Мисхор — для сердца и души

27 августа, 2010, 13:40 Распечатать

Если Крым — «государство в государстве» Украина, а южный берег полуострова — «государство в государстве» АРК, то его сердцем многие считают Мисхор...

Если Крым — «государство в государстве» Украина, а южный берег полуострова — «государство в государстве» АРК, то его сердцем многие считают Мисхор. Это название объединяет клинический санаторий, курорт, пляж и прекрасный парк.

Место это благословенное. Мисхор находится в самой теплой точке ЮБК. Здесь — 276 солнечных дней в году, средняя температура воздуха зимой — 4,3 градуса. Горы, не пропускающие с севера холодные ветры, и море, которое зимой теплее воздуха и согревает его, а летом охлаждает, обеспечивают хорошее кондиционирование.

Мисхор — не только «сердце» Мисхорского курорта, но и его «легкие». Тут особый микроклимат. Его обеспечивает 18,2 гектара живописного субтропического парка конца XVIII века. Мисхорский парк создавался на месте бывшего леса и включает экзотические уголки природы — скалистые выступы, каменные глыбы, живописные бухточки. Но главная его ценность — деревья: кипарисы, кедры, сосны, лавр, тис, секвойя, магнолия, миндаль, самшит, орех, дубы и маслины. Всего около 300 видов представителей растительного мира, родина многих из них — далекие страны. Через парк проложена кипарисовая аллея — одна из самых длинных на ЮБК, а в центре — пальмовая аллея, заложенная еще княгиней Нарышкиной. «Содружество» уникального микроклимата, поддерживаемого растениями парка и солями морского происхождения, превращает Мисхор в гигантский ингаляторий естественного происхождения.

Неудивительно, что расположенный здесь клинический санаторий «Мисхор» — один из лучших в Украине. Его история берет свое начало с дачи купцов Токмаковых. После Октябрьского переворота партийная верхушка Страны Советов решила, что неплохо бы иметь место для отдыха в Крыму. Так купеческая дача в 1922 году превратилась в дом отдыха для работников искусств «Рабис». Увы, здание дачи не сохранилось, теперь здесь памятник Горькому. А идея использовать эти места для оздоровления получила свое логическое продолжение — санаторий «Мисхор» не только стал широко известен в СССР, но и смог выжить после распада Союза, в лихие 90-е, «вписаться» в рыночную экономику и преодолеть трудности нашего времени. На протяжении более чем трех десятилетий хлопотным хозяйством из трех корпусов для отдыхающих на 1114 мест, курортной поликлиникой, пляжем, клубами-столовыми и другими объектами бессменно руководит династия Мешковых. Сначала отец Виктор Николаевич — более четверти века, а последние 18 лет его сын Владимир, — Мешковы крепко связали свои судьбы с историей санатория «Мисхор», и сын достойно продолжает дело отца.

— Как возглавляемому вами коллективу удается выполнять роль клинического санатория? Насколько это трудно? Что для этого нужно? За счет чего смогли выжить в трудные времена? — с этими вопросами мы обратились к главному врачу клинического санатория «Мисхор», кандидату медицинских наук, доктору экономических наук Владимиру МЕШКОВУ.

— Наш санаторий строился всем Союзом для всего населения СССР. После 1991 г. картина резко изменилась: заполняемость огромных здравниц упала до 20%. Чтобы выжить, мы приняли программу, основные направления которой — модернизация и развитие лечебной базы, энерго- и ресурсосбережение, ремонт и переоснащение номеров, социальные гарантии коллективу.

Місхорський парк — окраса курорту Фото: Надежда Гоцуенко
Місхорський парк — окраса курорту Фото: Надежда Гоцуенко
Главной проблемой стал поиск источников финансирования. Ведь заемные средства дорогие, а спрос на услуги санатория приобрел сезонный характер. Поэтому взялись за экономию. Установили собственные котельные и три гелиосистемы, преобразующие солнечную энергию в тепловую, что позволило сэкономить более
600 тыс. грн. в год. Они понадобились для решения других задач. Например, раньше капремонты в санаториях делались только плановые, в остановочном порядке и на неопределенное время. Мы выделили для ремонта номеров несколько этажей с декабря по апрель. Все задачи выполняли специально обученные сотрудники санатория. Так мы одновременно обеспечили занятость персонала в межсезонье, сократили затраты на строительные работы и получили возможность контроля за качеством и сроками. Итог — за 10 лет сделан полный ремонт всех номеров, 70% из них присвоен статус «повышенной комфортности» (этот термин в отношении номерного фонда впервые появился в нашем санатории, соответствующее положение о нем зарегистрировано в «Укрпрофздравнице»).

— Но самый лучший ремонт сделает из учреждения лишь гостиницу, если не поддерживать медицинскую базу…

— Наше лечебное отделение — основной элемент конкурентоспособности «Мисхора». Здесь капитально отремонтированы все помещения и кабинеты, заменено все медоборудование. Работы велись при поддержке сотрудников кафедры физиотерапии, климатологии и медреабилитации Крымского госмедуниверситета. В лечебном корпусе внедрены в практику разработки, касающиеся оптимизации воздушной среды биогенными компонентами растений и их влияния на человека. Широко применяются электрофорез мирамистина, электрофорез и ингаляции с даларгином. Впервые на климатическом курорте в результате наших исследований появилась новая лечебная минеральная вода «Савлух-Су» с уникальными терапевтическими свойствами. Также впервые в санаторно-курортной практике был создан инновационный центр, за несколько лет деятельности которого зарегистрировано 19 патентов на изобретения. Здесь разработаны тренажер глубокого дыхания и аппарат для стерилизации морской воды.

Полностью модернизировано ванное отделение на 20 ванн (ручные, ножные, сидячие, душ Виши). При перестройке плавательного бассейна его водная поверхность увеличилась, установлены водные аттракционы, вспомогательные бальнеотерапевтические устройства. Построены три детских плескательных бассейна, комната спелеотерапии, бювет минеральной воды, переоснащены клинико-биохимическая лаборатория, кабинет функциональной диагностики. Капитально отремонтированы с заменой медоборудования ингаляторий, кабинет ароматерапии, тепло- и озокеритолечения, отделение физиотерапии.

Только в «Мисхоре» применяются технологии оздоровления, включающие полный комплекс растительных компонентов (массаж с эфирными маслами, ароматические ванны, фонофорез с растительными компонентами, ароматерапия, аппликации растительных восков), механическая рефлексотерапия, нейросоматическая гармонизация, аудиогенная релаксация. Применяются технологии «нордической ходьбы» и биологически обратной связи (БОС) — уникальной методики, позволяющей с помощью компьютера управлять процессами коррекции и регулирования дыхания и работы сердца. Есть немедикаментозные программы индивидуального лечения бронхиальной астмы и бронхитов у взрослых и детей, гипертонической болезни, нейроциркуляторной дистонии, остеохондроза, артрозов-артритов, варикозной болезни, хронического стресса, ишемической болезни. Исключительно успешно функционирует у нас на пляже детский аквапарк, вызывающий у всех громадный интерес.

— Это подтверждает роль «человеческого фактора»?

— Взаимоотношения руководства и трудового коллектива — важная составляющая конкурентоспособности. Взаимные обязательства закреплены в коллективном договоре, признанным лучшим в отрасли в 2009 г. В соответствии с ним администрация гарантирует работнику постоянную занятость (средняя зарплата в 2010 г. — свыше 2150 грн.), оплату повышения уровня квалификации, выплату материальной помощи (в том числе и на оздоровление), горячее питание на время работы в ремонтно-строительной бригаде, выделение средств на летнее оздоровление детей, предоставление бесплатного лечения на базе лечебного отделения, адресной помощи работникам, ушедшим на пенсию, доставку сотрудников на работу и с работы, выплату единовременно 5000 грн. при рождении ребенка, пособий на погребение, материальное поощрение к юбилеям, при выходе на пенсию, родителям первоклассников и выпускников школ, пособие детям-инвалидам, добавку двух дополнительных дней к отпуску в случае отсутствия больничных в течение года.

— Какие потери все-таки были нанесены? В какой мере сохранен коллектив и многолетние наработки? Есть ли проблемы?

— К счастью, клинический санаторий «Мисхор» за последние два десятилетия не понес больших финансовых, имущественных и кадровых потерь (текучесть кадров не превышает 1,5—3%). Но с каждым годом сохранить потенциал все тяжелее. Основные проблемы — это земельные отношения, взаимоотношения с местным органом власти при получении согласований на проведение строительных и ремонтных работ, функционирование пляжей, при регистрации прав собственности. Наиболее выражен земельный и имущественный беспредел, когда любыми способами пытаются завладеть рекреационными территориями. Зачастую это происходит при «опеке» работников правоохранительных органов. При том, что теневые, коррупционные структуры наращивают финансовые силы. Процветает незаконная торговля, угрожающая здоровью людей и ничего не дающая бюджетам курортных поселков.

— Какие коррективы, по-вашему, должны внести центральная и местная власти, чтобы санатории могли полноценно развиваться?

— Надо менять бюджетный кодекс и другие акты, регулирующие экономические взаимоотношения и механизмы, перекрывать в текстах законов коррупционные лазейки. Иными словами, принимать действенные законы, разделяющие власть и бизнес, усиливающие реальную роль и значение общественного контроля за властью. Коррективы необходимы и в налогообложении рекреационных земель, касающиеся регулирования платы за землю в зависимости от сезона на климатических курортах. Следует ввести отмененный ранее курортный сбор и направлять средства на содержание и восстановление государственных парков.

— Какова ситуация с прилегающим к санаторию парком, угрожает ли ему что-нибудь и какую идеологию вы избрали для его защиты? Кто в этом помогает и кто мешает?

— Было время, когда мы шли навстречу руководству парка, помогали с поливом, трудоустраивали его сотрудников, участвовали в ремонте, установке насосов и цветомузыки в парковом фонтане… Но потом поняли, что парк дерибанится, и не сочли возможным продолжать отношения, напоминающие улицу с односторонним движением. Руководство парка должно быть более прагматичным, думать о пользе дела.

Наши парки — общегосударственные. Но управление ими может происходить по-разному. Если отсутствует управление государственное, то появляется другое, ставящее во главу угла принцип: «собрать деньги» с помощью захвата парковых земель для их дальнейшей застройки. Это приведет к тому, что курорт перестанет существовать. Надо создать механизм по модернизации и реконструкции уже имеющихся объектов, а не заниматься раздачей земли под частное строительство, не имеющее к рекреации никакого отношения. Ведь кто-то должен развивать инфраструктуру… Через несколько лет, если не прекратится вакханалия частного строительства на ЮБК, мы потеряем курорт. Моя идеология такова: если парки принадлежат государству, то оно должно быть заинтересовано в их сохранности. Мне не понятно, почему не хватает бюджета, чтобы элементарно навести в парке порядок? Нужно проследить, чтобы хватало. Иначе парк, представляющий историческую ценность (ему более 200 лет), в конце концов разберут по кусочкам. Сейчас вот, к слову, там стоит строительный кран, часть территории огорожена забором. Какие еще нужны свидетельства, чтобы дошло наконец: парки — государственная, а не частная собственность?

— А как вообще решаются проблемы с землей, включая пляжи?

— Свободных земель на ЮБК практически нет. Поэтому занимаются участки или рекреационные, или каких-нибудь предприятий. То же и в Мисхоре. Санаторно-курортные предприятия не могут уладить земельный вопрос с поселковым советом. Землю пытаются отобрать всеми правдами и неправдами. Так, стало известно, что подставные лица получили разрешения, чтобы собрать нужные документы и узаконить 90 земельных участков. Цена вопроса доходила до 50 тыс. долларов за сотку. Я сказал об этом на сессии Ялтинского горсовета, депутатом которого являюсь, поднялся шум, и незаконные решения были приостановлены.

Особенно дорога территория, занятая пляжами и пляжными сооружениями. Такие сооружения, пирсы, подпорные стенки — на балансе Крымского противооползневого управления. За годы существования этой организации мы никак не ощутили, что вложены хоть какие-то средства в содержание перечисленного имущества. Тем не менее, от санаториев постоянно требуются средства (речь идет о миллионах) на «содержание пляжей». Договоры составлены туманно, чтобы санатории не смогли их выполнить и можно было бы пригласить третью сторону. Возможно, отдыхающие однажды придут на пляж и увидят его рейдерский захват...

Показательно то, что такая стратегия касается, в основном, именно лечебных пляжей, благоустроенных наилучшим образом. Между тем ответ прост: земля (т.е. пляж) находится в аренде, а пирсы и пляжи не могут быть предметом собственности.

Впрочем, «метания» желающих воспользоваться крымской землей с максимальной выгодой объяснимы. Дошло до того, что местные советы передали, коммунальные пляжи (предназначенные для своего же населения) в аренду частникам (с перспективой полного завладения), и Крым практически остается без коммунальных пляжей. Результат — деньги за их аренду где-то «растворяются», а у местных жителей и «дикарей» нет выходов к морю.

Поразительно то, что основными «виновниками» такой ситуации выставляются санатории с их ведомственными пляжами. Людям внушают: вот пусть санатории откроют свои пляжи, и проблема решится. Но ведь эти пляжи санатории арендуют, выплачивая за аренду немалые средства, мы ухаживаем за территорией, а это — дополнительная финансовая нагрузка. Вышло даже постановление Совмина АРК, касающееся коммунальных (но не ведомственных) пляжей. Впрочем, каждый понял этот документ по-своему. Например, «заинтересованным лицам» выгодно считать ведомственные пляжи как бы незаконными. Неудивительно, что при такой двусмысленной ситуации, когда знаковые документы власти столь невнятны, что их можно трактовать, как кому хочется, появляются сомнительные организации, использующие прорехи в законодательстве и пытающиеся прибрать к рукам ведомственную землю.

— Что же надо предпринять, чтобы разница между коммунальными и ведомственными территориями, включая пляжи и парки, стала, наконец, ясна всем?

— Изменить законодательство о местном самоуправлении. Например, из соответствующего закона выходит, что власть должна сама… принять решение о своей замене в случае своей же неудовлетворительной работы. Вы видели, чтобы чиновники добровольно отказывались от доходных мест? Общественность же не имеет реальной возможности повлиять на любую ветвь власти.

…Надо признать, что у Владимира Мешкова — широкий и требовательный взгляд на дело, его он перенял от отца. Автора и соавтора ряда научных монографий, критически осмысливающего состояние санаторно-курортного лечения, волнует то, что уникальные условия ЮБК не полностью используются для рекреации, а развитие отрасли, связанное с понятием «курортно-туристическое обслуживание», не может удовлетворить возрастающие запросы людей. Организация рекреации, полагает В. Мешков, превратилась в отрасль, направленную в основном на отдых, развлечения и — получение прибыли. В то время как экология, старение населения, возросший темп жизни требуют укрепления здоровья людей. Владимир Мешков считает, что следует не снижать долю санаторно-курортного лечения, а увеличивать ее за счет реабилитации и профилактических мер. Достичь этого можно, если главным фигурантом в курортном процессе будет не земельный махинатор, а курортный врач.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно