали его веками. Возможно, с их легкой руки и в Белой Церкви появится новая династия художников-берестянщиков.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно