О ЧЕМ ГРУСТИШЬ, КОММЕНТАТОР

7 мая, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 7 мая-14 мая

Сергея Дерепу многие знают как телевизионного комментатора. В последнее время он ходит какой-то невеселый и даже когда все же улыбается, глаза остаются грустными...

Сергея Дерепу многие знают как телевизионного комментатора. В последнее время он ходит какой-то невеселый и даже когда все же улыбается, глаза остаются грустными. Те, кто думают, что комментаторы живут роскошно, ошибаются. Зарплата у них, в частности на УТ-1, хорошая, но очень маленькая - 160 гривен, а за репортажи платят по трояку. Попробуйте на эти деньги содержать семью, да еще и улыбаться! Комментаторов у нас критикуют все и каждый критикующий представляет, что вот он сам, конечно же, сядет на стадионе «Олимпийский» за микрофон, в кабину, расположенную где-то в поднебесье, и с этой высоты поразит весь мир своим видением футбола. Сходу будет без номеров узнавать всех игроков, кто сейчас ударил, а кто ему пас дал, и мгновенную оценку ситуации за арбитра расскажет и за самого Лобановского, и все это исключительно грамотно, стройно, красиво - и на русском, и на украинском языках. И все будут довольны, и будут, наконец, комментатора хвалить.

Размечтались!

Давайте лучше заглянем в ложу прессы, которая ниже комментаторской кабины, и послушаем, что там делается. Вот гол забили. Начинается крик: «Кто это? А кто пас дал? А низом или верхом? Чего там произошло вообще?» Потому как на футбольном поле события не повторяются, телевизор в ложе еще не изобрели, а те, кто в момент события отвернулся к соседу, так и будут рассказывать взахлеб о голевой ситуации с чужих слов.

Комментатор почти всегда или очень часто сидит один, отвернуться ему никак нельзя, спросить не у кого, ждать повтора - терять тот самый авторитет. Никто не подскажет ему количество зрителей, которое в ложе прессы определяется всем миром, никто не поправит ошибку, пока матч не кончится. Тяжелый хлеб комментаторский, неблагодарный.

Откуда берутся комментаторы? Спросим об этом у Сергея Дерепы.

- Закончил я 74-ю киевскую школу, поступил в государственный университет на факультет русской филологии, дипломную работу писал на тему «Поэтика и проза Андрея Битова».

- То есть русский язык ты знаешь хорошо?

- Думаю, что да. Во всяком случае приходилось в свое время работать для Центрального телевидения и претензий ко мне не было.

- Когда ты появился на телевидении вообще?

- С 1980 года, со времени зимней Олимпиады в Лейк-Плесиде.

- А сам спортом занимался?

- С пяти лет играл в футбол, был в группе подготовки киевского «Динамо». С Володей Лозинским мы одногодки, вместе играли. Потом встал вопрос - университет или футбол? И после десятого класса пришлось бросить играть, пробился у нас в основной состав только Лозинский.

- На телевидении ты сразу стал комментатором?

- Нет, конечно. Я пришел в известную редакцию спортивных программ редактором - это громкое слово на телевидении и радио означает всего лишь младшего литсотрудника. Случилось так, что основная группа наших комментаторов уехала в Москву на Олимпиаду, а я остался. В то время были переклички на радио по «Маяку», из столицы позвонил Анатолий Малявин, и пришлось мне впервые в жизни участвовать в радиоперекличке. Я как прилежный студент написал на матч «Динамо»-«Пахтакор» всякие заготовки, но в ходе репортажа выяснилось, что никакие заготовки не помогают и не нужны, по крайней мере, на радио. Мой дебют понравился. Потом я поехал с олимпийским огнем и вел репортажи с трассы, тоже по радио. Далее с более опытным Валентином Щербачовым мы вели по очереди на УТ программы «Старт», четыре выпуска по 45 минут в месяц. Раньше не было видеокамер, редактор участвовал в монтаже кинопленки, это отнимало массу времени. Щербачов уже начал ездить за рубеж с борцами, с футболистами «Динамо». В 1989 году впервые вел репортаж из-за границы и я. Динамовцы играли с командой «ХИК» (Хельсинки).

- Тебе приходилось вести, кроме футбола, много матчей по хоккею, баскетболу, иногда - регби...

- Главное для меня - все же футбол. Я при первом репортаже дрожал, не знал, как совладать с собой. Недавно при всем моем опыте пришлось волноваться уже на матче сборных Украины и Франции, где в стартовом протоколе было шесть ошибок в номерах игроков. А рядом со мной сидел опытнейший в футболе человек Алексей Семененко. Мне вменили в вину две ошибки. Французы и НТВ так и работали до конца по ложному протоколу. А в Киеве за два часа до следующего матча с Ирландией я узнаю, что отстранен от ведения репортажа. Пытался выяснить, что именно в моем предыдущем репортаже якобы вызвало недовольство властьимущих. Но...

За 25 лет работы меня первый раз официально отстранили от микрофона. Сегодня вот на международный матч по регби чуть не в единственном числе приехали мы от Национальной телекомпании. Другим интересны чемпионаты Англии и Франции, они их комментируют, а украинские события мало кто показывает.

Вот такая невеселая история приключилась с Сергеем Дерепой. А мне в заключение почему-то вспомнился старый анекдот: был при Сталине такой начальник Политуправления Красной Армии Мехлис, который все время жаловался, что ему очень трудно работать с писателями.

- Слушай, Мехлис, - сказал Иосиф Виссарионович, - ну, нет у меня для тебя других писателей!

Комментаторов у нас других тоже нет. Поддержать бы существующих.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно