Наши в Португалии

8 июля, 2011, 13:20 Распечатать Выпуск №25, 8 июля-15 июля

Стоило сравнить отечественные оазисы с западными пустынями, как мираж тут же рассеялся.

Стоило сравнить отечественные оазисы с западными пустынями, как мираж тут же рассеялся. И уехали многие. Самая трудоспособная и готовая преодолевать трудности часть населения. С тем, что из Украины уезжают легально и нелегально, уезжают в больших количествах, свыклись на удивление легко. Едут из Киева, Черновцов, Харькова и Одессы, из сел и поселков. Едут все: музыканты и филологи, ученые и юноши призывного возраста (эти, правда, не едут, а бегут), инженеры и проститутки, футболисты и слесари, дилетанты коммерции и асы преступности, врачи и селяне, в одиночку и семьями. Вся Европа, обе Америки и Австралия с ужасом глядят на этот поток. И только сама Украина равнодушна. Разве что кто из журналистов опубликует очередную статью об «утечке мозгов» (об «утечке умелых и работящих рук» пишут редко, видимо, журналистам, как интеллигентам, свое больнее). Как-то Вячеслав Чорновил сказал, что «такой рассеянностью по миру, как украинцы, может похвалиться (или опечалиться?) только библейский еврейский народ». Ныне, по официальным данным, граждане Украины проживают в 55 странах. «Нашого цвіту по всьому світу»…

Кто-то уехал и преуспел, другие съездили, понюхали чужой жизни и вернулись. Но выбор в пользу «забугорья» сделали уже 6,6 млн. украинцев — именно столько наших соотечественников, по данным Всемирного банка, покинули страну. А Интернет по-прежнему забит форумами на темы «как уехать», «подскажите страну».

Узнаешь истории людей и понимаешь: уезжают не столько «туда», сколько «отсюда». Ибо нынче самая распространенная профессия в стране — «испытатель трудностей». Вот и бегут. Бе­гут от беспросветной коррупции, вопиющей несправедливости, безнаказанности одних, беззащитности других и бесперспективности третьих. «В Шепетовке держали кафе девять лет, но с каждым годом «конверты» в карманы милиции, налоговой, сан­эпидстанции и «крыши» все пухли и пухли. А летом прошлого года пришло новое начальство и потребовало двойные «конверты». Мы с женой плюнули и приехали в Лиссабон. Работаем много — она няней, а я на строительстве дороги. Мечтаем снова открыть свой маленький бизнес. Говорят, здесь «конверты» не в моде», — рассказывает Григорий Максюта.

Часто тот, кто ищет за рубежом место под солнцем, не успевает загореть, ибо трудится от зари до зари. Но при этом, если в Португалии работать уборщицей в отеле, гладильщицей белья, лифтером, няней, санитаркой по уходу за больным или стариком, швейцаром, посудомойкой, официанткой, слесарем, то можно получить 500–700 евро в месяц. Правда, из этих денег надо будет оплатить проживание и питание… Одним словом, нигде нас не ждут с цветами или сладкими пряниками. А может, действительно люди, успешно прошедшие испытание бедностью, к испытанию богатством уже не допускаются?

«Понаехали тут!»

Украинцы открыли Португа­лию в 1995-м, робко осваивая «сезонку» на апельсиновых, персиковых и масличных плантациях. Ну а когда страну приняли в ЕС, когда в Португалию потекли дешевые кредиты, развернулось строительство, ожила промышленность, то нехватка рабочих рук стала ощутимой.

«Я здесь уже шесть лет. Хо­тел приехать прямиком в Лисса­бон, но визу не давали. Пришлось оформить дорогущую турпутевку в Германию — выложил почти 2 тысячи долларов. А уже из Мюнхена поездом сюда, — говорит Семен Солодарь из Херсона.

— Сейчас я вроде бригадира, а раньше был чернорабочим в той же самой строительной компании. Денег хватает и себе, и домой выслать. Живу я с другом в квартире. Готовим по очереди. В еде себе не отказываем. Но в основном нажимаем на курицу — самый дешевый продукт, фигурирующий под кодовым названием «радость иммигранта». Фрукты, какие угодно, можно купить без меры — не обеднеешь».

Едут так называемым паровозиком: приятель или родственник здесь уже трудится и готов помочь с жильем, с поиском работы. Большинство же полагается на «авось»: приезжают в любой португальский городок и ищут работу сами. Раньше многие прибегали к услугам посредников. Они были тоже из Украи­ны, но жили здесь как минимум несколько лет, знали португальский и изучили все «входы и выходы». Их не очень-то любили, но без них не обойтись. Посред­ник за поиск нужного работодателя брал от 200 до 400 долларов. Не можешь заплатить сразу — заплатишь с первой зарплаты, но на 10% больше. И заплатишь обязательно. Иначе гарантированы большие неприятности. Рань­ше наших соотечественников еще и рэкетом давили. Сейчас всего этого нет — вышел Закон о легализации иммигрантов (не только из Украи­ны), и каждый приехавший может работать в стране на законных основаниях. Таким образом, исчезла почва для полного бесправия одних и полной безнаказанности других.

«Приехали сюда весной прошлого года. Муж нашел работу через неделю, а я четыре месяца сидела дома, полдня учила португальский, а вторую половину — спала. Ну где бы я еще выспалась, как не в Порту­галии! — говорит Ольга Слободина из Мере­фы Харьковской области. — Зато сейчас мы уверены, что будет у нас и работа, и жилье, и сынишку здесь родим и воспитаем. Все у нас получится!»

И действительно, у многих приехавших «все получается». В городе Авейру работает врачом Зоя Гридная. «Я из Кривого Ро­га, долгие годы заведовала детским кардиоцентром. Сюда приехала восемь лет назад, трудилась на фабрике, в детсаду. И почти пять лет совмещала работу с учебой. Сейчас я полноценный португальский врач с соответствующей зарплатой. Что касается португальцев, то они относятся к нам гораздо лучше, чем итальянцы, у них напрочь отсутствует чувство превосходства. Более того, из всех категорий иммигрантов, оккупировавших стра­ну, любой работодатель пред­почтет украинца. Причина банальна — наши земляки если уж вкалывают, так вкалывают. Невзирая на переработки и праздники. Только плати».

В городе Порту познакомился с Зоей Легкой и ее дочками. Сама Зоя — преподаватель музыки — приехала сюда в 2000 го­ду из Хмельника Винницкой области. Работала на фабрике оператором, посудомойкой в кафе… спустя пять лет вызвала своих дочерей Ирину и Алену. И девочки пошли в португальскую школу: Ирина в 9-й класс, Алена — в 8-й. «Было очень трудно, ведь сверстники приняли нас враждебно, откровенно смеялись над нами, даже издевались. Но мы себе сказали: «Будем знать португальский не хуже самих португальцев!». И через год в школе были уже на равных с другими ребятами. Конечно, вечерами мыли лестничные пролеты и подъезды — на одни мамины деньги не прожить», — рассказывает Ирина. Школу девочки закончили с «отличием». Сейчас Ирина перешла на четвертый курс юридического факультета университета г.Порту, а Алена — на третий курс этого же университета, изучает менеджмент. Ныне, во время каникул, девчата работают рекламными агентами. Алена: «У португальцев есть хорошая пословица: «Слаб не тот, кто падает, а тот, кто не поднимается». Мы — поднялись!»

Олеся Киба из Тернополя живет в Лиссабоне. Ее мама Оксана руководит хором «Подих вічності» при Украинской греко-католической церкви, а по будням работает гувернанткой. А сама Олеся получила в Португа­лии высшее музыкальное образование, преподает игру на фортепиано в консерватории и выступает с сольными концертами.

Виктория Старченко из Ни­ко­лаева приехала с младшей сест­рой Аленой к родителям в город Калдаш-да-Раиня в 2005 го­ду. Закончила здесь школу, Лиссабонский университет и работает на телевидении — она автор и ведущая популярной программы.

Устим Левченко из Ровно приехал в Португалию в 2004 го­ду, окончил Лиссабонский университет и работает в крупном банке.

Да, время летит быстро, сегодня «наши» дети заканчивают университеты и начинают трудовую жизнь в офисах, школах, адвокатских конторах, поликлиниках, фирмах… Украинские мальчики стали клерками корпораций. Они рассказывают, что их очень ценят. Для них Украина — рынок. И на этом рынке они защищают интересы своих корпораций. За этих успешных украинцев надо бы радоваться, но украинцы они или уже нет?

Не скрою, среди мо­их собеседников были и та­кие, кто крайне негативно относится к сегодняшней Украине. «От хорошей жизни в чужие края не ездят, а потому факт,
что наших людей много в Португалии, особой чести Украине не делает. И вообще, мы в неоплатном долгу перед родиной — кто по квартплате, кто по налогам», — сказал программист из Луганска Дмит­рий Мальцов. В Порту работает дежурным в отеле. А учитель из Киева Михаил (фамилию наз­вать отказался) произнес целый монолог: «В Украине все плохо. О реформах говорят люди с постными лицами и ограниченным запасом слов, выдающим их ограниченный кругозор. Не нужны им никакие реформы. Все плохо. Ездить в «маршрутках», видеть угрюмые лица прохожих, общаться с тупыми и жадными чиновниками, смотреть на деградирующую пивную молодежь, наб­людать загаженные улицы и бульвары (и это в Киеве!) и облупленные стены домов, которые никто и никогда не ремонтирует, и испытывать на себе постоянное хамство. У нас все плохо». Сам Михаил работает на фабрике, жизнью доволен, в октябре привезет в Португалию жену и семилетнего сына.

Язык мой — брак мой

Большинство прибывших в Португалию чуть ли не на следующий день начинают вставлять в свою речь португальские слова. Уверены, что именно таким образом быстрее выучат язык. Из-за этого родной украинский или русский превращается в калеку: «На фейра (базар) надо паса (идти) по эште каминью (этой дороге)».

Язык — проблема номер один. И оказалось, что самый талантливый полиглот — мать-одиночка. Да, она приезжает в чужую страну с ребенком, часто совсем маленьким, без родственников и друзей. Но бедовая, привыкшая рассчитывать лишь на собственные силы, она не просто выживает, но, довольно быстро выучив язык, добивается определенного статуса. «Полдня сидела с двумя чужими детьми, а старшая дочь смотрела за двумя своими братьями-близнецами, — рассказывает Галина Немчур из Львова. — Потом дочь шла убирать две квартиры, и уже я сидела с ребятами. Ве­чером мы по очереди мели двор. Но с первого же дня договорились — общаться только по-порту­гальски, со словарем, с подсказкой, но по-португальски».

В том же Лиссабоне вот уже шесть лет живет Петр Демченко из Тернополя. «Сначала попал в стройбригаду из десяти человек (два украинца и восемь африканцев). Босс — негр из Анголы — заставлял украинцев выполнять самую тяжелую и грязную работу, от которой отказывались его соотечественники. Но, общаясь семь месяцев с анголезцами, научился прилично говорить по-португальски. А потом мы с приятелем нашли хорошую работу».

Это особенность Португалии и, видимо, вообще Запада. Надо смотреть на жизнь трезвыми глазами. А наши люди, тем не менее, сохранили святую веру в то, что человек человеку — друг, товарищ и брат. Запад разрушает эту веру. Потому что отношения здесь строятся по принципу: мы тебе платим — ты должен работать. Все эмоции по поводу того, кто кому — товарищ, а кому — брат, надо оставить при себе.

«Главное — найти работу, и ты уже кум королю. Специалист может попробовать подтвердить диплом. Особо ценятся врачи и медсестры. Только сначала надо выучить португальский. Причем знание английского задачу не упрощает. То ли от любви к Родине, то ли от нехватки образования, но в этой пиренейской стране его знают еще хуже, чем у нас», — это слова Марии Ломс­кой, учительницы из Мука­чева, которая в Порту работает сборщицей на фабрике. — «А вот Никита Озерский, сын нашего се­мейного друга, вернулся в Ки­ев, чтобы получить высшее образование, и поступил в политех. Здесь он вряд ли поступил бы — португальский ему не давался».

Михаил Любый по воскресеньям поет в церковном хоре, а по будням работает мастером на стройке, получая хорошую зарплату. Приехал в 2001-м из Тер­нопольской области. «Здесь мож­но найти фонд, который будет тебе платить за то, что изучаешь португальский. Я в течение года получал по 160 евро за то, что ходил на курсы. Изучить язык можно — было бы желание. Но дети мои — Таня и Андрей — остались в Украине, окончили школу и будут поступать в украинские вузы — хочу видеть их высокообразованными людьми. В Португалии они хорошего образования не получат. Правда, Андрею на выпускных экзаменах оценку по истории снизили на один балл — не смог ответить на вопрос, когда родился Азаров».

«До тех пор, пока приехавший не начнет смотреть теленовости по-португальски и читать местные газеты, его нельзя считать жителем Португалии. Он все еще турист», — говорит мой коллега Карлуш Диаш из лиссабонской вечерней газеты.

Сколько людей — столько судеб. «Уезжая в Португалию, мень­ше всего предполагал, — негодует Валерий Пищик из Запо­рожья, — что определенные инстанции будут ставить мне палки в колеса». Инстанции, палки в колеса — до жути знакомый словарь…

Наши не только учатся сами, но и учат других. Услышал шутку: «Что такое Лиссабонский университет?» — «Это место, где ев­рей из Украины (Михаил Лип­кер из Черновцов) преподает португальский язык китайцам».

«Обніміться ж, брати мої, молю вас, благаю!»

Об этом писать особенно приятно. Оказалось, в далекой стране наши сограждане не разобщены, не каждый сам по себе, а стремятся объединиться, помогать друг другу. Такое добросердечие всегда дорого. Особенно на чужбине.

Начну с Ассоциации помощи иммигрантам, которую возглавляет Людмила Белая. Сейчас подобных организаций в стране много, а тогда, в 2001-м, при мэрии города Сао-Бернардо была создана первая в стране общественная организация помощи приехавшим из-за рубежа. В это же время Людмила с мужем приехала из Черновцов, работала на фабрике, ездила на курсы португальского языка и как волонтер приходила в ассоциацию. Но так активно в ней работала, что в 2003-м стала ее президентом. Вот что рассказывает сама Людмила: «Ассоциация насчитывает сейчас 2650 членов. Большинство выходцев из Украины уже обжились, даже купили здесь дома, работают, учат детей в университетах и обходятся без нашей помощи. Ну и слова Богу! Но все равно мы встречаемся на украинских праздниках, концертах, фестивалях, которые проводит украинская субботняя школа. А тем, кто приехал недавно, нужна разнообразная помощь. Вот и предоставляем бесплатно: курсы по изучению языка и консультации юристов, помогаем с поиском жилья, трудоустройством и, разумеется, помогаем продуктами нуждающимся семьям— выдаем крупы, сахар, йогурты, овощи, фрукты… Через европейские программы мы добились для безработной молодежи проведения курсов по переквалификации. Причем, посещая эти курсы, юноша или девушка будут еще и стипендию получать в размере 1300 евро за три месяца занятий — это 450 учебных часов. А если на курсы ходит молодая мать, которая на период занятий приглашает для ребенка няню, то программа предусматривает возмещение маме подобных расходов. Но, думаю, главное наше достижение — бесплатная медицинская помощь педиатра, терапевта и гинеколога. Дело в том, что в свое время мы участвовали в судьбах врачей, помогая им в подтверждении дипломов — теперь врачи участвуют в жизни ассоциации. Как видите, чужая страна — не всегда мачеха. Надо лишь хорошо организовать дело».

Посетил также Ассоциа­цию иммигрантов «Друж­ба», возглавляемую Ната­льей Васьковской, которая приехала в город Порту десять лет тому назад из села Голятын Межгорского района Закарпатской области. Двери этой организации открыты для всех, поэтому среди 3876 членов ассоциации есть не только украинцы (их 70%), но и россияне, белорусы, молдаване, румыны, даже два синегальца. «В период кризиса мы особое внимание уделяем нуждающимся, тем, у кого на каждого члена семьи в день приходится менее шести евро, — говорит Наталья Вась­ковская. — Здесь эти семьи относятся к категории живущих за чертой бедности. У нас 126 таких семей. Через «Банк борьбы с голодом» мы два раза в месяц выдаем этим семьям наборы продуктов. Поддерживаем работу субботней школы, фольклорного ансамбля, театра. Создали спортивную команду регби, а в период летних каникул для украинских детей открыт оздоровительный лагерь. У нашей Ассо­циации иммигрантов города Порту символическое название «Дружба». Это ведь не просто слово — философия жизни, помогающая чувствовать себя уютно в любой дали от Родины. Даже на западном краю Европы».

Павел Садоха, с которым я познакомился в украинской субботней школе «Диво­світ», возг­лавляет «Союз украинцев Порту­галии». Сам Павел — львовянин, работал в банке, имел неплохую по тем временам зарплату. Но необходимость лечения племянника требовала приличных денег — вот в 2001-м Павел и приехал в Лиссабон на заработки. Устро­ился посудомойщиком, учил язык. Сейчас — менеджер. «В Пор­ту­­галии нет дискриминации, если хорошо работаешь, то и жить будешь хорошо. Но лично я ни на минуту не перестаю чувст­вовать себя украинцем. Даже здесь. Раньше наш союз занимался болезненными вопросами легализации. Сейчас многие вчерашние проблемы решены, и мы, в основном, ведем культурно-просветительскую работу. Кста­ти, еще три года назад были согласованы все пункты совместного украино-пор­тугальского соглашения о социальном обеспечении наших граждан в Порту­галии. Этот документ до сих пор не ратифицирован нашим парламентом, даже не обсуждался в ко­митетах. По­зор! Что касается кризиса, то и здесь безработица растет и сос­тавляет сегодня почти 13%. Но в среде украинцев увольнений мало — нас считают хорошими и ответственными работниками. Недавно новый министр социальной политики заявил, что страна не хочет, чтобы украинцы уехали. Нас увольняют в последнюю очередь. Нынче украинцев в Португалии 60 тысяч, раньше было больше. В связи с кризисом часть вернулась в Украину, а многие, особенно строители, переехали в Испанию — там сейчас строительный бум. Есть здесь украинские церкви, 20 украинских школ, даже проспект Украины в столице страны».

Украинскую субботнюю школу «Дивосвіт» при «Союзе украинцев Португалии» возглавляет Юрий Унгурян из Львова. «У нас трудится 22 педагога. Многие предметы приходится сжимать, тем не менее 16 наших выпускников поступили в украинские вузы, а 12 — в португальские. При украинском Министерстве просвещения есть департамент, который называется «Между­народная украинская школа». Он-то и вручает нашим детям аттестаты зрелости государственного образца. Есть у нас и проблема. Сколько лет мы просим наше Минис­терство просвещения адаптировать учебные программы к экстер­ну, к условиям работы субботних школ. А воз, как говорится… Да и педагогический стаж нашим учителям не засчитывается. Ведь 1,5 тысячи украинских ребят учатся в субботних школах за границей, а к педагогам этих школ — ноль внимания. Цель нашей работы прежняя: сберечь в душе ребят все украинское, все родное, национальное, все самое достойное, что есть у нашей родной земли».

 

Группа учеников субботней школы «Дивосвіт»: Таня Мавлюдова, Ярема Тимчишин, Назарий Цисельский, Таня Кубряк, Иванна Янишин, Кристина Красивская, Денис Коваль, Полина Тафинцова, Марина Данилюк, Никита Степуленко, Яна Годнюк, Маричка Киба
 
В нашем посольстве рассказали о недавнем приезде в Пор­тугалию делегации Ивано-Фран­ковской области, которую возглавил губернатор Михаил Вы­ши­ванюк. Установлены прямые связи между Ивано-Франковской областью и регионом Алгарвы (юг страны), где проживает много выходцев как раз из этой области. Иванофранковцы привезли детскую литературу, учебники. А сам губернатор объявил: «Наша область берет патронат над украинской громадой юга Португалии. Мы будем постоянно помогать школам, творческим коллективам, решать некоторые социальные вопросы». Во время пребывания иванофранковцев в Португалии получено разрешение на строительство первой в стране украинской грекокатолической церкви (до сих пор церкви ютились в арендованных помещениях).

Приезд иванофранковцев — первая ласточка. В сентябре в Португалию приедет делегация Харьковской области во главе с губернатором и мэром города. Харьковчане хотят взять шефство над украинцами, проживающими на севере страны, в частности в городе Порту. А там, глядишь, и другие высокие чиновники вспомнят о соотечественниках, заброшенных судьбой в другой конец Европы.

Остаться или вернуться?

Благодаря стараниям сотрудников посольства Украины в Португалии встретился с весьма ответственным лицом — председателем Совета содействия внешнеэкономической дея­тельности Португалии Франсишку ван Зел­лером. Задал вопрос: «Насколько успешно иммигранты из Украины интегрируются в португальское общество?» Господин ван Зеллер ответил: «В Португалию приезжают иммигранты из разных стран, в основном из Африки и Латинской Америки. Это люди бедные, профессионально не обученные, с первого же дня они зависят от нашего государства. Мы ищем для них жилье, устраиваем на работу, помогаем питанием. Как правило, они сами ничего сделать не могут — даже выучить язык. И вдруг 15 лет тому назад к нам начали приезжать украинцы. Они — абсолютно другие. Их образование выше, чем у наших граждан, они хорошо выглядят, хорошо одеты, чистоплотны, здоровы, доброжелательны. Они сами ищут жилье, работу. Они хотят учиться и зачастую за полгода овладевают, причем очень прилично, португальским языком. Как правило, их дети — лучшие в классе. Вначале к украинцам со стороны других иммигрантов отношение было враждебное, хотя бы потому, что украинцы забирали у них работу из-под носа. Это раньше. Теперь уже и португальцам, и другим иммигрантам ясно: украинцы — высококвалифицированная сила, они все чаще находят работу по специальности, подтверждают свои дипломы. Много врачей, архитекторов, инженеров из Украины влились в португальское общество на равных. К примеру, Фонд Гульбен­кяна организовал программу по переподготовке врачей-иммигрантов. Так вот, из 120 человек, которые прошли переподготовку, 109 — выходцы из Украины… У нас бытует такой анекдот, такая притча. Если на каком-то сельхозпредприятии поломался трактор, то наш мастер скажет: «Трак­тор пора отправлять на металлолом». А украинец, работающий где-то рядом, подойдет, повозится, и трактор вновь заработает. Причем этот парень с умными руками не только в тракторах разбирается, а может починить телевизор, компьютер, стиральную машину. И таких умельцев у вас — каждый второй. Мы уже к этому привыкли… Украинцы выпускают три газеты, построили супермаркеты, где продают свои традиционные товары, открыли субботние и воскресные школы, где их дети, занимаясь вместе с нашими детьми в португальских школах, могут в выходные дни изу­чать родной язык. Все это ук­раинцы сделали сами. Важно и то, что они, в отличие от выходцев из Африки, не стремятся жить только в больших городах. Готовы трудиться на земле, обрабатывать ее и поэтому расселены по всей стране. Интересен такой факт: многие португальцы уезжают за границу (за пределами страны живет 5 млн. человек) и там готовы принять другое гражданст­во. Украинцы же, наоборот, в подавляющем большинстве остаются гражданами своей страны и пор­тугальское гражданство не при­нимают. Очень хорошие, порядочные люди, не создают проб­лем португальцам и поэтому ус­пешно интегрируются в наше общество».

Запад — не рай, как это пытались представить восторженные слепцы. И не ад, как об этом десятилетиями трубила пропаганда. Запад — в движении, живет своими проблемами. Решает их. Свои проблемы, хотя и не просто, решает и португальское общество. А вместе с ним и украинская диаспора.

Надежда на то, что уехавшие на заработки вернутся и станут основой так называемого среднего класса, пока не оправдывается. Видать, деньги, заработанные в Португалии, недостаточно серьезные, чтобы заняться предпринимательством. Денег хватает максимум на год безбедной жизни или на учебу детей, покупку машины, бытовой техники, лечение близких. До открытия собственного бизнеса дело чаще всего не доходит. Вот и остаются жить в Португалии. Возможно, навсегда.

А это статистика, взятая из португальского демографического вестника. В 2010 году в Алгар­ве появилось на свет 5 тысяч 172 новорожденных, из них в украинских семьях — 442 младенца, для которых Родина — уже Португалия.

В Лиссабоне, на улочках Байши, где художники продают свои картины и поделки, встретил Валентина Иваницкого из Коростеня Житомирской области. «Нашей семье нет смысла возвращаться в Украину, — признался он. — У нас там никого нет. Мы продали свой дом с садом, чтобы выехать за границу. А здесь у меня — жилье, работа, возможность заниматься любимым делом. В Украине художникам трудно, рынок этот поделен, жестко контролируется. И я не смогу там заново начать жизнь».

«Никто нас сюда не звал. Мы сами приехали — одним надо было детей учить, другим — кормить семью. Ехали на год-два, а многие остались на десять лет. Было бы здесь плохо — вернулись бы давно», — слова завуча субботней школы Лиссабона Оксаны Вербицкой.

Закончить этот репортаж из далекой Португалии хотел бы стихами поэтессы Тамары Моро­шан из ее книги, недавно изданной в португальском городе Кашкайше.

«Я з того краю, де чудові люди:

До праці звикли,
в танці — як вогонь.

Там родовід
ніхто питать не буде —

Читають все
по мозолям долонь.

Я — з Буковини.
Звідти мої діти.

Я цим пишаюсь. І на тім стою,

Що де б мені не довелося жити,

Душею я — у рідному краю.»

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Лилия Лилия 3 вересня, 12:36 Статья очень понравилась! На душе стало тепло и спокойно, уже не чувствую себя одинокой и без поддержки. Теперь знаю куда и к кому обратиться, если нужна будет помощь. Спасибо вам большое! Вот только не знаю как найти ваши контакты, чтобы связаться. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно