НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ ПО СОСТОЯНИЮ НА 1 МАЯ 2003 Г. НА ОДНО ВАКАНТНОЕ МЕСТО В УКРАИНЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАНО ДЕВЯТЬ БЕЗРАБОТНЫХ

27 июня, 2003, 00:00 Распечатать

На пути к рыночной экономике Украина очень быстро «избавилась» от ряда завоеваний социализма, в частности от обеспечения полной занятости...

На пути к рыночной экономике Украина очень быстро «избавилась» от ряда завоеваний социализма, в частности от обеспечения полной занятости. А ведь многие десятилетия мы гордились, что «страна победившего социализма повсеместно и безвозвратно ликвидировала опаснейшее социальное зло — безработицу».

«Кто не работает, тот не ест». Человек не работает, значит, имеет скрытые от государства доходы, обманывает страну и народ. И тунеядцев выдворяли, привлекали и ставили на вид. В разное время — с разной степенью жестокости. Помню, во времена Андропова в кафе, кинотеатре, а то и просто на улице подходили милиционеры, проверяли документы и упорно допытывались — почему не на работе? Каждый должен был работать. Обязательно.

Видимо, мы, сегодняшние, вышли именно из того времени, как русская литература — из «Шинели» Гоголя. Ведь читаем же в современном законодательстве независимой Украины: «Принуждение к работе в любой форме не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Украины (это, очевидно, для заключенных. — Ю.Б.). Добровольная незанятость граждан не является основанием для привлечения их к административной или уголовной ответственности».

Понятно и просто: хочешь быть безработным — будь им!

Верна ли цифра?

В нашей стране зарегистрирован 1 миллион 128 тысяч безработных. Верна ли эта цифра? Ведь часто человеку приходится довольствоваться первой попавшейся работой. Пусть не по специальности, но дающей хоть какой-то заработок. Среди тех, кто сегодня ищет работу, следует выделить четыре основные группы.

Первую формируют выпускники вузов и других учебных заведений, инженерно-технические работники, которые либо попали под сокращение, либо недовольны мизерной оплатой. А также сотрудники всевозможных НИИ, вообще забывшие, что такое зарплата.

Вторую группу составляют работающие профессионалы высокого класса, знающие себе цену и именно поэтому желающие найти лучшее место.

К третьей группе надо отнести людей, ищущих временную работу: студентов, пенсионеров.

Поиск любой работы, чаще всего не по специальности, лишь бы она давала возможность хоть как-нибудь сводить концы с концами — это особая, четвертая группа. Вот об этих бедствующих людях и хочется поговорить отдельно.

Отработав 20 лет воспитателем детского сада, Тоня попала под сокращение, так и не получив педагогической пенсии. Искать дальше работу по специальности? Три года искала. Наверное, хватит. Однажды обращалась в Центр занятости по поводу переквалификации на мужского парикмахера. Курсы-то, конечно, бесплатные, да вот инструменты нужно покупать за свои кровные — более чем на 100 долларов. А откуда они у безработной? Тогда же предложили устроиться уборщицей в стоматологическую клинику на 200 гривен. Но узнал директор о том, что у Тони сын-школьник, и отказал.

Сегодня Государственная служба занятости смогла бы, видимо, помочь женщине, ведь формы и методы работы с безработными совершенствуются год от года. Да только терпения у Тони уже не хватило. Надо жить. Надо кормить и одевать сына.

Мы познакомились с Антониной возле одной из киевских станций метро, где она потчевала всех желающих кофе из термоса — не бесплатно, понятное дело. Теперь Тоня сама себе хозяйка, какая-никакая копейка имеется. Сколько надо отдать за место, милиции и сколько вложить в тот же кофе и сахар? Это знает лишь сама Тоня.

Татьяне 44 года. Она приезжая, из одного из бесчисленных райцентров Западной Украины. По специальности Татьяна — учительница младших классов, но в Киеве работает в ларьке, продает молочные продукты и вместе с мужем снимает комнату, откладывая с каждой получки на будущее собственное жилье.

В маленьком городке, из которого приехала Татьянина семья, закрыты все предприятия, кроме сахарозавода, работающего сезонно. На весь райцентр три школы и один лицей, вакансий для учителя нигде нет. Даже три детских садика не работают, в одном, правда, кое-как прозябает несколько групп. Ввиду отсутствия хоть каких-нибудь пристойных рабочих мест местная служба занятости предложила Татьяне так называемые общественные работы — участие в ремонте школы, побелка, покраска и т.д. с оплатой 80—100 грн. в месяц. Разве это выход? Можно и в столице устроиться учителем или воспитателем детского сада, да только зачем Татьяне эта головная боль, если учительские зарплаты все равно мизерные? Так что пришлось переквалифицироваться на обыкновенного продавца. «Хозяин, слава Богу, хороший попался, зарплату 600 грн. платит исправно, а то, что за такие, прямо скажем, небольшие для Киева деньги я работаю с утра до вечера, практически без выходных, так это он не со зла. Просто все так делают. И ничего страшного в этом нет. Человек ко всему привыкает. Хочешь иметь копейку — работай и меньше думай о своих конституционных правах!» — говорит Татьяна.

Так считать ли Антонину и Татьяну безработными? Они уже как-то устроились и могут зарабатывать на хлеб насущный. И таких, как эти женщины, множество. Ведь чаще всего человек становится на учет в центре занятости населения, а сам продолжает искать работу. Надо сказать, что государство всячески стимулирует процесс официального оформления статуса безработного. Например, введением жилищно-коммунальных субсидий. Ведь раз человек лишился работы — ему уже по определению на хлеб не хватает, не то что на оплату канализации. В свою очередь безработные, найдя самостоятельно какое-нибудь оплачиваемое занятие, не очень стремятся сняться с учета в центре занятости. Кому ж охота льготы терять? А частные работодатели с удовольствием берут таких людей на работу. Ни контракта заключать не надо, ни какие-либо трудовые соглашения оформлять. В случае конфликта — «пшел вон» — и весь разговор. В суд не сунешься: чем докажешь, что ты действительно работал на этой фирме?

Кого считать безработным?

С таким вопросом мы обратились к первому заместителю директора Государственного центра занятости Министерства труда и социальной политики Наталье ЗИНКЕВИЧ.

«В соответствии с рекомендациями Международной организации труда (МОТ), безработными считаются лица, активно ищущие работу, готовые и способные приступить к ее выполнению, — ответила Наталья Ивановна. — К безработным относятся и те, кто уже нашел потенциальную работу, но ждет ответа работодателя на свое резюме и может в любое время к этой работе приступить. Это и есть международное определение понятия «безработный». Ст. 2 Закона Украины «О занятости населения» определяет условия и порядок присвоения статуса безработного гражданам, которые зарегистрированы в службе занятости как ищущие работу.

Первые зарегистрированные безработные в Украине появились в июле 1991 года. Уровень безработицы составлял тогда 0,3 процента трудоспособного населения в трудоспособном возрасте. В мае—июне 2002 года аналитики Государственной службы занятости, пользуясь рекомендациями МОТ, признали безработными свыше 2,5 млн. граждан в возрасте 15—70 лет. Это 11 процентов экономически активного населения.

А вот последние данные. Ситуация на рынке труда Украины в 2002 г. характеризовалась увеличением по сравнению с 2001 г. уровня занятости населения (с 55,8 до 56,3%), а также уменьшением численности безработных (с 2 млн. 516,9 тыс. до 2 млн. 314 тыс. лиц) и уровня безработицы, определенного по методологии МОТ (с 11 до 10%). По состоянию на 1 мая 2003 г. в Украине зарегистрировано 1 млн. 128 тыс. безработных, что составляет 4% работоспособного населения. На протяжении 2002 г. 2 млн. 800 тыс. человек обратились за услугами по трудоустройству в Государственную службу занятости.

«Не стоит обольщаться тенденциями, — считает Наталья Зинкевич. — Оценивая общую ситуацию на рынке труда, необходимо ориентироваться не на показатели зарегистрированной безработицы, а на количество рабочих мест, которые появляются в отраслях экономики, и возможности людей получить работу, — говорит Наталья Зинкевич. — Нужно иметь полное представление о том, какие рабочие места закрываются, какие восстанавливаются. Мы, к сожалению, не знаем об обороте рабочей силы через службу занятости».

Каков уровень безработицы в стране? По данным центра занятости, самый низкий уровень безработицы в 2002 г. сложился в Киеве (6,1%) и АР Крым (5,6%). Отрадно выглядят также Одесская, Полтавская, Винницкая и Днепропетровская области. А вот самый высокий среднемесячный уровень безработицы населения в возрасте 15—70 лет (15,5—16,2%) сложился в Тернопольской и Черновицкой областях. В Ривненской и Тернопольской областях уровень безработицы неуклонно растет.

Чем ниже статус населенного пункта, тем больше, страшнее и беспросветнее безработица. Причины тотальной невостребованности людей на западе и востоке страны — разные. Ликвидировано огромное количество шахт Донбасса. Остановились металлургические гиганты Криворожья. Западный регион — традиционно безработный, отсутствие рабочих мест наблюдалось там даже в советские времена. О таком, конечно, тогда не говорили. Как, впрочем, и о трудовой миграции, правда, не за границу, а на нефтегазоразработки в Сибирь.

Вывод неутешителен: количество реальных безработных в Украине сегодня невозможно определить даже и по методологии МОТ. Оно огромно.

И одно интересное сопоставление. Проблемы трех миллионов зарегистрированных украинских безработных решают 14 тысяч сотрудников Государственной службы занятости. В благополучной Германии насчитывается примерно такое же количество невостребованных, но только занимаются ими 100 тысяч госслужащих. Ну и живется, конечно, немецким безработным (за счет пособий) гораздо лучше, чем многим нашим работающим!

Лики безработицы

«Конечно, мы с мужем не умираем с голоду, — рассказывает 40-летняя Нина, жительница Ямполя Винницкой области. — На огороде выращиваем картофель, морковку, капусту, курица яйца несет. Но дохода с подсобного хозяйства нет, так как в столицу не ездим и к поездам не выносим. До железной дороги от нас — 80 км. Что вырастили сами, то и едим. Только много ли вырастишь на пяти-то сотках? А цены у нас на все — будь здоров, почти такие же, как в Киеве! Ох, как хочется устроиться хоть уборщицей в больницу на 130 гривен — для нас это немалые деньги! Да как устроишься, когда в нашей районной и так 10 уборщиц, а желающих, говорят, 500 человек!»

Думаю, что в Киеве за такой работой не бегают. В столице другие проблемы. Но сегодня речь не о киевлянах. И даже не о привилегированных жителях Макарова или Василькова, откуда и до железной дороги близко, да и до столицы рукой подать — вези на базар свое кровное, взращенное нелегким трудом. Речь о бесчисленных обитателях украинской глубинки, для которых 100 грн. — сумасшедшие деньги. И совсем не потому, что, как говорят злые языки, в райцентрах жить дешевле.

Когда-то эти люди были при деле. Огромная сеть чиновничьей работы, «райсельхозтехник», управлений механизации, всевозможных артелей, цехов по засолке овощей и т.д. не давала умереть с голоду. Зачастую зарплата работников этих предприятий не зависела от реализации продукции. Да и продукция, чего греха таить, очень часто была никому не нужна. В одном только Богуславе держалось четыре фабрики по изготовлению пледов. И пусть эти пледы почти никто не покупал, пусть люди на фабриках имели от 90 до120 руб., но ведь получали их стабильно!

На сегодняшний день все закрыто и давно поросло травой.

В маленьком городишке Тивров Винницкой области был когда-то пивоваренный завод, построенный еще до революции графом Гейденом. Варили на заводике какое-никакое пиво «Мартовское». Кому-то оно нравилось, кому-то нет. И все-таки 100 человек имели работу. Пластмассовый завод разместился по-советски — в помещении бывшего костела. Недалеко, в этом же районе, в Сутисках работал электроламповый завод — да еще какой, подчиненный самому Министерству оборонной промышленности Союза! Все кануло в Лету. Никому не нужны стали пластмассовые изделия. Ну а завод, который, конечно же, выпускал не только лампочки, тоже развалился, как только исчезло министерство. Печальная же история пива «Мартовское» — вообще наглядное пособие: как задавить конкурента. Конкуренты завод выкупили, акционировали и не просто закрыли — по кирпичу разобрали, оставив одну трубу! Все работники, как один, независимо от образования и специальности, оказались на улице. Сегодня им, в большинстве, по 50—60 лет. Уже не переквалифицируешься, не поедешь искать счастья на стороне. Да и где взять денег, чтобы снимать углы? А кто их ждет — 50—60-летних?

Кто-то, особенно помоложе, как-то и чем-то перебивается. Одни научились торговле-посредничеству: закупают вещи, например, в Хмельницком и держат курс на Винницу. Иные устраиваются санитарками, нянечками в больницы. И как они довольны, если удается устроиться хотя бы на половину минимальной ставки! А ведь минимальная зарплата в Украине — 185 гривен, на руки — 157.

Особенно трудно в райцентрах учителям и библиотекарям. Учителя в основном загружены на полставки — нет учеников, нет часов. Библиотечные работники трудятся кто как — от 3/4 ставки до четверти ставки. Есть примеры, когда пополам делятся (смешно сказать!) зарплаты сторожа и уборщицы. Для чего? Да для того, чтобы не увольнять людей, чтобы дать заработать хотя бы малость и тете Маше, и тете Вере, чтобы не прерывался трудовой стаж.

По данным все той же сухой статистики, в прошлом году в неполном режиме трудилось
1,5 млн. граждан, или 12,4% всех работающих. В Запорожской, Ивано-Франковской областях почти каждый пятый работал в режиме сокращенного рабочего дня или недели.

Во многих райцентрах жители ютятся в обыкновенных государственных или приватизированных домах, возле которых нет приусадебных участков. За отопление — плати, за воду — плати. Мало того, оказывается, хлеб в Киеве дешевле, чем в райцентрах! В столице — 84 коп., а на периферии — 1 грн. 20 коп. Так намного ли меньше денег нужно жителям глубинки?

Да и в селах, если честно сказать, не сахар. Ликвидация колхозов привела к массовой незанятости сельских жителей. В прошлом году зарегистрировано 467 тысяч безработных на селе.

Но вернемся в райцентры. Один мой коллега побывал в городке Полонном Хмельницкой области. И зимой, и летом, и вечером, и утром вдоль обмелевшей речушки стоят рыбаки — мужики в самом соку! — и удят рыбу. О том, что рыбы нет, знают все. Но людям надо хоть чем-то заняться. Вот так они и стоят с удочками, обозревая немигающим взглядом окрестности. Ближе к обеду начинается повальная пьянка.

«И ведь интересно, что у всех вроде бы есть подсобные хозяйства, — делится впечатлениями коллега. — Казалось бы, иди помогай жене или ищи работу. Но он — механизатор... без средств механизации. Вот и получается, что каждый из этих мужиков — группа риска. Только спичку брось — и на баррикады! У женщин приспособляемость выше. А безделье прежде всего тяжело бьет по мужчинам — кормильцам семей».

В райцентрах не любят магазинную водку. Здесь вовсю гонят самогон. И жизнь все большего количества людей сводится к тому, чтобы напиться до умопомрачения вечером и не забыть опохмелиться утром. И вот уже пестреют криминогенные страницы газет сообщениями с периферии о том, как в пьяном угаре жена убила мужа, сын зарезал мать. В атмосфере упадка, кажется, не видно никаких перспектив, даже если они есть. Даже молодые зачастую сдаются — негде взять деньги на образование.

— Я бывший журналист, моя жена всю жизнь воспитывала детей в детском садике, — говорит тивровский пенсионер, пожелавший остаться неизвестным. — Живем в двухкомнатной квартире. Я никогда не работал в колхозе, так что огорода у меня нет. А надо жить, надо платить за отопление, свет и воду. Как хорошо, что мы уже на пенсии! Что бы мы делали, если бы были лет на десять моложе?

...Те, кто моложе и сильнее, уезжают на заработки за границу…

Но ведь не все хотят и могут уехать. Большинство молодых мечтает найти свое место в жизни именно на родине — в Украине.

Куда пойти работать? Этот вопрос перед выпускниками вузов с каждым годом встает все острее, и все меньше их находит работу по специальности. На бумаге все складывается хорошо, а в жизни… Выпускники киевских университетов, к примеру, частенько приносят фиктивные запросы от организаций, куда их якобы направляют после учебы. Таковы правила игры: студенту нужен диплом, вузу — подтверждение своего права на подготовку определенного количества специалистов. Не более…

Что дальше?

«С 1 января 2001 года в Украине введен в действие Закон «Об общеобязательном государственном социальном страховании на случай безработицы», — напоминает Наталья Зинкевич. — Создан Фонд страхования на случай безработицы. Мы предоставляем большой спектр социальных услуг, находим реальную работу реальным людям. Каждый второй безработный — наш клиент».

Но думаю, сейчас, наверное, и специалисты Государственной службы занятости согласятся: никакие самые передовые технологии борьбы с безработицей не изменят главной беды — сложившейся экономической ситуации. Да, государство отстранилось от своих безработных. Но нужны не новые центры занятости, а новая политика протекционизма по отношению к нашим товарам. Нужны налоги, как в цивилизованных странах. Может быть, даже некоторая деприватизация — возвращение ключевых отраслей народного хозяйства в руки государства. Речь о том, чтобы государство, в конце концов, повернулось лицом к рядовым Иваненко и Петренко.

Вроде бы мы все знаем, что надо сделать. Не знаем только как.

Есть еще одна непростая проблема. Ни для кого сегодня уже не секрет, что граждане Украины слабо приспособлены к объективным последствиям рыночных реформ. У большинства трудоспособного населения нет осознанной ориентации на коренное изменение рода деятельности, на серьезное повышение профессиональной подготовки. Или, скажем, на смену места жительства как варианта получения работы. В обыденном сознании по-прежнему надежда на то, что наступит время, когда государство снова обеспечит всеобщую занятость и стабильный доход. Эти «особенности национального сознания» тоже должны быть взяты во внимание при разработке и проведении новой государственной политики в сфере занятости и рынка труда.

А пока что безработным у нас всячески помогают. Через жилищно-коммунальные субсидии, материальную помощь, в некоторых городах введены для безработных бесплатный проезд в транспорте, выдача продуктовых пайков, бесплатные обеды… В общем, как водится, «с миру по нитке — голому рубашка». В одном беда — голых-то у нас сегодня многовато. И не собирать им на «рубашки» надо, а дать возможность зарабатывать самим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно