«МЫ НЕ СТЕСНЯЕМСЯ БЫТЬ «РЕЛИКТОВЫМИ СТУДЕНТАМИ»

16 января, 2004, 00:00 Распечатать

Впервые увидев в аудитории эту немолодую пару, я поначалу решила, что к кому-то из студентов пришли родители...

Впервые увидев в аудитории эту немолодую пару, я поначалу решила, что к кому-то из студентов пришли родители. И лишь присмотревшись, поняла, что они здесь учатся. Супруги Лидия и Станислав Добровольские в шутку называют себя «реликтовыми студентами»: поступили в университет, когда обоим было уже далеко за сорок. Но не только возраст выделяет их среди других учащихся. Добровольские — инвалиды по зрению: у Лидии Николаевны — 1- я группа, у Станислава Петровича — 2-я. И все-таки, они решили учиться…

За границей никого не удивляет то, что люди с теми или иными физическими недостатками поступают в учебные заведения, овладевают самыми разными специальностями, получают дипломы и устраиваются на престижную и хорошо оплачиваемую работу. У нас же инвалидность зачастую становится серьезной преградой на пути к высшему образованию. Тем удивительнее пример семьи Добровольских.

Лидия Николаевна и Станислав Петрович считают, что желание учиться жило в них всегда, с самого детства. Оба — инвалиды по зрению с рождения. И тем не менее Станислав Петрович сумел окончить обычную школу, причем с хорошими и отличными оценками. Ему очень помогали мама-учительница, одноклассники. Получив аттестат, юноша загорелся мечтой о профессии программиста, хотел заниматься компьютерами. Но этому не суждено было осуществиться. Станислав дважды пытался поступить в институт — сначала народного хозяйства, затем в КПИ. Но везде ситуация разворачивалась по одному и тому же сценарию. Юноша так боялся признаться окружающим в своем плохом зрении — а вдруг из-за этого не примут! — что всячески старался это скрыть. Но хотя и садился на первую парту, все-таки даже с самыми сильными очками не мог рассмотреть, что написано на доске. Приходилось просить кого-то из соседей прочитать ему задание или написать на листке. На это уходило драгоценное время, которое он мог бы потратить на подготовку к экзамену, отсюда и потерянные баллы. Станислав Петрович уверен: если бы в вузах тогда создали хотя бы минимальные условия для слабовидящих абитуриентов, он наверняка бы поступил. В результате пришлось распроститься с мечтой о высшем образовании.

Поступил в лесотехнический техникум, о чем нисколько не жалеет. Несмотря на то что большинство дисциплин мог воспринимать лишь на слух, способный юноша учился легко и с удовольствием. Единственный предмет, который ему не давался, — черчение. В самом деле, как может человек, имеющий лишь несколько процентов зрения, сделать точный чертеж? Видя, как парень старается, преподаватель вынес вердикт: «Станислав, вы знаете теорию на «5 с плюсом», а вот практику на «3 с минусом», поэтому в сумме я поставлю вам «4», думаю, это будет справедливо.» Станислав Петрович до сих пор вспоминает те годы, как самые веселые и беззаботные в жизни. Вскоре после окончания техникума судьба привела его в Белую Церковь, на предприятие УТОС, где они познакомились с Лидией Николаевной. Судьбы молодых людей оказались в чем-то похожими: после школы Лида также безуспешно пыталась поступить в институт, хотела стать педагогом или работником культуры. Вскоре они поженились, затем родился сын Игорь. К счастью, у мальчика не оказалось никаких проблем со зрением, он рос здоровым, смышленым и радовал родителей. Семейные заботы отодвинули мечты о высшем образовании куда-то на второй план. Казалось бы, навсегда. Но тут вмешался его величество случай…

— У наших знакомых дочь собиралась поступать в вуз, и они попросили меня зайти в местный университет, узнать условия приема, — рассказала Лидия Николаевна. — В Белой Церкви я живу уже 28 лет, так что могу ходить по улицам и без посторонней помощи — просто знаю их наизусть. Без труда нашла открытый международный университет развития человека «Украина» и узнала, что здесь есть факультет, который готовит социальных работников. Меня очень заинтересовала программа обучения — много занятий по психологии, педагогике, праву. Все эти дисциплины были мне реально необходимы. В УТОСе меня несколько лет подряд выбирали председателем цехового комитета, и наши сотрудники — а их около 200— часто обращались ко мне с теми или иными проблемами. Кстати, когда я ушла в отпуск по уходу за ребенком, на эту же должность выбрали Станислава, так что нам обоим часто приходилось общаться с людьми, консультировать, помогать им в самых разных вопросах — и производственных, и личных, и семейных. Обычно мы делали это исходя из собственного жизненного опыта, интуиции, а вот полученные в университете знания помогли бы подняться на качественно иной уровень. Поэтому я сразу же загорелась идеей поступить на факультет социальной работы. Причем решила, что учиться мы должны вместе с мужем. Ведь сразу было ясно, что он будет мне помогать записывать лекции, готовиться к экзаменам, потому что видит немного лучше, да и вообще мы привыкли все делать сообща. Так что фактически мы в любом случае заниматься будем вместе, а вот диплом получит только один. Согласитесь, это было бы несправедливо и нерационально. Поэтому я стала уговаривать мужа. Станислав Петрович хотя и не сразу, но принял мои доводы и согласился. Решили учиться заочно, дабы не прерывать рабочий стаж, который к тому времени составлял на двоих уже без малого 50 лет.

А вот в родном УТОСе их решение поначалу восприняли неоднозначно. Многие сотрудники считали, что супруги лишь зря потратят время и силы: ну, зачем нужен диплом вполне состоявшимся и к тому же немолодым людям? Примерно так же рассуждал и кое-кто из родственников Добровольских. Единственным, кто сразу принял их решение «на ура!», оказался 12-летний сын Игорь.

Когда первокурсники Добровольские пришли в университет, то, по их собственному признанию, больше всего боялись снисходительного к себе отношения — как со стороны однокурсников, так и педагогов. Инвалиды, да еще и в возрасте, действительно, могли бы вызвать неоднозначную реакцию. Но, к счастью, ничего подобного не случилось, со всеми установились ровные приятельские отношения. Возможно, сказалось то, что в группе собрались, в основном, взрослые, уже работающие люди. Они знали жизнь не понаслышке, понимали, как много существует проблем, поэтому не задавали бестактных вопросов. Не было никаких поблажек на зачетах и экзаменах. Хотя конспект у Добровольских один на двоих, учатся супруги по-разному. Станислав Петрович — круглый отличник по всем предметам, преподаватели ставят его в пример другим студентам. А вот у Лидии Николаевны четверки по биологии, иностранному языку. Троек, а уж тем более «неудов» за три года учебы не было ни разу.

Кстати, отношение к ним коллег и сотрудников из УТОСа тоже переменилось: вслед за Добровольскими в университет поступили уже четыре человека!

— Желание получить образование есть у многих, но не все решаются реализовать его. Кого-то пугают психологические трудности, кого-то экономические. Но видя перед собой пример семьи Добровольских, люди все-таки отваживаются на серьезный шаг, — говорит проректор университета «Украина» по Белоцерковскому региону Петр Шишковский. — Сейчас в нашем университете учатся 33 студента с ограниченными возможностями. Казалось бы, цифры не такие уж и большие, но за каждой — непростая человеческая судьба. Есть ребята с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, ДЦП, инвалиды по зрению, колясочники. Тем, кто заканчивает университет без троек, мы помогаем трудоустроиться. На сегодняшний день уже шестеро наших выпускников-инвалидов работают по специальности.

В вузовском альбоме на одном из почетных мест — фотография юноши в инвалидной коляске и с новеньким дипломом в руках. Это бывший студент Юрий Бондарь, который в прошлом году закончил факультет правоведения. До 17 лет Юра был здоров, но все перечеркнул неудачный прыжок с моста в реку. Лихачество привело к тяжелейшему перелому позвоночника. С тех пор он может передвигаться лишь на коляске. Во время учебы Юру поддерживали однокурсники: приносили домой контрольные, конспекты, книги, помогали матери привозить и отвозить его с занятий. Знание юриспруденции помогло молодому человеку открыть собственный бизнес, который сейчас довольно успешно развивается.

— Студенты очень доброжелательно относятся к учащимся с особыми потребностями, стараются помочь, поддержать. И все же поначалу некоторые испытывают психологические трудности, — рассказала педагог-организатор Наталья Гончарова. — Сказывается то, что большинство инвалидов обучались до этого дистанционно, то есть к ним домой приходили учителя. Например, один из студентов рассказал мне, что учился дома, хотя физическое самочувствие и позволяло посещать школу. Просто у него появился определенный психологический барьер, он опасался неприятия, насмешек сверстников. Но в нашем университете, увидев, что никто не концентрирует внимание на его физическом недуге, он быстро втянулся в общественную жизнь. Очень многие выбирают факультет правоведения, потому что часто сталкиваются с фактами нарушения своих прав различными инстанциями и хотят научиться защищать интересы инвалидов. Популярен и факультет социальной работы, потому что многие абитуриенты хотели бы работать с людьми, умеют и любят общаться с ними.

В студенческой среде уже стало традицией помогать однокурсникам. Например, одному мужчине-колясочнику возят нужную литературу домой по очереди. Сейчас на первом курсе факультета правоведения учится незрячая Светлана Косенко. Девушка ослепла после окончания 11 класса, сейчас одна воспитывает дочку и, несмотря ни на что, надеется на лучшее. Светлана упорно учится, пишет интересные и необычные стихи. Главная сложность в том, что ей приходится ездить в университет из Умани и она нуждается в постоянном сопровождении. Сейчас педагоги и студенты хотели бы помочь ей приобрести компьютер, чтобы организовать дистанционное обучение на дому. Президент студенческого парламента Александр Тарасенко сообщил мне, что недавно они провели акцию с целью собрать для Светы деньги на компьютер.

Впрочем, некоторые инвалиды предпочитают не говорить о своих проблемах, чтобы не вызывать к себе особого отношения, не хотят выделяться из обычной студенческой среды. Они хотят быть такими же, как все, и это — тоже их право, к которому здесь относятся с уважением.

— Я считаю, что давно пора более активно интегрировать людей с особыми потребностями, инвалидов в обычные школы и высшие учебные заведения. Многие из них вполне могли бы учиться наравне с другими. Просто необходимо создать им подходящие условия для обучения. К примеру, если это колясочники — оборудовать подъезды, специальные лифты. Для незрячих и слабовидящих — создать специальные компьютерные программы, дать возможность пользоваться диктофонами и т. д. Интеграция нужна не только больным, но и здоровым, — говорит Станислав Добровольский. — По собственному опыту знаю: у многих инвалидов, учившихся в спецшколах, развивается психология потребителей. Их с самого детства чрезмерно опекают, отсюда и некоторая инфантильность. Даже став взрослыми, они не торопятся что-то делать для себя, полагаясь на помощь государства и социальных служб. К тому же появляется и психологический барьер в общении со здоровыми людьми. Интеграция помогла бы избежать этих проблем.

По признанию Добровольских, учеба изменила их жизнь: появилось больше уверенности в себе, стремление к большему. Без трех лет, проведенных в университете, они вряд ли рискнули бы начать собственный бизнес, так и довольствовались бы скромной зарплатой в УТОСе. Сегодня они организовали продажу учебно-методической литературы в одной из школ города. Перед тем как заняться этим, были сомнения и колебания, ведь прежде они никогда не занимались торговлей. Сумеют ли справиться с юридическими и организационными трудностями, найти подход к школьникам, учителям, родителям?.. Но занятия по психологии бизнеса, педагогике, праву дали свои плоды. К тому же, очень по душе пришлась работа в школе.

Сейчас каждый день студентов-заочников расписан по минутам: в семь утра они уже спешат к своим стеллажам, раскладывают книги, пособия, канцелярские товары. На переменах здесь шумно и многолюдно: дети просят подобрать необходимый учебник или удобную тетрадку, педагоги подыскивают методическую литературу. Наблюдая за Добровольскими со стороны, нетрудно заметить, что продавцам приходится низко наклоняться над мелочью, чтобы правильно отсчитать сдачу. Но ни разу не было случая, чтобы кто-нибудь воспользовался этим в своих целях. Наоборот, дети стараются чем-то помочь им, подсказать.

Ну а для подготовки к сессии остаются только вечера. Семья ютится в однокомнатной квартире, где, кроме них с сыном, живет еще и пожилая мама Лидии Николаевны. Так что за единственный письменный стол домашние между собой воюют. А процесс подготовки к экзаменам идет так: супруги по очереди читают вслух конспекты и книжки. Поскольку обоим читать довольно трудно, приходится часто подменять друг друга. Выручают хорошая память и настойчивость. Оба очень стараются: ведь будет обидно, если придется признаться сыну, что получили тройку.

— Возможно, мы и «реликтовые студенты», — смеются Добровольские. — Но вовсе не стесняемся этого!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно