«Неправильный» ученый

31 октября, 2008, 15:34 Распечатать Выпуск №41, 31 октября-8 ноября

Имя академика Кирилла Студинского советская власть пыталась не упоминать. Обходят его и ультрапатриоты времен независимости...

Имя академика Кирилла Студинского советская власть пыталась не упоминать. Обходят его и ультрапатриоты времен независимости. Для краснозвездных политиков и чиновников выдающийся ученый-славист, литературовед, писатель, философ, этнограф был украинским националистом. Современные же лидеры с ограниченным мировоззрением не могут простить ему участия в событиях осени 1939-го, в воссоединении западно-украинских земель с УССР, и считают бывшего председателя Народного собрания Западной Украины, проголосовавшего за этот акт, изменником, агентом НКВД.

Но память о нерядовой личности в независимой Украине все-таки чтят. В реконструированном приходском доме, где прошли детские годы Кирилла Студинского, еще 15 лет назад была оборудована музейная комната, ее экспозицию восстанавливают сотрудники областного краеведческого музея. Тогда же во дворе был установлен памятник выдающемуся ученому (скульптор Иван Мулярчук). А на днях по случаю 140-летия с даты рождения ученого тернопольские исследователи Евгений Дорош и Владимир Слюзар издали книгу «Кирило Студинський: документи, спогади, світлини» (издательство «Підручники і посібники», 2008). В Тернополе состоялось спецпогашение именного конверта Кирилла Студинского. А на малой родине академика, в селе Кипячка, облсовет и областная ячейка Научного общества им. Шевченко организовали научную конференцию.

Кирилл Студинский родился 4 октября 1868 года, он происходит из священнического рода как по линии отца, так и по матери. Отец Иосиф был батюшкой в Кипячке в течение 44 лет. Мать Виктория — дочь священника и известного политика, историка и писателя, депутата Галицкого сейма и парламента Австро-Венгрии Степана Качалы.

После сельской школы и народной школы в Тернополе Кирилл поступает в Тернопольскую гимназию. С большой теплотой он будет вспоминать об украинских профессорах — историке и географе Льве Рудницком, катехите Василии Копытчаке, директоре гимназии Льве Силецком, преподававшем древнегреческий язык. Из этой же гимназии вышли в свет и стали известными людьми друзья Кирилла Студинского: Станислав Днестрянский — юрист, академик; один из основателей украинского театра, актер Антон Крушельницкий, брат певицы Соломии Крушельницкой; дирижер и музыкальный критик Владимир Садовский.

Юноша продолжает учебу в Украинской академической гимназии во Львове. И снова ему повезло: среди учителей — когорта патриотически настроенных профессионалов. Это историк и писатель отец Василий Иваницкий, писатели Иван Гушалевич и Григорий Цеглинский, историк Михаил Полянский, композитор и певец Анатоль Вахнянин и др. В 1885 году по инициативе венской «Сечи» студенческое общество Львова «Академическое общество» устроило путешествие молодежи из Галичины на Подолье с концертами и рассказами об историческом прошлом украинского народа, творчестве Тараса Шевченко и Маркияна Шашкевича. В этом мероприятии участвовал и 17-летний Кирилл.

По окончании гимназии родители решили: по семейной традиции сын будет изучать теологию. Юноша поступил во Львовскую духовную семинарию, существовавшую тогда как факультет Львовского университета. А два года спустя благодаря ректору семинарии Омеляну Бачинскому отправляется в Вену изучать богословские науки в университете. Но Кирилл мечтает о славистике. Не прошло и трех лет, как талантливый юноша с Галичины защитит у известного слависта профессора Ватрослава Ягича докторскую работу «Картини духовного життя у малоросів XVI—XVII століть зі зверненням особливої уваги на календар». Впоследствии, обучаясь в Берлинском университете под руководством профессора Александра Брюкнера, Кирилл Студинский начинает исследование литературно-исторической памятки XVII в.
«Пересторога».

Этот труд, а также исследование грамматики 1581 года «Адельфонтес» молодой ученый подает в качестве габилитационных на должность профессора Львовского университета. И вот — досадная неудача. Кирилл Студинский повторяет участь своего духовного наставника Ивана Франко: оба из-за козней профессоров-поляков не были приняты на кафедры. Год спустя, в 1896-м, К.Студинский, защитив в Ягеллонском университете труд «Характеристика і генеза поезій Амвросія Метлинського», все же получает право читать лекции по украинскому языку и литературе. А параллельно будет преподавать этот предмет в краковской гимназии имени Яна Собеского.

Именно в известных европейских университетах научные интересы Кирилла Студинского обрели многообразие. Он погрузится в славянскую этнографию, будет исследовать памятки украинской полемической литературы XVI— XVII веков, творчество многих украинских писателей. Ученый углубится в философию и историю христианства, патрологию церкви, историю общественных движений, взаимосвязей Надднепрянщины и Галичины. И оставит богатое научное наследие — более 500 работ из разных областей знаний. Кирилл Студинский проводит и общественную работу: редактирует просветительские издания, возглавляет хоровое общество «Боян» во Львове, учительское общество в городе Льва, принимает участие в других организациях.

В течение восьми лет талантливый ученый занимал должность чрезвычайного профессора философского факультета, а с 1908-го по 1918 год — обычного профессора Львовского университета. В непродолжительный период ЗУНР украинская власть во Львове назначает его комиссаром университета. Когда после оккупации Галичины Польшей университетскую автономию ликвидировали, известное учебное заведение стало одним из оплотов осуществления политики шовинизма. Профессор-украинец отказался сотрудничать с правительством Пилсудского. Его увольняют из университета. В 1919-м польская власть на полгода упрятала ученого в концлагеря Тарнова и Домбье под Краковом.

Возвратившись на родину, Кирилл Студинский активно участвует в антипольских манифестациях Украинской христианско-общественной партии, которую он возглавляет, редактирует партийный журнал «Руслан». Но дверь Львовского университета перед ним закрылась вплоть до 1939 года.

В течение семи лет (1923—1931) Кирилл Студинский возглавляет Научное общество им. Шевченко, которое было неформальной Академией наук на украинских землях под Польшей. Биографы ученого напишут, что за это время глава НОШ основал собственную филологическую школу, активизировал исследования в гуманитарных отраслях, расширил издательскую деятельность общества. Но они только бегло упоминают, что за упомянутый промежуток времени были установлены тесные контакты между НОШ и Всеукраинской академией наук. Не зря ВУАН приглашает Кирилла Студинского сначала в качестве внештатного академика на кафедру древнеукраинского писательства, а с 1929 года зачислят в штат. Свидетельством высокого международного авторитета НОШ в этот период было принятие в члены уважаемой научной организации трех нобелевских лауреатов — Альберта Эйнштейна, Фрица Прегля и Макса Планка.

В печально известном 1933 году президиум ВУАН вынес решение-вердикт — исключить из состава академиков Михаила Возняка, Филарета Колессу, Кирилла Студинского и Василия Щурата «как врагов трудящихся масс Украины». Общественные и культурные связи между Советской Украиной и Галичиной свелись до минимума. Кирилл Студинский пишет в одном из писем: «За мої зв’язки з Україною потерпів я багато (…) Все ж думка про потребу зв’язків усіх українських земель залишається в моєму мозку і серці до кінця життя…»

Советские власть имущие хорошо осознавали авторитет академика Студинского в Украине. После прихода на западно-украинские земли Красной армии большевики восстановливают ученого в действительных членах Академии наук УССР, избирают деканом филологического факультета, назначают проректором по научной работе Львовского университета. Кирилла Студинского «продвигают» в депутаты Народного Собрания Западной Украины, проголосовавшего за вхождение западно-украинских земель в состав УССР, а вскоре — депутатом Верховного Совета СССР.

Михаил Грушевский и Кирилл Студинский (в 1927 г.)
Михаил Грушевский и Кирилл Студинский (в 1927 г.)
Однако письма академика свидетельствуют, что он не питал никаких иллюзий по поводу гуманистического облика новой власти. Кирилл Студинский, пользуясь своим авторитетом и депутатскими возможностями, помогает заключенным украинским патриотам, в частности, добивается освобождения из-под ареста дочери директора Национального музея во Львове Иллариона Свенцицкого Веры, назначения пенсии супруге Михаила Грушевского Марии и его сестре Анне. Он выполняет просьбу митрополита Андрея Шептицкого «взяти бідних хліборобів в оборону, клопотати перед Народним Комісаром Фінансів про зменшення податків для них».

28 июня 1941 года во время наступления немецких войск часть украинской интеллигенции вынужденно перевозили из Львова в Харьков. В одном вагоне поезда ехали Кирилл Студинский с супругой Леонтиной и сын Ивана Франко Петр. Последующая их судьба неизвестна. По одной из версий, энкаведисты расстреляли их при приближении к Харькову. Другая предполагает, что конвоиры убили Студинских и Петра Франко во время бомбардировки немецкой авиацией санитарного поезда в Тернополе.

19 июля 1941 года глава УГКЦ митрополит Андрей Шептицкий выдаст дочери Кирилла Студинского Ирине, искавшей отца, справку: «Посвідчається, що пані Ірина Тисовська їде до свого хворого батька в Сущині п.Прошова. Поручаємо її доглядам Всечесних отців, Парохів, та прохаємо по змозі її помочи, щоби без перешкод могла там доїхати». Значит, владыка не ведал об участи Кирилла Студинского, «неправильного» ученого с Тернопольщины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 14 сентября-20 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно