О национальной гордости монегасков

3 августа, 2007, 14:33 Распечатать Выпуск №28, 3 августа-10 августа

«Это милое Монте-Карло очень похоже на хорошенький... разбойничий вертеп». А.П.Чехов. Из письма к М.П.Чеховой...

«Это милое Монте-Карло очень похоже на хорошенький... разбойничий вертеп».

А.П.Чехов. Из письма к М.П.Чеховой. 1891 г.

Трудно не согласиться с одним из афоризмов известнейшего критика политэкономии капитализма: «Самой неприступной крепостью является человеческий череп». Уже повидал много стран так называемой Западной Европы, походил по улицам и площадям, приобщился к их культуре и быту, а в каком-то уголке мозга продолжает существовать стереотипная картинка, похожая на иллюстрацию из юбилейного издания «Капитала» Маркса, — Канн, Ницца, вся французская Ривьера, населена исключительно жирными котами в цилиндрах, с золотыми цепями на брюхе. Реально Лазурный берег — место намного более демократичное, чем рисует воображение. Пляж Ниццы бесплатный и доступный для любой тетки, торгующей консервированными оливками на базарчике в пятидесяти метрах от моря, да и сам город прекрасно сохранил романтический шарм тех времен, когда он был еще итальянским, а по улицам бегал босоногий Джузеппе Гарибальди.

Совсем недалеко от Ниццы, минут двадцать на туристическом автобусе, находится страна, которую исторические обстоятельства превратили в символ-клише, плоский и однобокий. Княжество Монако. Ага, знаем, там есть казино, в котором богатые бездельники спускают миллионы, за счет которых и живет прекрасно горстка граждан двуквадратнокилометрового государства. Ошибка. Доходы от игрового бизнеса дают примерно пять процентов доходов княжества, примерно столько же, сколько продажа почтовых марок. А поиграть в рулетку может любой турист, и если он ничего не выиграет, казино «Монте-Карло» подарит ему пластиковое ведро, эдакий символ надежд на шаровые деньги Буратино. Пожалуй, не без иронии над человеческими страстями в Монте-Карло был учрежден международный фестиваль циркового искусства.

Центральная Пляс-дю-Пале
Центральная Пляс-дю-Пале
А откуда средства на процветание этого мини-рая на скале? Ну, во-первых, в 1952 году здесь запретили коммунистическую партию, которая гарантированно превратила бы Монако в безрадостную, утыканную пушками груду камней над морем, где процветали бы разве что одичавшие кактусы. Кстати, в княжестве и по сей день нет никаких политических партий. Монегаскам, гражданам княжества, хватает экономических талантов и энергии, чтобы заманить крупные мировые компании на свою территорию и заставить делиться своими доходами. Научная элита мира традиционно выбирает Монако для проведения конференций. Способствуют финансовому благополучию и пропагандируют страну автомобильные гонки «Формула-1». Кстати, автор побывал в княжестве именно в период подготовки к этим соревнованиям. Открытием стало то, что ревущие «Феррари» и «Рено» шныряют не на специальном автодроме, а по обычным улицам, временно огороженным, перекрытым для движения другого, менее шустрого транспорта.

Сказочный принц — это что-то такое плаксивое, наивное, сидящее у трона, играя короной и мечтая об анемичной невесте. Принц Альберт I Монакский был настоящим морским волком, который почти сорок лет ходил по морям и океанам, от тропиков до Шпицбергена, изучал жизнь морских обитателей, надеясь на встречу не с принцессой, а с гигантским кальмаром. Его труд воплотился в создании знаменитого океанографического музея, перед которым теперь стоит бронзовый памятник принцу, не на троне, не на коне, а на капитанском мостике. Не менее известным продолжателем дела Альберта, исследователем загадок водной стихии был Жак Ив Кусто, избравший научной базой именно Монако.

Обыкновенный монакский пейзаж
Обыкновенный монакский пейзаж
Удивительные эмоции вызывает прогулка по княжеству: сколько любви, патриотизма, труда вложено в каждый квадратный сантиметр этого государства, которое в справочниках иногда величают немного жутким и безнадежным, как бетонная стена, определением — анклав. Это мы, несчастные, столетиями жили в гигантском бантустане, получая информацию о мире сквозь щели в заборе до неба. Эх, притянуть бы сюда, в Монако, агитаторов-сталинистов, ткнуть, как шкодливых котов, в вылизанный асфальт, чтобы больше не морочили человечеству голову, кинуть акулам в Лигурийское море. Но я не думаю, что эти хищники будут есть что-то второй свежести.

P.S. Во время поиска информации о Монако я нашел его название античных времен — Портус Геркулюс Монаки. Оказывается, именно здесь уединенно отдыхал после своих подвигов мифический Геракл. Советская энциклопедия традиционно порадовала своей выборочной информативностью — для основателя монакской государственности князя Гримальди, прочно захватившего здесь власть в 1731 году, места на страницах не нашлось, но был другой гримальди, первобытный житель ривьеры, побратим питекантропов и неандертальцев, который жил и умер в этих местах еще в доисторические времена. Интересно, черты его были негроидными. Чудеса! Если бы эволюция немного шатнулась в другую сторону, вы бы сейчас вместо «странствий европеоида» читали «странствия негроида».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно