На ювенально точных весах

29 апреля, 2010, 13:58 Распечатать Выпуск №17, 29 апреля-14 мая

Либерализм охраняет свою паству не менее ревностно, чем когда-то церковь или научная картина мира. С этой точки зрения любое мнение обречено: оно лишь одно в длинном ряду мнений столь же веских, сколь и эгоистичных...

Либерализм охраняет свою паству не менее ревностно, чем когда-то церковь или научная картина мира. С этой точки зрения любое мнение обречено: оно лишь одно в длинном ряду мнений столь же веских, сколь и эгоистичных. Одно, но не единственное. В самом деле, если все одинаково свободны и равны, то авторитетов нет. Все относительно, нет единой истины. Истина — длинный ряд мнений, суждений, уходящий в никуда. Падают последние бастионы — государственность, политика, замещаясь рынком и технологиями; последний подкоп осуществляется под ребенка и семью. Ребенка на Западе (но скоро и у нас) пытаются определить как независимого субъекта. Этим занимается ювенальная юстиция. Согласно логике, независимым можно быть от чего-либо, что вправе выбирать самостоятельно. Но в нашем случае происходит существенная подмена — ребенка пытаются выставить независимым прежде всего от родителей, от тех, кого не выбирают. И вместе с тем он, ребенок, полностью зависим от государства, даже не от государства, а от специального механизма, иезуитски-кафкианской в своей сути системы.

В сегодняшней России течение ювенальной юстиции максимально закрыто от общества — в официальных СМИ почти нет упоминания об этих процессах. Зато уже есть первые жертвы, чьи жалобы наводняют Интернет… От хорошего, казалось бы, почина до маразматических крайностей — рукой подать, особенно в обществе, которое в своей податливой зашоренности готово быть управляемым. Так, в системе европейской ювенальной юстиции не так уж редки жалобы детей на своих родителей по самым нелепым поводам. В относительно благополучной Франции более миллиона (!) детей уже находятся в приютах и приемных семьях. Причем случается, что сотрудники социальных служб, так называемые омбудсмены, отнимают детей по анонимным звонкам — вопиющий перегиб, граничащий с безответственностью и беззаконием! Сам президент страны бессилен перед разгулом макабрических ювеналий (за которым стоит обычное человеческое низкопоклонство). Это, впрочем, не отменяет интересной детали: арабские, африканские семьи практически не подлежат пристальному изучению со стороны омбудсменов. Здесь волна ювенальной юстиции разбивается о политкорректность. Чтобы не разбудить беду, омбудсмены сторонятся мусульман, иудеев — неевропейцев, держащихся традиции и воспитывающих детей в строгих рамках аутентики и Закона. А вот с католиками и православными можно не церемониться: сладкие либеральные пилюли давно вышибли из них всякий правый дух, и даже начатков здравого консерватизма практически не осталось. Все прекрасно знают, что ювенальная юстиция недвусмысленно посягает на Божью заповедь о почитании отца и матери, но по незрячей преступной совести именно среди «белых людей» и детей, якобы носителей христианской этики, поощряются доносы и ябедничество на ближних. Учитель под угрозой увольнения не смеет повысить голос в классе. Матери (во Франции, Швеции) совершенно недопустимо шлепнуть ребенка. За это отец должен подать на нее в суд. Правда, тогда по логике симметрии, родители должны быть вправе подавать в суд и на ребенка. В самом деле, коль скоро ребенок может быть пострадавшей стороной, то почему он не может быть виновным? Если нет разницы между ребенком и взрослым, если нельзя воспитывать традиционным способом по типу «старший — младший», если ребенок больше не «младший», но «равный», то воспитание нужно отменить совсем. Родителей тоже можно упразднить, при таком подходе они не нужны совершенно. Как-то слишком уж «ювенально» получается, не находите?

Похоже, западные либералы на деле заняты строительством коммунизма, хотя на словах этого не признают. Изобилие товаров при полной инфантильности рабочего тонуса, дикие представления о работе и ее целях. Проблема досуга. Тотальный контроль. И — воспитание павликов морозовых из собственных же детей… Если мы переберем в памяти истории коммунистических держав, то легко убедимся в том, что их судьбы непременно включают в себя феномен общего, коллективного воспитания потомства. Добиться этого в один день невозможно, поэтому постепенно воспитание переходит из рук семьи в руки общества: школы, социальные службы, суды. Рыночная коммуна — такова реальная тенденция современного Запада. Достаточно очевидно, что западное общество очень дробное и движется ко все большему распылению. На уровне семьи это представлено совершенно наглядно. Совсем недавно семьи были большие. Существовало такое понятие, которое уже почти в прошлом: большая традиционная семья из нескольких поколений, как это выглядит на треснутых черно-белых фотокарточках начала и середины прошлого века. И вот они превращаются в крохотные бездетные семьи, в семьи, живущие в контрах с родителями обеих сторон, а затем и эти крохотные распадаются до неполных. Мать, в одиночку воспитывающая ребенка, уже слишком явно зависит от общества, которое в обмен получает право легкого вмешательства. Наконец определенные движения направлены на снижение статуса брака в обществе с дальним прицелом на его полную ликвидацию. Работает ложная установка на профессионализм: коль скоро в воспитании родители не профессионалы и не могут быть таковыми, надо изъять детей из семьи и доверить специалистам: учителям ли, законникам — не суть важно.

Незримыми каналами миф о ювенальной независимости и свободе связан с другим опасным мифом — об утрате целей образования, об особой культуре подростков, равноправной с культурой взрослых. Если цель образования — не приобщение, не причащение к лучшему из наследия, а всего лишь сообщение информации, выработка полезных навыков, то образование становится просто одним из видов услуг. Сейчас в странах Европы так прямо и говорят, что школа оказывает «образовательные услуги». Нелепое словосочетание! В то же время резко падает авторитет родителей, поскольку мало кто в состоянии заработать столько, чтобы выглядеть в глазах ребенка комильфо; а идея о всесилии денег внушается детям постоянно и очень интенсивно. И не только детям. Иные взрослые думают, что в образование стоит только вложить определенную сумму — и все проблемы решатся сами собой. Глубочайшая ошибка! Если у нас на глазах ситуация зайдет так далеко, что дети будут писать (с ошибками) доносы на родителей, близкие люди станут подавать друг на друга реплики в виде едких кляуз, заканчивающихся судом, как уже происходит в Европе, значит, процесс перешел в объективную стадию. Теперь его никакими действиями не изменишь, будь то затевание громких акций возмущения или тихий протест дома.

Ясно одно: эта река уже разлилась, и теперь, видимо, нужно сооружать дамбы в виде других законов, чтобы противостоять затоплению. Абсолютно кафкианская ситуация. Впрочем, кафкианским было само начало этой затеи. Река ювенальной юстиции берет начало в верховьях ООН — это Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 года. Любопытный документ, из которого полезно привести некоторые выдержки. Вот, скажем, статья 13.1: «Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение; это право включает свободу искать, получать и передавать информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в устной, письменной или печатной форме, в форме произведений искусства или с помощью других средств по выбору ребенка». Видимо, такое отношение к ребенку хорошо окупается, коль скоро в ребенке видят уже искушенного и опытного потребителя… Чуть дальше статья 14.1: «Государства-участники уважают право ребенка на свободу мысли, совести и религии». Кто понимает, что определение «совесть ребенка» ложится на нашу совесть?

Если отмотать время еще назад, следует сказать несколько слов о том, что ровно за 90 лет до Конвенции, в 1899 году, в Чикаго был создан первый суд по делам несовершеннолетних (его необходимость была вызвана резко подскочившей детской и подростковой преступностью). По примеру США подобные суды появлялись и в других странах. Первый ювенальный суд во Франции пришелся на 1914 год и поначалу преследовал цель аналогичную — окоротить детскую преступность. В 1917 году создавались суды для несовершеннолетних в Киеве, Харькове, Одессе… Но все те учреждения в корне отличались от юстиции новейшего разлива: расследовались именно детские и юношеские преступления, а не усматривались таковые у родителей. Пока можно говорить о том, что западный опыт ювенальной юстиции скорее печален: молодежная преступность не снижается, в то время как авторитет семьи падает. Формально ювенальная юстиция подразумевает защиту детей от произвола родителей; на деле же она ломает ту воспитательную модель, которая веками традиционно складывалась на территории европейских государств.

С какого именно возраста ребенок начинает «иметь право», а, стало быть, перестает быть ребенком и входит в подзаконный мир взрослых? С момента обретения связной речи, в которой первым будет понятие о праве, а вовсе не об обязанностях? Мир тонет в правах, а об обязанностях не говорит никто!

А ведь одна из главных особенностей человека состоит в том, что у него есть детство, в продолжение которого он успевает многое узнать, научиться, впитать впечатления, которые будут проявляться, заявлять о себе и аукаться всю последующую жизнь. Детство — это феномен, выделяющий человека; животный мир лишен детства. Но детства не знало и Средневековье, когда думали, что дети — это маленькие, недоразвитые взрослые. И все же понятия эти — детство, семья, ребенок — пришли к нам из старой культуры. Рядом с умирающей строится новая, молодая культура, где ценность человеческой жизни в сравнении с предыдущими поколениями возросла неимоверно. Со старыми понятиями возникают определенные сложности… Можно говорить о переносе ценностей из сферы иррационального в область рационального, к которому явно относится право, норма, рассчитанные уже в том числе и на детей.

Чему в самом деле могло бы помочь введение ювенальной юстиции, так это родительскому сознанию. Возможно, родители будут больше думать, что они в ответе за ребенка и ответственны за него. Любовь, милосердие, сострадание нельзя отрегулировать законодательно, но можно отрегулировать степень ответственности.

Здесь важно понять простую вещь. Количество разводов, детоубийств и т.д. в Европе гораздо ниже, чем у нас. По данным 2008 года (а за два года ситуация вряд ли изменилась в лучшую сторону), в Украине 52% браков заканчивались разводом — больше половины! Для нас ювенальная юстиция была бы хороша хотя бы тем, что некоторые родители получили бы возможность задуматься… В плане встряски, острастки, думаю, введение ювенальной юстиции в Украине сыграло бы свою воспитательную для родительских умов роль.

Да, это испытание на общественную зрелость. Нам оно не грозит пока, ведь в 2009 году Партия регионов, находящаяся сейчас при власти, способствовала удалению из законопроекта «Об общегосударственной программе «Национальный план действий по реализации Конвенции ООН о правах ребенка» на период до 2016 года» идеи создания ювенальной юстиции в Украине. А между тем в проекте того закона предусматривалось создание государственного органа, имеющего огромные полномочия в лишении родительских прав, социального надзора над семьями, жесткого контроля не только над воспитанием детей в школе, но и над действиями родителей в семье.

Разве что через «окно» в Европу, через северного соседа ювенальная юстиция продолжает угрожать Украине. Угрожать или сулить спасение? Думается, ответ где-то посередине. Хочется сказать следующее: если ваш ребенок готов доносить на вас, если он потенциально готов искать среди железных законов железного государства спасения, то дело только в вас, вашей личности, вашем примере, вашем воспитании. И других точек зрения быть не может: ювенальная юстиция — это такие весы, которые позволяют родителю увидать своими глазами, сколько весит его добродетель.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно