НЕПЕНСИОНЕР

6 октября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №39, 6 октября-13 октября

«Предвыборной борьбы не люблю, — признался он. — Очень. Не умею ею заниматься и не люблю». «А вам и не придется ею заниматься...

«Предвыборной борьбы не люблю, — признался он. — Очень. Не умею ею заниматься и не люблю».

«А вам и не придется ею заниматься. Главное — ваша воля, уверенность. Ваши поступки. От этого все зависит. Политический авторитет либо приходит, либо нет. Вы готовы?»

«Буду работать там, куда назначите», — немногословно ответил Путин.

По-военному…

«А на самый высокий пост?»

Путин замешкался с ответом. Чувствовалось, что он впервые по-настоящему осознал, о чем идет разговор.

«Не знаю, Борис Николаевич. Не думаю, что я к этому готов». —«Подумайте. Я верю в вас».

Это — отрывок из новой книги воспоминаний Бориса Ельцина «Президентский марафон», опубликованный в последнем номере журнала «Огонёк». Читатель уже догадался: президент России встречается с директором ФСБ Владимиром Путиным, чтобы предложить ему пост премьер-министра страны. При этом Борис Ельцин даже и не скрывает от растерянного полковника, что в дальнейшем может НАЗНАЧИТЬ — глагол-то какой! — его на другой пост, самый высокий. Пост президента.

Борис Ельцин, как обычно, лукавил с молодым неопытным чекистом. Самый высокий пост в России — это не пост президента. Самый высокий пост в России — это пост Бориса Ельцина. И на эту должность Владимира Путина не назначит и не изберет уже никто: место занято. Именно для доказательства этого факта, очевидного для внимательно следящих за развитием ситуации в России наблюдателей, и написал свою новую книгу Борис Ельцин. На следующей неделе она появится в книжных магазинах, затем состоится ее мировая презентация. Но уже сегодня хочется поговорить о мотивах, заставивших Ельцина написать именно такие мемуары.

Судя по всему, речь здесь не об объемах влияния первого президента России, для увеличения которых ему нужно напомнить о своих заслугах. Нет, Ельцин в лишней власти не нуждается — у него и так предостаточно возможностей определять ход событий. Ельцин этих возможностей и не скрывает. В интервью «Огоньку», предваряющем публикацию отрывка из книги, он перечисляет тех, с кем регулярно общается, — Владимир Путин, Михаил Касьянов, Игорь Сергеев, Владимир Рушайло. «Встаю по-прежнему рано, когда в доме все еще спят. Читаю газеты, аналитические справки, словом, «работаю с документами». Затем намечаю встречу с кем-то из членов правительства, с членами моей бывшей команды… В чем мое влияние? Ни в чем. Сегодня я просто собеседник. В том числе и для нынешнего президента. Собеседник, который, скажем так, много знает».

Так и вижу знаменитую ельцинскую, с хитрецой, улыбку. Человек, способный НАЗНАЧИТЬ президента России, регулярно назначающий встречи этому самому президенту, премьеру, министру обороны, министру внутренних дел, другим членам правительства и сотрудникам своей бывшей администрации — в чем его влияние? Ни в чем… Точный ответ в стиле Ельцина: не задавайте глупых вопросов — и не будете размышлять над подобными ответами. Разве не понятно, в чем его влияние? Во всем…

После своей знаменитой отставки 31 декабря 1999 года Ельцин сознательно ушел в тень, чтобы облегчить избранному им самим преемнику легкую победу на выборах главы государства. Газеты писали о «конце эпохи Ельцина», в то время как ближайшее окружение выехавшего из Кремля главы государства радостно потирало руки. Операция «Владимир Путин» действительно удалась. Если согласиться с утверждением Ельцина, что он наметил именно этого человека в собственные преемники — потому и отправил в отставку преданного Сергея Степашина, — то тогда запущенный за несколько месяцев до отставки Ельцина слух о том, что президент пытался отправить в отставку и Путина — да не получилось, генералы помешали, — великолепная артподготовка, заброшенная в политический пруд удочка, на которую многие попались, в том числе и автор этих строк, решившийся изложить версию о возможных причинах успеха Путина на страницах «ЗН». «Помешавшие» генералы до сих пор ездят к Ельцину на дачу, так что захоти президент — и завтра вместо Путина был бы какой-нибудь Рушайло… Но президенту нужно было другое. Ельцин в своей книге не скрывает, чем именно привлек его Владимир Путин. «Путинские доклады были образцом ясности. Он старательно не хотел «общаться», как другие замы главы администрации, то есть излагать свои концепции, воззрения на мир и на Россию». В Путине Ельцина привлекла прежде всего исполнительность: отвечает по-военному, не рассуждает — и отсутствие системы собственных ценностей. Такой человек подходил Ельцину и его окружению больше всего. Становилось ясно, что на следующих выборах президенту уже не баллотироваться — какой там третий срок! А между тем к выборам 2001 года могли усилиться возможные оппоненты «семьи» — тот же Евгений Примаков, Юрий Лужков. Нужно было действовать на опережение. Ельцинский инстинкт сохранения власти и на этот раз сработал, как безотказная машина. Отказавшись от должности, Борис Николаевич сохранил самое главное, то, без чего он уже не мог жить, — власть. Но власть без ответственности…

Проще говоря, Ельцин стал российским Дэн Сяопином — патриарх китайских реформ тоже формально не занимал руководящих постов в партии и государстве, однако одного его слова было достаточно, чтобы сместить одного партийного руководителя и назначить другого. О роли Дэн Сяопина в Китае знали все. О роли Ельцина в России могли только догадываться. Все разговоры на эту тему воспринимались до последнего времени как спекуляция. Судя по всему, ельцинскому окружению и самому экс-президенту это надоело. Ельцин не хочет выглядеть в истории беззаботным пенсионером, проводящим время на рыбалке и охоте, этаким новым Никитой Хрущевым, отправленным на дачу вероломными соратниками. Не то чтобы с помощью этих мемуаров Ельцин хочет вернуться в большую политику — он из нее никуда и не уходил. Скорее всего, он просто хочет, чтобы знали, как он сейчас в этой политике действует. Подобное знание к тому же — великолепная гарантия того, что преемник, не отличающийся ельцинской масштабностью и готовый бороться даже со своей резиновой куклой в телевизоре, не будет дергаться и продолжит визиты к знающему собеседнику.

Впрочем, Ельцин отдает себе отчет в том, что выход книги прерывает его существование в политической тени. «Я, неосознанно, может быть, старался, чтобы о нас меньше говорили и писали. Но теперь, после выхода книги, все опять изменится. Думаю, обиженных будет предостаточно. Политика — жесткая вещь».

Политика — очень жесткая вещь. И поэтому стоит отдать себе отчет в неправдоподобии многочисленных исследований и материалов о «конце эпохи Ельцина», начале нового времени и усилении позиций Владимира Путина. Режим Ельцина — понятие сложное и многогранное. Нынешний президент создал само Российское государство под себя, под свои методы управления и представления об обществе. Был ельцинский режим, управляемый Бурбулисом и определяющийся гайдаровскими реформами. Был режим черномырдинской стабильности и было время Чубайса: только решения всегда окончательно определялись и принимались одним человеком. Сегодня ельцинским режимом доверили управлять Владимиру Путину — и как при этом называется должность управляющего — президент, премьер, глава администрации — думается, не важно. Книга Ельцина — не исторический памятник, а объяснение того, как этот режим функционирует в изменившейся реальности.

Сегодня нужно уже думать о другом: о времени, когда Ельцина не станет. Сохранится ли его режим, сможет ли ельцинское окружение стать для Владимира Путина «коллективным Ельциным» или новый президент будет способен воспользоваться ситуацией и создать свой собственный режим управления? Или все же Путина никогда не назначили бы управляющим, если бы стабильность режима и будущее ельцинского окружения зависели бы только от жизни Ельцина? Каков потенциал развития ельцинского режима и не сдерживает ли это полумонархическое правление развитие самой России? Может ли вообще быть в России другой режим, кроме ельцинского, и не понадобится ли новому режиму новое государство (государства)? Если отставка Ельцина позволила поверить в возможность неких перемен, то его мемуары как раз убеждают в ином: если перемены и будут, то исключительно с соизволения давно уже переставшего быть революционером первого президента России.

«Решения я всегда любил принимать в одиночку»…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно