«Не бойтесь!» Этими словами Христа обратился к запугиваемым чекистами делегатам церковного Собора митрополит Василий Липкивский

27 марта, 2009, 13:51 Распечатать Выпуск №11, 27 марта-4 апреля

Утром 5 мая 1920 года киевляне узнали, что украинское войско и польская армия освободили от большевиков Козятин, Бердичев и Житомир и наступают на столицу Украины...

Василий Липкивский
Василий Липкивский
Утром 5 мая 1920 года киевляне узнали, что украинское войско и польская армия освободили от большевиков Козятин, Бердичев и Житомир и наступают на столицу Украины. Большевики начали поспешно оставлять Киев. Последние подразделения Красной армии еще уходили из города по Цепному мосту на левый берег Днепра, а в Софийском соборе Всеукраинский православный церковный совет уже обсуждал предложение настоятеля храма, протоиерея Василия Липкивского: «Чтобы возродить нашу Церковь, чтобы вдохнуть в нее душу живую, мы должны освободиться от московской церковной власти». В тот же день церковный совет провозгласил автокефалию Украинской церкви, а для утверждения этого акта решил созвать на праздник Покровы Всеукраинский собор.

Внук и сын священника Васи­лий Липкивский связывал свою фамилию с названием реки Липа на восточной границе Подолья, где в городке Липовец служил настоятелем храма его отец, а со временем — и сам Василий. Но большую часть своей жизни Липкивский про­жил в Киеве. Здесь окончил духовную семинарию (находилась она на Подоле, на нынешней Контрактовой площади, неподалеку от фонтана «Самсон») и Духовную академию (теперь — Киево-Могилянская академия). В академии он получил степень кандидата богословия.

Первый конфликт с московской церковной властью у Липкивского произошел в 1905 году, когда его за украинофильство уволили с должнос­ти директора Киевской церковно-учительской школы и назначили настоятелем Свято-Покровской церкви, находившейся в тогдашнем пригороде Киева — Соломенке. Позд­нее Липкивский в своих воспо­минаниях сравнивал священнослужителей огосударствленной Российской церкви с «бутылочками с казенной печатью в казенном магазине».

С началом Украинской революции отец Василий стал одним из лидеров движения за возрождение Украинской церкви. По его мнению, первой основой ее возрождения должна стать церковная независимость, или автокефалия. Привер­женцы автокефалии исходили из канонов христианства, в частности из 17-го правила ІV Вселенского Халкедонского собора (451 г.): «Если правосильной властью основано государство, то административное распределение церковное должно совпадать с распределением государственным». Тогда образцом для наследования для украинского православия стала Грузинская церковь, восстановившая в 1917 году свой автокефальный статус.

Второй основой возрождения Украинской церкви отец Василий считал богослужение на украинском языке. Он сам переводил богословские и литургийные тексты, а 22 мая 1919 г. отслужил в Николаев­ском соборе на Печерске первую литургию на украинском языке в сопровождении хора под управлением Николая Леонтовича (позднее большевики подорвали этот собор, построенный еще Иваном Мазепой; сейчас на его месте — Дворец детей и юношества). За это иерархи Российской церкви дважды запрещали отцу Липкивскому проводить священнослужения и один раз даже заочно предали церковному суду.

Очевидцы отмечали образный язык страстных проповедей отца Василия: в них он сравнивал течение жизни Церкви с течением Днеп­ра, а дух служения — с башней храма, а также призывал верных к единению с чистым воздухом неба. Когда 30 августа 1919 года Галицкая и Надднепрянская армии в ходе совместной операции освободили Киев от большевиков, отец Василий обратился к народу со словами: «Когда ты не станешь в обороне своей Отчизны, то будешь плакать в московской неволе, как когда-то Израиль на реках Вавилонских».

Наконец, третьей основой деятельности УАПЦ Василий Липкив­ский считал принцип соборноправности, то есть участие мирян в управлении церковью, как это на протяжении веков делали участники церковных соборов и члены православных братств: князья, шлях­та, мещане и казаки.

Именно на трех указанных основах
І Всеукраинский собор, собравшийся в 1921 году на Покрову в Софийском соборе в Киеве, провозгласил создание Украин­ской автокефальной православной церкви. Собор акцентировал внимание на неподчиненности церкви руководству других церквей и признал принудительный переход Киевской церкви в подчинение Московскому патриархату в 1686 году аморальным и неканоническим актом. Сакральным языком церкви был признан украинский. И сам состав Всеукраинского собора словно воплощал принцип соборноправности: приблизительно седьмая часть его делегатов были священнослужителями, остальные — миряне, и среди них академики Агатангел Крым­ский и Сергей Ефремов, профессоры Владимир Чехивский, Василий Данилевич, Григорий Стороженко и Петр Стебницкий, композитор Ки­рилл Стеценко, писатели Людмила Старицкая-Черняхивская и Григорий Косынка.

Собор избрал Василия Липкивского митрополитом Киевским и всей Украины. Поскольку экзарх Москов­ского патриархата в Киеве мит­рополит Михаил (Ермаков) отказался освятить епископов Украин­ской церкви, они были рукоположены соборным освящением по практике древней Александрийской церкви.

Тогдашние иерархи Российской церкви называли автокефалию УАПЦ «от начала до конца националистической выдумкой». Вслед за ними и чекисты обвинили Ук­раинскую автокефальную церковь и ее митрополита в деятельности в интересах международной контрреволюции и империализма, в петлюровщине и национализме: «Совершенно секретно. ОГПУ обратило внимание некоторых отделов на возрастающее влияние среди украинского населения так называемой Украинской Автокефальной Церк­ви, возглавляемой киевским митрополитом Василием Липкивским. Давно уже известно, что Липкивский и его сподвижники являются тайными пропагандистами украинского сепаратизма и не столько стремятся освободить от зависимости Московского патриархата некоторые церковные приходы на Украине, сколько под этим прикрытием проповедуют разные вражеские советской власти идеи украинского национализма».

Власть ставила препоны митрополиту при посещении церковных приходов (а их было 1200) и даже предписывала председателям сельсоветов всячески препятствовать его передвижению — в частности, под видом проверки документов. Осенью 1925 года большевики вообще запретили Липкивскому выезжать из Киева. Впоследствии чекисты дважды арестовывали митрополита. После второго ареста по обвинению в антисоветской деятельности он три месяца провел в тюрьме ГПУ в Харькове. А когда вернулся в Киев, киевляне устроили ему, по высказыванию Сергея Ефремова, нас­тоящую царскую встречу. Пого­варивали, что были раскуплены все цветы на базарах и в магазинах города. После второго заключения митрополит обратился к правительству советской Украины с протестом против преследований, а также с требованием снять с него ограничения в правах и позволить свободно передвигаться по территории республики для осуществления архипастырского служения.

Василий Липкивский назвал четыре причины гонений на церковь: «Власть вскоре увидела, что Ук­раинская Автокефальная Православная Церковь вырастает в крепкую и опасную для власти гору, она провозгласила себя «автокефальной», независимой от московского цер­ковного движения, а церковная независимость подразумевает под собой государственную независимость; она очень увлекает народ, а это для антицерковной власти самое неприятное; она, наконец, является национальной, воспитывает народ в национальном духе, а советская власть против всякого национального сознания, особенно украинского».

В 1927 году на Покрову в соборе Святой Софии в Киеве собрался ІІ Всеукраинский церковный собор, на который Липкивский прибыл прямо из камеры харьковской тюрьмы. Собор проходил под контролем чекистов. Они выдвинули делегатам ультиматум: или они избирают другого митрополита, или Собор будет разогнан, а Липкивский — сослан в Нарымский край. Когда же один из делегатов осмелился протестовать, его арестовали прямо в храме. Тогда митрополит Липкивский обратился к делегатам Собора со словами: «Чего испугались? От чего вам стало страшно? Разве не знали раньше, куда и для чего идете? Не бойтесь, кто служит Богу и любит своего брата! Не бойтесь, кто искренне хочет спасти свою душу! Не бойтесь и гоните сом­нения! Если наше дело правое и угодное Богу, никто нас не победит!» В итоге Собор принял решение: «Принимая во внимание почтенный возраст, снять с отца Васи­лия Липкивского бремя митрополичьего служения».

До октября 1929 года отец Ва­силий жил во дворе Софийского собора. Когда же власти закрыли храм, он был вынужден переселиться к своей сестре на Соломенку — рядом со Свято-Покровской церковью. От голодной смерти спасли денежные переводы, которые в течение четырех лет присылал ему священник Украинской церкви в Ка­наде Петр Маевский. Несмотря ни на что, отец Василий писал «Історію Української Православної Церкви», а также проповеди и воспоминания, и очень сожалел о том, что утратил свою богатейшую библиотеку.

В январе 1930 г. власть вынудила УАПЦ объявить о самороспуске, десятки ее священников и тысячи верян погибли в тюрьмах и концлагерях, а преемник Липкивского, митрополит Николай Борецкий, сошел с ума от пыток. В 1934 году коммунисты закрыли Покровскую церковь, а Липкивского выселили за город — в хатку в Александровской слободе (сейчас это юго-западная окраина Соломенки).

В сентябре 1937 года Василий Липкивский получил от Петра Ма­евского приглашение возглавить Ук­раинскую церковь в Канаде и дал на это свое согласие. А уже 22 октяб­ря его арестовали. Старшая дочь и двое сыновей Липкивского также были арестованы и отправлены в Сибирь. Чекисты обвинили 73-летнего отца Василия в том, что он «был одним из руководителей националистической фашистской организации украинских церковников, целью которой являлось отделение Украины от СССР и создание самостоятельного государства».
27 ноября по приговору «особой тройки» при Киевском управлении НКВД Василий Липкивский был расстрелян.

Рукописи Липкивского сохранила его сестра, а главный труд отца Ва­силия — «Історію Української Православної Церкви» — профессор Николай Андрусяк в 1942 году переправил во Львов, митрополиту Андрею Шептицкому. После вой­ны труды Липкивского усилиями украинской диаспоры были изданы на Западе. А в октябре 1983-го в городе Баунд-Бруке в штате Нью-Джер­си на средства украинской общины митрополиту Липкивскому установили памятник работы скульптора Петра Капшученко. В Киеве же памятника Василию Липкивскому до сих пор нет, а улица на Соломенке, где находится Свято-Покровская церковь, и сегодня носит имя начальника Петроградского ЧК Моисея Урицкого.

Через 60 лет после гибели Васи­лия Липкивского Поместный собор вос­становленной Украинской Авто­кефальной Православной Церкви в Киеве постановил ежегодно отмечать день казни митрополита как День памяти всех украинских новомучеников — жертв коммунистического террора. А на Подоле, рядом с Киево-Могилянской академией, на первом этаже колокольни собора Николая Набережного был освящен храм Святых новомучеников украинских.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно