НА БОРТУ ЛИНКОРА «МИССУРИ»

15 сентября, 2000, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 15 сентября-22 сентября

...Третий удар (18—26 января 1945 г.), последовавший из района севернее озера Балатон, оказался наиболее сильным и опасным...

...Третий удар (18—26 января 1945 г.), последовавший из района севернее озера Балатон, оказался наиболее сильным и опасным. За короткий срок враг вышел к Дунаю в районе Дунапентеле и расчленил 3-й Украинский фронт на западном берегу реки на две части. Управление войсками крайне осложнилось. От командования требовались исключительная выдержка, организованность, умение. Когда к командному пункту 4-й гвардейской армии прорвались вражеские танки, управление ею удалось сохранить только благодаря тому, что начальник штаба этой армии генерал К.Деревянко лично организовал оборону, действовал мужественно и умело.

Великая Отечественная война Советского Союза 1941—1945. Краткая история. Изд. 2-е., исправ. и доп. — М.: Воениздат, 1970. С. 422.

У Косенівці народився генерал-лейтенант К.Дерев’янко (1904—1954), який у 1944 році, будучи начальником штабу армії, визволяв Уманський район від гітлерівців, а 1945 року за дорученням Радянского уряду приймав капітуляцію мілітаристської Японії і був головою Міжсоюзницької комісії в Токіо...

Історія міст й сіл Української РСР. В двадцяти шести томах. Черкаська область. — Київ.: Інститут історії Академії наук УРСР, 1972. С. 593.

В одном из купе международного вагона поезда Москва—Владивосток ехал генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко. Многие офицеры штаба 4-й гвардейской армии переезжали на Дальний Восток на аналогичные должности в 35-ю армию. Некоторые из них были уже на месте. К.Деревянко, заезжавший к семье в Косеновку, задержался. На остановке он вышел из вагона подышать свежим воздухом.

К нему подошел подполковник и, представившись, доложил:

— Вам приказано сойти с поезда в Чите.

— В Чите? — удивился Кузьма Николаевич. — Зачем?

— Извините, но это мне неизвестно.

На перроне Читинского вокзала его встретили. Вместе со встречающими Деревянко выехал в Ставку Главнокомандующего советскими войсками на Дальнем Востоке Маршала Советского Союза Василевского.

После краткого обмена приветствиями Александр Михайлович вручил Деревянко телеграмму, подписанную И.Сталиным и начальником Генштаба Вооруженных Сил СССР генералом армии Антоновым. В ней сообщалось, что он назначен представителем Главнокомандования Сосетских войск на Дальнем Востоке при штабе Макартура (Дуглас Макартур, американский генерал армии, командовал союзными войсками на юго-западной части Тихого океана).

— Судя по всему, через несколько дней вы будете уполномочены от имени Советского Верховного Главнокомандования (ВГК) подписать акт о безоговорочной капитуляции Японии. Думаю, Кузьма Николаевич, вы понимаете, какая ответственная миссия возлагается на вас, — сказал Василевский. — А теперь перейдем к инструкциям.

Вся подготовительная работа по организации официального подписания акта о капитуляции проводилась штабом Макартура в Маниле, столице Филиппин. Д.Макартур в это время был назначен союзным верховным командующим, ему было поручено принятие капитуляции и ее осуществление. 19 августа в Манилу прибыла японская делегация во главе с заместителем начальника генерального штаба сухопутных войск генералом Т.Кавабэ.

20 августа японским представителям в Маниле был вручен акт о капитуляции, согласованный союзными державами. Первый пункт акта гласил, что Япония принимает «условия декларации, опубликованной 26 июля в Потсдаме главами правительств Соединенных Штатов, Китая и Великобритании, к которой впоследствии присоединился и СССР».

Актом предусматривалась капитуляция вооруженных сил самой Японии и находившихся под ее контролем, вне зависимости от места их расположения. В специальном пункте было оговорено, что японские войска немедленно прекращают военные действия и обязываются сохранять и не допускать повреждения судов, самолетов, военного и гражданского имущества. Генеральному штабу предписывалось немедленно издать приказ командующим японскими войсками, а также войсками, находившимися под японским контролем, об обеспечении безоговорочной капитуляции, немедленном освобождении военнопленных и интернированных гражданских лиц союзных держав, обеспечении их защиты, содержания и ухода за ними, а также немедленной доставке их в указанные места. Также были обсуждены вопросы относительно оккупации Японии армиями союзников и процедуры подписания акта о безоговорочной капитуляции Японии.

25 августа 1945 года К.Деревянко вылетел в Манилу, а через два дня получил телеграмму. В ней сообщалось, что он уполномочен от имени Советского ВГК подписать акт о безоговорочной капитуляции Японии.

Высадка американских войск началась в заливе Сагами. 27 августа в 10 часов 30 минут в него вошли корабли 3-го американского флота. 28 августа на аэродроме Ацуги, близ Токио, высадился передовой отряд из 150 человек. 30 августа началась массовая высадка оккупационных войск недалеко от японской столицы и в других районах. У берегов Японии находилось 383 корабля и судна. На авианосцах базировалось 1300 самолетов.

31 августа штаб Макартура передислоцировался в Токио, а 2 сентября 1945 года наступил исторический день окончания Второй мировой войны. Разбитая на море и на суше и окруженная со всех сторон вооруженными силами союзников Япония признала себя побежденной, а ее государственные и военные представители подписали акт о безоговорочной капитуляции.

Церемония подписания акта происходила на борту американского линкора «Миссури» в Токийском заливе. Недалеко от него находились американские линкоры «Айова», «Южная Дакота», английские — «Георг» и «Георг Йоркский». Здесь же на рейде можно было видеть различные военные корабли Австралии, Голландии, Канады, Новой Зеландии.

К борту линкора «Миссури», на котором развевались флаги союзных держав, первым подошел эсминец, на борту которого находился генерал Макартур. За ним на линкор поднялись представители других союзных держав, прибывшие подписать акт: от имени Соединенных Штатов Америки — адмирал Ч.Нимиц, Китая — гоминьдановский генерал Су Юн-чан, Великобритании — адмирал Б.Фрейзер, Советского Союза — генерал К.Деревянко, Австралии — генерал Т.Блэйми, Франции — генерал Ж.Леклерк, Голландии — адмирал К.Халфрих, Новой Зеландии — вице-маршал авиации Л.Исит, Канады — полковник Н.Мур-Косгрейв.

Американские матросы устроили советской делегации бурную овацию. Это было выражение глубокой симпатии и уважения к нашему героическому народу, внесшему неоценимый вклад в дело освобождения народов от фашистского рабства.

Обстановка, при которой происходило подписание акта, была очень простой. Небольшой стол, покрытый зеленым сукном, две чернильницы, два стула, стоявшие друг против друга и микрофон. На столе разложили листы с текстом акта на английском и японском языках.

К борту линкора японская делегация была доставлена на американском эсминце «Лэнсдаун» в 8 часов 55 минут. В нее входили министр иностранных дел Мамору Сигэмицу, представлявший правительство, и генерал Умэдзу — императорскую ставку. В течение пяти минут японцы стояли под суровыми взглядами представителей союзных стран, присутствующих на корабле.

В 9 часов 04 минуты после краткой речи Макартур жестом пригласил японскую делегацию к столу. По меткому высказыванию одного из журналистов, она была как бы группой, участвующей в похоронной процессии. Сняв черный цилиндр и начав подписывать акт, Сигэмицу вздрогнул. И здесь ему не повезло — автоматическая ручка не действовала. Догадливый секретарь быстро подсунул ему другую ручку, и тот торопливо поставив подпись, отошел в сторону. То же сделал и начальник генерального штаба армии генерал Йосидзиро Умэдзу.

От имени союзных держав акт подписал вначале генерал Макартур. Он достал из кармана десяток авторучек и подписал документ с английским текстом одной ручкой, а японский текст — другой.

Когда к столу подошел генерал Деревянко, представитель Союза Советских Социалистических Республик, взоры всех присутствующих, фото- и кинокамеры были направлены на него и членов делегации генерал-майора авиации Н.Воронова и контр-адмирала А.Стеценко.

> Кузьма Николаевич достал из кармана автоматическую ручку и неторопливо, с достоинством поставил свою подпись под историческим документом.

Виталий Кузьмич, сын К.Деревянко, вспоминает: «Известный советский фотожурналист Виктор Антонович Темин (присутствовавший при подписании акта о безоговорочной капитуляции Германии и о казни военных преступников в Нюрнберге. — Л.П.), бывший в то время специальным корреспондентом газеты «Правда», подарил мне фотоснимок, на котором изображен момент подписания акта генералом Деревянко. При этом он рассказал следующую любопытную историю о рождении этого снимка.

Около 500 корреспондентов со всех концов мира прибыли на линкор «Миссури». Каждому из них было указано место для съемки. Советских журналистов поставили примерно в 70 метрах от стола, где предстояло подписание акта.

— Такое расстояние не устраивало, — рассказывал Темин, — тем более что у меня не было телеобъектива. Съемка могла провалиться.

Удалось уговорить американского солдата из охраны, и он пропустил меня.

Лучшие места занимали кинооператоры и фотокорреспонденты американских агентств. Темин подошел к ним и начал было готовиться к съемке. Но тут появились два американских офицера и в категорической форме попросили его удалиться.

— Это место закуплено американским агентством за десять тысяч долларов, — сказали они. — Просим, сэр, покинуть его или солдаты выбросят вас за борт.

— Чувствую, дело принимает серьезный оборот, — продолжал рассказ Виктор Антонович. — Что же делать?

К счастью, в это время на борт линкора поднялась советская делегация. Темин подбежал к генералу Деревянко и негромко сообщил: «Мне не дают места для съемки». «Пристраивайся к нам», — не оборачиваясь сказал Кузьма Николаевич. Навстречу им вышел генерал Дуглас Макартур. Представив членов советской делегации, К.Деревянко, показывая на Темина, сообщил:

— Мой специальный фотокорреспондент. — И, обратившись к Виктору Антоновичу, спросил: «Где вам удобнее расположиться?».

— Вот здесь, — ответил Темин и показал на то место, с которого его удалили американские офицеры.

— Надеюсь, генерал, вы разрешите, — попросил Макартура Кузьма Николаевич.

— О’кей! — кивнул тот и широким взмахом руки как бы отсек офицеров, следовавших по пятам советского фотокорреспондента.

— Таким образом, трюк бизнесменов, раскошелившихся за место на палубе «Миссури», благодаря находчивости Кузьмы Николаевича, завершился провалом, и наш журналист получил отличное место для съемок.

Так закончил свой рассказ Виктор Темин, чей знаменитый фотоснимок, сделанный на палубе линкора «Миссури», побывал на страницах газет и журналов всего мира (В.Деревянко. Солдат, генерал, дипломат. — Днепропетровск, изд-во «Промінь», 1971. С.139—141).

Церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции продолжалась 20 минут. Получив копии документа о капитуляции, японская делегация отбыла с «Миссури». Вслед за этим представители союзного командования начали принимать капитуляцию японских войск в различных районах Тихого океана, Китая, Юго-Восточной Азии. Эта процедура растянулась на несколько месяцев.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно