Наследие, вдохновляющее творцов

1 июля, 2011, 13:46 Распечатать Выпуск №24, 1 июля-8 июля

Девятого мая исполнилось 140 лет со дня рождения выдающегося украинского ученого Владимира Гнатюка!

© schoolmusic2009.narod.ru

Девятого мая исполнилось 140 лет со дня рождения выдающегося украинского ученого Владимира Гнатюка! Широта его научных интересов — этнография, фольклористика, языкознание, литературоведение, искусствоведение, переводческая деятельность — поражала современников и не переставала интересовать следующие поколения. Ученый секретарь Научного общества имени Т.Шев­ченко во Львове, член Чешского научного общества, Пражской, Венской и Всеукраинской академий наук...

Директор музея Остап Черемшинский
возле памятника Владимиру Гнатюку (1971 г.)
 
Владимир Гнатюк (родился в живописном селе Велесневе на Тернопольщине) еще в детстве отличался феноменальной памятью. «Однажды услышанную песню или сказку он мог даже через несколько месяцев воспроизвести слово в слово. Так же запоминал целые страницы из Биб­лии, которую отец (сельский дьяк и одновременно учитель школы при церкви. — Р.Я.) час­то читал вслух», — утверждает известный ученый из Пряшева (Словакия) Микулаш Мушинка в очерке «Владимир Гнатюк: жизнь и его деятельность в облас­ти фольклористики, литературоведения и языковедения». Гнатюк-старший решил, что из сына «поп был бы неплохой, потому что умеет петь и говорить», и повез его в Бучач в народную школу. Любознательный мальчик старается как можно больше времени проводить среди людей — в Бучаче и селах уезда. И уже в 12-летнем возрасте у него была тетрадь с записями свыше 100 песен, сказок, анекдотов и преданий. Отцовская мечта не осуществилась: Владимир за неимением денег не смог стать студентом коллегиума святого Атаназия в Риме, а со временем надеть рясу священника. Но такой поворот в судьбе юноши не стал трагедией.

Закончив Бучачскую и Ста­нис­лавскую гимназии, Владимир Гнатюк поступил на философский факультет Львовского университета. Но от этнографических увлечений не отказался. Уверенности студенту прибавил москвофильский журнал «Но­вый галичанин», опубликовавший семь образцов народного творчества по его записям.

Во время обучения в университете Владимир Гнатюк стал дружить со своим духовным нас­тавником Иваном Франко. Сначала в редактированном им журнале «Житє і слово» ведет обзоры. А когда уволенный с работы в редакции газеты «Кур’єр Львовскі» Иван Франко оказался в затруднительном материальном положении, его младший побратим, как глава студенческого общества «Академічна громада», активно взялся за организацию юбилея — 25-летия писательской деятельности Каменяра. Он выпал на октябрь 1898 года. За счет выпущенной лотереи управа общества приобрела сборник стихотворений «Мій Ізмарагд» и таким способом выплатила Франко гонорар. Кроме того, оргкомитет юбилея, возглавляемый Влади­миром Гнатюком, издал работу Михаила Павлика со списком произведений И.Франко, альманах, а также сборник музыкальных произведений на его слова под названием «Зів’яле лис­тя». Выдающийся писатель этой дружбой дорожил, что подтверждает малоизвестная деталь из биографии Ивана Франко. Он один-единственный раз в жизни был кумом — именно на крестинах сына Гнатюка Стефана (к сожалению, мальчик умер в шестимесячном возрасте), а кумой была жена Михаила Грушевского Мария.

Гнатюк откликнулся на призыв Михаила Драгоманова, адресованный интеллигенции Гали­чины, — подать руку помощи братьям-украинцам из Венгерс­кой Руси, которые в условиях чужеземного порабощения обречены на вымирание. Ученый-эт­нограф и фольклорист с 1895-го по 1903 год принял участие в шес­ти научных экспедициях по Закарпатской Украине, Восточ­ной Словакии, Южной Венгрии. В результате поисков вышло шесть томов этнографических материалов, издан ряд работ о жизни лемков за Карпатами и югославских русинах. Известный ученый Филарет Колесса так оценил значимость этих исследований: «Ими В.Гнатюк, можно сказать, открыл Закарпатскую Украину для украинского гражданства и украинской нации».

Великий галичанин и украинец Владимир Гнатюк не избегал болезненных проблем общественно-культурной жизни своего народа. Вслед за писателем Борисом Гринченко он ищет ответ на вопрос — каково в действительности состояние украинского школьного образования и что означает так называемая народная школа. И делает вывод, что в Украине не только нет украинских школ, но даже в тех, которые есть, «все как огня боятся украинской книги». Как пат­риот В.Гнатюк не мог пассивно наблюдать переписывание украинской истории. «В учебниках, утвержденных оккупационным режимом, — говорит ученый, — детям чужд не только язык, но и сам дух, содержание». Это мнение словно высказано сегодня — как реакция на написание общего украинско-российского учебника для учителей истории, инициированного министром образования и науки Дмитрием Табачником.

За свою недолгую жизнь ученый собрал десять тысяч коломыек, помещенных в четыре тома, упорядочил и издал по два тома колядок, щедровок, басен, по одному — веснянок, рассказов об опришковском движении, похоронных обычаев и обрядов, других образцов народного творчества.

А вот — другой, еще лучший, результат. Бу­дучи постоянным автором и какое-то время редактором «Лі­тературно-нау­кового вісни­ка», Владимир Гна­тюк дал жизнь 30 томам этого журнала, опубликовал свыше 50 собственных научных разысканий и более 600 рецензий, обзоров, статей. Жур­нал пользовался популярностью не только в Галичине, но и на востоке Украи­ны. Недаром ради нераспространения «вольнодумства» царская цензура в 1901 году запретила его ввоз на территорию Российской империи.

А в серии изданий Украинско-Русского издательского союза, где Владимир Гнатюк в течение 14 лет был главным редактором, до Первой мировой войны появились аж 323 книги. В них — лучшие образцы мировой и украинской литературы, работы по физике, астрономии, статистике, истории и другим наукам. Вла­димир Гнатюк сам издал произведения 150 украинских авторов, которые не могли быть изданы в Большой Украине: там до революции 1905 года действовали Ва­луевский и Эмский указы о зап­рете ввоза и издания книг на украинском языке. Ученый отредактировал 40 томов Этно­графи­ческого сборника, превратив его в самый важный фольклорно-этнографический орган в тогдашней Украине. Порази­тельно — половину выпусков составляли его собственные работы!

Страдая от множества болезней — радикулита, бронхиальной астмы, туберкулеза легких, Вла­димир Гнатюк не опускал рук до последних минут жизни, обор­вав­шейся шестого октября 1926 го­да. Он выполнял обязанности ученого секретаря Научного общества имени Т.Шевченко во Львове. В это известное научное учреждение пришел тридцатью годами раньше, где работал под руководством своего великого учителя — Ивана Франко в филологической секции, а со временем секретарем этнографической комиссии.

Власть советской Украины не рискнула проигнорировать заслуги ученого — в 1924 году Владимира Гнатюка избрали дейст­вительным членом Всеук­раинской академии наук. Ученый глубоко ошибся в кратковременных стремлениях большевистской власти защищать украинский язык и культуру, побудив сына Юрия — выпускника Гор­ной академии в городе Пржи­браме (Чехословакия) — отправиться в Днепропетровск «уті­лювати в життя політику украї­нізації». Здесь его впервые арестовали, а в кровавом 1937-м осудили в Харькове и отправили в сибирские концлагеря. После смерти Сталина Юрия Гнатюка реабилитировали, но не позволили жить в Украине. Так он остался в Тамбовской области Рос­сийс­кой Федерации. Более благоприятной была судьба к дочерям Владимира Гнатюка — Ири­не и Лесе, служившим медсест­рами в рядах Украинских сечевых стрельцов. Ирина стала женой Василия Косаренко-Коса­ревича, посла УНР в Берлине, где и жила, забрав с собой мать. Леся, окончив медицинский факультет Карлового университета в Праге, во время Украинско-польской войны 1920-х годов эмигрировала в Париж, стала там доктором медицины.

А когда на родине Владимира Гнатюка была установлена советская власть, о нем потихоньку забыли. Длительное время, вплоть до 1971-го, могила выдающегося ученого на Лычаковском кладбище во Львове оставалась крайне заброшенной. Но находились небезразличные люди, которые несмотря ни на что пытались воскресить знаменитое имя. С 1961 го­да материалы о его жизни собирает выпускник Киевского института культуры, а ныне заслуженный работник культуры Украины Остап Черемшинский. Пройдет еще семь лет — и по инициативе главы местного колхоза Леонида Мацюка в селе Велесневе появится дом, который отдадут для музея Владимира Гнатюка. Сюда из Львовской научной библиотеки имени Васыля Стефаника была перевезена часть архива ученого. А его шурин — бывший выпускник Тернопольской гимназии Иван Боднар и художник Григорий Смольский передали мебель и другие вещи семьи Гнатюков. 150 мемориальных экспонатов сегодня представляют особую ценность музея, который посетили уже свыше 100 тысяч гостей и туристов. Не выдерживает критики факт открытия памятников к круглым датам, но в 1971 году, к 100-летию со дня рождения Владимира Гнатюка, во дворе музея установлен оригинальный бюст. Его авторы — скульптор Лука Биганыч и архитектор Владимир Блюсюк. Но, по моему мнению, лучшей памятью о выдающемся ученом стало превращение его богатого научного наследия в источник вдохновения для людей разных поколений. Например, композитор Владимир Ивасюк на основе коломыйки «про чар-зілля» создал знаменитую «Червону руту». Изучая систематизированные фольклорные и этнографические исследования В.Гнатюка, Борис Харчук написал повесть «Планет­ник», интересные картины нарисовали художники Иван Крислач, Ирина Левитская, Юрий Кисли­ченко, Василий Перевальский и другие. Владимир Гнатюк — жив. И прежде всего — в своем творчестве.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно