НАСЛЕДНИКИ ФИШЕРА

8 июня, 2001, 00:00 Распечатать

Шахматный турнир невероятной XX категории закончился в столице Казахстана Астане. Средний рейтинг...

Шахматный турнир невероятной XX категории закончился в столице Казахстана Астане. Средний рейтинг турнира 2733 понижал только выступающий от хозяев гроссмейстер Дармен Садвакасов, который в компании Гарри Каспарова, Владимира Крамника, Бориса Гельфанда, Александра Морозевича и Алексея Кирова не мог претендовать ни на какое другое место, кроме последнего. Он и был шестым, сумев дважды (!) сыграть вничью с Каспаровым и по одному разу — с Шировым и Гельфандом.

Двухкруговой турнир развивался таким образом, что перед последним туром только победа «на заказ» над Крамником выводила вперед Гарри Каспарова. В связи с этим интересно послушать, что говорит об этом и других событиях в Астане грссмейстер, ведущий эксперт Интернет-сайта Гарри Каспарова Сергей Шипов в интервью для Радио «Свобода»:

 

— Победа Каспарова, конечно, обострит вопрос о первенстве в шахматном мире, ибо ему удалось обыграть в личной встрече и в который уже раз опередить в турнире чемпиона мира Владимира Крамника. Обстановка в шахматах достаточна нестабильна и неустроена. Чемпионом является Владимир Крамник, а вот состоится ли его следующий матч с претендентом — совершенно неизвестно. И Каспаров в очередной раз подтвердил, что именно он сильнейший претендент, но непонятно, каким образом можно организовать матч на первенство мира. Практически нет организации, которая сейчас способна провести полноценный чемпионат мира, и результаты турнира в Астане еще больше обострили этот вопрос.

Партия последнего тура Каспаров—Крамник получилась и очень зрелищной, и очень важной. Дело в том, что берлинская система в испанской партии, которую играет Владимир Крамник, в последнее время обрела большую популярность, и то, что Каспарову удалось, да еще и в столь эффектной манере, победить белыми в этой системе, действительно придает партии особый вес и, конечно, это лучшая партия турнира.

— А что вы скажете о том, что Каспаров на этом турнире помирился с Гельфандом?

 

— На мой взгляд, этот конфликт яйца выеденного не стоил. Борис Гельфанд в действительности находится в стороне от противостояния Каспаров—Крамник, и те претензии, которые были у Гарри Кимовича и соответственно ответная реакция были чисто эмоциональными, и говорить об этом уже не стоит. В данном вопросе ничего серьезного не было.

— Вызывает удивление просто смешной призовой фонд супертурнира, когда победитель и призеры получили соответственно четыре, три и две тысячи долларов. Это шахматисты, которые в матче между собой разыгрывают шестизначные суммы...

 

— Система призовых и система премиальных довольно стихийно сложилась в шахматном мире, и не только в нем. Скажем, в теннисе Андре Агасси, приезжая на турнир, не очень интересуется призовыми, потому что уже имеет личный контракт. Те шахматисты, у которых нет безумной популярности, не могут призовыми обеспечить себя и свои семьи, а такие, как Каспаров, Крамник, Карпов и другие, получают серьезные деньги только за участие в турнире. Каждый спонсор, каждый организатор прежде всего интересуется приездом звезд, которые придают популярность всему турниру. Так сложилось. Например, президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов считает, что только призовые деньги должны привлекать шахматистов, и что даже великие звезды должны приезжать и бороться именно за призовые деньги. В ближайшее время, я думаю, это нереально.

Между прочим, надо напомнить, что шахматный мир должен быть благодарен Роберту Фишеру за то, что в свое время он поднял интерес к шахматам на такую высоту, что гроссмейстерам стали платить сотни тысяч и миллионы долларов. Кстати, в дни турнира в Астане были опубликованы результаты опроса, проведенные югославским шахматным журналом. По итогам опроса, сильнейшим шахматистом XX века признан именно Роберт Фишер. В этом списке не оказалось вообще Крамника. Дело, вероятно, в том, что Крамник очень молод, и можно считать, что впереди у него гораздо большие успехи, чем за несколько лет XX века. Но почему не Алехин или Ботвинник, не Таль или Карпов? Очевидно, Фишер привлек внимание экспертов тем, что практически в одиночку боролся против очень многих представителей могучей советской шахматной школы и сумел стать чемпионом, которым считает себя и до сих пор.

В заключение приводим несколько высказываний Гарри Каспарова после окончания турнира в Астане.

— Если бы не было Садвакасова, то в получившемся турнире 21-й категории сразу лидировал бы я. Да, Крамник оказался практичнее меня, он обе партии у Садвакасова, выступавшего в этой компании как бы вне конкурса, выиграл. Ну что ж, Крамника так не лихорадило, как меня. Я понимаю, что так просто Крамник не бросит «берлинский» вариант, он продолжит над ним работать, но того психологического перевеса, который он имел раньше, у него уже не будет. Это самый главный итог нашего поединка.

Моя точка зрения известна: Крамник морально обязан играть со мной матч-реванш, особенно в этих условиях. Его звание должно базироваться на доказании миру: он сильнейший шахматист, и его успех в Лондоне не случайность. Владимир сделал большой шаг вперед в понимании шахмат. Однако извините, у меня из десяти «мероприятий» (турниров) по шахматной классике девять побед. У Крамника пока таких показателей просто близко нет! То есть Крамнику надо сейчас доказать, что в Лондоне у Каспарова не было случайного помрачения рассудка.

Я собираюсь играть в Вейк-ан-Зее в январе следующего года и Линаресе. Хотя, что будет в следующем году, никто точно пока не знает. Я намерен играть во всех соревнованиях, которые не затрагивают историческую традицию матча на первенство мира и не финансируются из кармана илюмжиновых и иже с ними.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно