НА КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВАХ

22 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №37, 22 сентября-29 сентября

Когда сессия Львовского городского Совета принимала решение о защите языковой среды в городе, мне предоставили слово для обсуждения...

Когда сессия Львовского городского Совета принимала решение о защите языковой среды в городе, мне предоставили слово для обсуждения. Я старался сосредоточить внимание коллег- депутатов на двух аспектах. Первый: решение, которое они сегодня примут, немедленно станет предметом пристального внимания далеко за пределами не только Львова, но и всей Украины, а тем более вызовет кривотолки у наших северных соседей. Кстати, так и случилось. Совсем не обязательно иметь опыт политика, чтобы это предвидеть. Поэтому каждое слово решения должно быть взвешенным. Отсюда вытекает второй аспект: в решении не должно содержаться никаких запретов, которые потом заставили бы нас что-то кому-то объяснять или, тем более, перед кем-то в чем-то оправдываться. Зафиксируем в решении только положительные моменты, которые вытекают из принципов нашей Конституции. Я зачитал на сессии конституционные нормы, которые касаются языковой политики государства.

Итак, в широко известной статье 10, ч.1,2 сказано: «Государственным языком в Украине является украинский язык. Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины».

Так обеспечивает ли государство всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины? Даже тот, кто откровенно недолюбливает наш язык, без колебаний скажет: нет, не обеспечивает. Но ведь Конституция — основной (то есть наивысший) закон любого государства. К тому же, это закон прямого действия. Все властные институты, которые действуют от имени государства, обязаны его выполнять. Таким образом, каждый правовой акт, касающийся функционирования украинского языка в нашем обществе (либо соответствующая программа действий), должен начинаться словами: «Во исполнение требований статьи 10, ч.1,2 Конституции Украины…» и далее то, что вы хотите ввести. И никаких запретов!

Могу представить перекошенные в усмешке лица некоторых нынешних супердемократов: ведь это стиль недавних решений «на выполнение» очередных требований очередного компартийного цековского пленума. Но, господа, если учесть, с кем имеем дело, ваша ирония окажется излишней.

Однако десятой статьей Конституции обязанности государства по защите, развитию и утверждению украинского языка не исчерпываются. Одиннадцатая статья содержит по этому поводу вполне конкретные обязательства (цитирую их полностью): «Государство способствует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического самосознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины».

Если учитывать и это конституционное положение, то возникает закономерный вопрос: способствует ли Украинское государство консолидации и развитию украинской нации, ее исторического самосознания, традиций и культуры? Коренными народами в Украине являются украинский и крымскотатарский. Так способствует ли Украинское государство развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности этих коренных народов? Нет и еще раз — нет!

Может быть, национальные меньшинства у нас находятся в лучшем положении? Ведь об обеспечении их языково-национальных прав говорится и в приведенной полностью статье 11, и в третьей части статьи 10 Конституции, а именно: «В Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита русского, других языков национальных меньшинств».

Рассмотрим это положение на конкретных примерах. Недавно, во время визита премьер- министра Украины В.Ющенко в Болгарию, вдруг (вдруг ли?) выяснилось, что основанная в прошлом веке болгарская гимназия в городе Болград недалеко от Измаила в настоящее время проводит обучение детей на русском языке. Мне приходилось бывать в этом болгарском городке на юге Украины, в Причерноморье. Его построили болгары, которые бежали со своей родины от преследований Османской империи. Они основали гимназию, которую оберегали как национальную святыню, чтобы не погибли здесь, на новых землях, их язык, культура, историческая память. Мы, группа студентов-филологов Львовского университета, ездили туда при содействии нашего преподавателя — болгарина Николая Демьяновича Малярчука — на языковую практику для изучения живого болгарского языка. А теперь, как оказалось, эта гимназия русскоязычная! Что же это со всеми нами произошло? Подписание представителями правительств Украины и Болгарии соглашения о новом статусе гимназии, в которой отныне обучение будет вестись на болгарском языке с изучением украинского (государственного) языка можно назвать актом восстановления исторической справедливости. А разве аналогичные акты не нужно осуществлять в Крыму в отношении коренного крымскотатарского народа? Примеры можно продолжить, а каждому недоброжелателю, который поднимет по этому поводу гвалт и шум, культурно скажем: соседи дорогие, мы всего лишь выполняем требования нашей Конституции. И будем спокойно и последовательно продолжать дело восстановления исторической справедливости. Не надо впадать в крайности и выдворять, например, с территории Украины российского посла. Ведь посол потому и называется послом, что выполняет волю того, кто его послал, реализует постулаты внешней политики своего государства. И пусть. А мы делаем свое. У нас есть еще конституционная норма статьи 24, в которой предусмотрено, что в Украине (цитирую): «не может быть привилегий или ограничений… по языковым или другим признакам». Наша насущная конституционная задача — «способствовать развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». То, что произошло с гимназией в Болграде, может стать началом.

Выражу на первый взгляд парадоксальную мысль: защиты этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности требует и сам русский народ, и его национальные (якобы русскоязычные) меньшинства в бывших советских республиках. Многие из нас, современных украинских интеллигентов, изучали в школе и вузах русский язык, литературу, изобразительное искусство, музыку, знакомы с русским киноискусством и эстрадой. Мне посчастливилось слушать лекции известных русских филологов и литераторов в Ленинградском университете. Знаю не только классику, но и такое уникальное явление в русской литературе, как творчество писателей-шестидесятников, которых назвали «деревенщики» (Распутин, Астафьев, Белов и др.). В каждом их произведении — боль за уничтожение традиций, исторической памяти, самобытной духовной культуры русской нации. И когда на улицах Львова, в наших кафе и автобусах слышу русскоязычный шлягер «Убили негра, суки, замочили» или «Все мы, бабы, стервы», мне, украинцу, хочется защищать не только украинскую среду нашего княжьего града от этого наглого паскудства, а хочется, чтобы и русская культура очистилась от этой скверны. Скептики могут возразить: улично-песенная вульгарность — непременный атрибут любого народа, и ее приходится терпеть. В таком случае пусть россияне держат свое паскудство у себя и для себя, а у нас и своего достаточно. Мне припоминается высказывание Валентина Распутина: если бы Пушкин воспитывался не на песнях Арины Родионовны, а известных современных русскоязычных певиц (и певцов), из него вырос бы не Пушкин, а Дантес. Кто может возразить, что наиболее массовая современная российская субкультура — эстрада, телесериалы, газетная публицистика, даже театр и литература — не является традиционно русской, хотя и звучит на русском языке? Коммуно-имперские программы создания единого советского народа на основе перехода всех наций на русский язык дают себя знать и по сей день. Прошу прощения за нескромность, но тут мне кажется уместным процитировать свою собственную мысль, высказанную еще в июне 1989 года в статье «Двуязычие или безъязычие?», которая была тогда опубликована в журнале «Дзвін»: «Ошибочно думать, что люди, которые лишаются сыновних чувств к родному языку и культуре, становятся чьим-то достоянием… Количественное обогащение любого народа за счет притока денационализированных масс других народов угрожает поглотить, деформировать, переварить национальный характер, культуру народа, который обогащается таким образом». Ассимиляторы поддаются ассимиляции с такой же силой, что и ассимилированные. В этом основная причина распада всех империй, начиная от наиболее могущественной в античном мире Римской и кончая наиболее могущественной в новейшей истории Российской.

Для меня никогда не был чуждым лозунг, высказанный одним из основоположников современного национализма Николаем Михновским: «Украина для украинцев». Я лишь расширил бы его современным содержанием: в Украине все должны быть (стать) украинцами — полноправными и полноценными гражданами государства. Без внедрения украинского языка во все сферы общественной жизни этого достичь нельзя. Тот, кто не знает языка народа, среди которого живет, тот либо гость, либо временный наймит, либо оккупант. В конце концов, все эти категории — временные. Это не моя мысль, я вычитал ее когда-то у Маркса.

Итак, что обязаны делать государственные инстанции, которые отвечают за функционирование культуры или идеологии в целом? Без сомнения, правы те, кто предлагает создать на государственном уровне условия для того, чтобы занятие индустрией украинской культуры и языка стало выгодным и необходимым. Прежде всего в Украине должно стать выгодным занятие издательским, эстрадным, аудио- и видео-бизнесом и т.д. Однако не могу согласиться с мыслью, которая стала господствующей в нашей журналистике, что, мол, чем «меньше государства, тем больше свободы, демократии и выше качество СМИ» (Вахтанг Кипиани «Если бы я был… Драчом». — «Киевские ведомости», 13.07.2000 р.). В этом случае ошибается талантливый и влиятельный журналист Кипиани. Мудрые люди в мире так не поступают. Например, в марте 1996 года правительство Франции приняло постановление о защите французского языка и культуры, в котором сказано: «Французский язык составляет основу нашей культуры и нашего национального наследия; это то достояние, которое является общим для всего франкоязычного сообщества. Будучи существенным инструментом сплочения общества, он одновременно является одним из исключительно важных элементов духовного ореола нашей страны. Деятельность правительства должна быть нацелена на сохранение за ним этой роли. В этом смысл государственной политики использования французского языка».

Эти уроки необходимо усвоить и нам, а именно: 1) язык — основа национальной культуры и национального наследия (и в нашей Конституции эти понятия определены как историческое самосознание, традиции, самобытность, без которых нет ни народа, ни государства); 2) язык — инструмент сплоченности общества (то есть того же единства, согласия, консолидации общества, к которым мы непрестанно призываем, но так и не удосужились осознать, что именно язык должен стать основой национальной государствообразующей идеи); 3) язык — исключительно важный элемент духовного ореола страны. Во Франции французами стали и станут миллионы граждан, которые не являются этническими французами по происхождению. Как бы им удалось консолидировать свое общество, если бы не французский язык? Постановление французского правительства относительно языковой политики имеет конкретные формы воплощения во всех сферах общественной жизни, в том числе и в СМИ.

Господи, дай нам ума французов, которые считают свой язык ореолом нации и берегут его как святыню, как наиболее ценное духовное сокровище народа!

Однако язык как основополагающий элемент культуры неразрывно связан с территорией проживания, то есть с родной землей, ее природой, ландшафтом, людьми — носителями языка. Поэтому даже страны с одинаковым языком отличаются друг от друга национальным историческим самосознанием (характером), культурой, традициями, ибо язык и земля неразрывны. «Я убежден в том, — писал авторитетный знаток языковых вопросов К.Паустовский, — что для полного овладения русским языком, для того чтобы не утратить ощущения этого языка, нужно не только постоянное общение с простыми русскими людьми, но еще и постоянное общение с нивами и лесами, водами, старыми вербами, с пересвистом птиц и с каждым цветком, качающим головой из-под куста орешника». Паустовский знал, что говорил. Он жил в разной языковой среде, в том числе и у нас, в Украине. И чтобы не утратить чувства родного ему русского языка, он считал крайне необходимым общаться не только с исконными создателями и носителями этого языка, но и с русской природой. Что уж говорить о тех, для кого русский язык никогда не был родным, кто не научился ему у простых русских людей, а научился блатному («прикольному») жаргону современной эстрады, кто никогда не купался в стихии русского простонародного языкового моря, ни даже в природных водах русских рек, не видел, какие тихие зори на небе над полями России, не собирал грибы в русском лесу, не слышал пения русских соловьев (украинское небо и соловьи другие), шума березы и орешника, но тем не менее уверяют, что украинский язык им не нужен. Что представляет собой их русский язык в Украине и вообще их «русскость»? Это — извращение. Именно к такому пониманию сути языка приходят сейчас во всем мире. Повторяю: даже в странах с одинаковым языком. Правительство англоязычной Канады приняло в январе 1995 года постановление о защите своего информационного пространства от нашествия таких же англоязычных американских соседей. Потому что государство должно заботиться о защите своей национальной культуры и своего отечественного производителя информационной и культурологической продукции. Ведь культура, создаваемая на английском языке в США, — это не та культура, которая создается на английском языке в Канаде, а тем более в Великобритании. Это аксиома. Аналогичные размежевания существуют в Австрии и Германии, которые создают свои национальные культуры на немецком языке.

Еще пример. Государственная политика относительно четырех национальных языков и четырех коренных этносов, которые проживают в 23 кантонах Швейцарской Конфедерации, отработана и действует, как швейцарские часы. Государство четко осуществляет свою языковую политику в области образования, культуры, в государственных учреждениях и средствах массовой информации. Цель этой политики продиктована двумя потребностями общества: во-первых, необходимостью обеспечения условий беспрепятственного общения людей во всех сферах хозяйственной, общественной и политической жизни между всеми языковыми сообществами края (но подчеркиваю — это касается лишь коренных наций края, языки которых являются государственными); во-вторых, желанием поддержать языковое и культурное разноцветие общества, развивать духовное общение четырех коренных этнических групп. Достижение первой потребности облегчается объективными условиями жизни этого богатого и прекрасного края — особенность общественных отношений в этой стране заключается в требовании обязательного знания языка всех четырех этносов. Вторая обусловлена душевной деликатностью людей, которые, освободившись, к счастью, еще в 1499 году от имперского господства австрийских Габсбургов, уже и забыли, что это такое — пренебрежение национальными чувствами человека на собственной земле предков. Мудрые люди, мудро и целесообразно организованное общество! Государственную языковую политику в Швейцарии осуществляют специально созданные для этой цели государственные учреждения, в частности федеральное управление по языковым вопросам.

Какие практические шаги в языковой политике следует предпринять нам? Прежде всего, привести в соответствие с Конституцией Украины все законодательные акты страны и местного самоуправления и практические действия, которые из них вытекают. Скажем, законы о предпринимательской деятельности у нас были приняты тогда, когда нынешней Конституции еще не было. Украинской трагедии во львовском кафе «Цісарська кава», которая привела к гибели Игоря Билозира — выразителя современного национального песенного духа украинства, не случилось бы, если бы мы привели в соответствие с конституционными требованиями условия предоставления лицензий на обслуживание наших соотечественников во всех заведениях подобного типа на всей территории Украины. Вы, уважаемые наши предприниматели, обслуживаете нас транспортными перевозками, насыщаете наши желудки своим кофе, другими напитками и яствами, но в дополнение к этому хотите еще обслуживать нас культурно. Поэтому крутите всякую музыку. Пожалуйста, но выполняйте при этом требования статей 10, 11, 23 нашей с вами Конституции. В противном случае ваша лицензия будет аннулирована. И все. И не надо разговоров о свободе, демократии, притеснении кого-то в чем-то. Государство должно уметь защищать свои конституционные основы. Иначе, что это за государство? Разгул демократии на самом деле не является демократией. Это мировой опыт цивилизованных стран. Мы его своевременно не постигли. Ныне правительство начало вводить в жизнь конституционные принципы относительно языка и культуры. Поможем ему в этом. Без гвалта и крика.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно