МУЖЧИНА И КУЛИНАРИЯ

9 февраля, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск №6, 9 февраля-16 февраля

Всем известна поговорка, что «путь к сердцу мужчины лежит через желудок». И действительно, ни одна ...

Всем известна поговорка, что «путь к сердцу мужчины лежит через желудок». И действительно, ни одна женщина, которая воспринимает кухню чаще всего, как повседневную обременительную обязанность, никогда не относилась к приготовлению и потреблению пищи столь трепетно, как это делают мужчины.

В художественной литературе описано немало курьезных моментов, рассказывающих об отношении мужчин к еде. Например, в романе Г.Мелвилла «Белый бушлат»: «Тревожное, даже жуткое мгновение. Руки у меня тряслись. Все взоры были устремлены на меня. Честь моя и доброе имя были поставлены на карту. Положив пудинг на колени, я стал легонько подбрасывать его, как нянька, баюкающая младенца, и осторожно высвобождать из мешка. Возбуждение росло по мере того, как я отворачивал парусину; величайших пределов оно достигло, когда пудинг вывалился в миску… Бам! Он упал, как человек, сраженный наповал во время мятежа. Проклятие! Он был тверд, как каменное сердце грешника, и жесток, как петух, трижды прокричавший в то утро, когда Петр отступился от Христа…

Один из присутствующих предложил повесить роковой пудинг мне на шею, наподобие мельничного жернова, и списать меня за борт. Да что говорить, вина моя была очевидна, и с тех пор пудинг этот тяжелым грузом лег мне на желудок и на сердце».

Несмотря на то, что мы часто видим по телевизору шоуменов, запросто манипулирующих среди соусников и поварешек, наблюдаем за работой мужчин-поваров в дорогих ресторанах, для многих слова «мужчина и кухня» по-прежнему находятся в непривычной взаимосвязи. А ведь мужчины оставили гораздо более значительный след в кулинарии, чем женщины.

Майонез, без которого мы не можем себе представить сегодняшнее меню, возник благодаря одному герцогу из рода Ришелье. Когда в 1757 году порт Маон на острове Менорка (Балеарские острова, Испания) был осажден англичанами, у французов из продуктов питания остались только яйца и растительное масло. Командующий герцог Ришелье, которому порядком надоели ежедневные омлеты, вызвал к себе повара и приказал приготовить из яиц и растительного масла какое-нибудь другое блюдо. Находчивому повару пришла в голову мысль смешать сырые яйца с растительным маслом. Это кушанье он показал герцогу, который пришел в восторг. Соус, рожденный в Маоне, назвали маонезом, именно от него и произошел нынешний майонез. Имя повара, изобретшего пикантную приправу, к сожалению, неизвестно, но его майонез знает весь мир.

«Вряд ли какой-нибудь повар в Париже или Неаполе сумеет так приготовить макароны, как Россини», — писал в 1854 году журнал «Москвитянин». Речь шла об итальянском композиторе Россини.

Как-то он признался, что плакал всего два раза в жизни — когда впервые услышал игру Паганини и когда уронил блюдо приготовленных им макарон. Записывая шуточные фортепьянные миниатюры, композитор давал им названия — «Зеленый горошек», «Масло, редька, анчоусы, пикули»…

Александр Дюма-отец был знатным гастрономом. Впрочем, как и вдумчивым историком. И, видимо, поэтому заинтересовался тюрбо. Не только из-за отменного вкуса, но и потому, что воображение его увлекла история этого блюда. Оказывается, в римском сенате шла речь о камбале, и Ювенал писал сатиры на римских богачей, объедавшихся тюрбо. Об этом Дюма сообщил в «Большом кулинарном словаре» — последнем своем труде.

А вот о густом соусе Бомарше писатель не обмолвился ни словом, потому что Бомарше, автор «Севильского цирюльника» и «Свадьбы Фигаро», тут ни при чем. Густой соус — наследие московского повара-француза, как и знаменитый салат, носящий имя своего создателя — московского повара Оливье.

Описывая свои охотничьи и кулинарные приключения на Кавказе, Дюма не без гордости заметил: «Князь и его слуги и не подозревают, что я имею одинаковую способность владеть пером, ружьем и уполовником. Если бы мы продлили свое пребывание, кончилось бы тем, что мы «накормили бы весь Поти…»

Дюма был в восторге от шашлыка и собирался дать выведанный им рецепт в своем будущем кулинарном словаре, но поместил его в «Путешествии по Кавказу». Кстати, в его путешествиях роль вертела выполнял шомпол карабина (вместо него предлагалось воспользоваться и очищенной наждаком спицей пришедшего в негодность зонтика).

В «Большом кулинарном словаре» писатель дал много рецептов блюд из баранины. Говорят, его вдохновляли привычки знаменитого актера Эдмунда Кина, евшего мясо быка, когда ему предстояло играть убийц, свинину — для роли тиранов и баранину — для роли любовников.

Долой скепсис! Мужчина и кулинария — не правда ли, нормальное словосочетание? Домохозяйкам и поварихам остается лишь наблюдать за выполнением завета великого француза Наполеона, не допускавшего никаких излишеств, за исключением излишней работы. По его мнению, «как бы мало человек не ел, он всегда ест слишком много. Можно заболеть от переедания, но никогда — от недоедания».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно